1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4135

Смена собственника на срок исковой давности при истребовании имущества из незаконного владения не влияет

При наличии заявления об истечении срока исковой давности, своевременно сделанного лицом, фактически владеющим спорным имуществом, истечение срока давности погашает материальное право на иск об истребовании у него этого имущества независимо от законности владения им (постановление ВАС РФ от 19.01.2011 № 12833/10).

Истечение срока давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (п. 26 пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 12, 15.11.2001 № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Если организация не реализует свое право на защиту в рамках установленного законом срока, суды отказывают в удовлетворении иска.

В настоящее время сложилась вполне определенная практика по вопросам, касающимся истребования имущества из незаконного владения. Однако по вопросу, связанному с течением срока исковой давности для истребования имущества из незаконного владения при смене собственника, единого мнения у судов нет. Так, ФАС Уральского округа в постановлении от 17.11.2008 № Ф09-7311/08-С6 указал, что смена собственника в силу ст. 202 и 203 ГК РФ не является основанием для приостановления или прерывания течения срока исковой давности. Но Арбитражный суд Хабаровского края считает иначе. По его мнению, при смене собственника срок исковой давности начинает течь поновому (решение Арбитражного суда Хабаровского края от 17.03.2010 № А73-13296/2008, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2010 № 06 АП-1996/2010, постановление ФАС Дальневосточного округа от 24.08.2010 № Ф03-5743/2010).

Однако коллегия судей ВАС РФ определила, что позиция Арбитражного суда Хабаровского края, высказанная в этом решении, нарушает единообразие в толковании и применении судами норм права. Поэтому оно было передано в порядке надзора в Президиум ВАС РФ.

Фабула

Спорное здание, принадлежащее РФ и расположенное на территории ЗАО, приватизировано последним по договору аренды. Сделка оформлена свидетельством о собственности. Тем не менее данную сделку в части включения спорного объекта в уставный фонд общества суд признал недействительной. Но здание оставалось во владении ЗАО, поскольку требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки не предъявлялось.

В дальнейшем решением суда иск субъекта РФ, действовавшего от имени собственника — РФ, об истребовании имущества из незаконного владения общества был удовлетворен.

На стадии исполнительного производства стороны утвердили мировое соглашение. По нему ЗАО предоставило помещения в этом здании для лицея в аренду без оплаты.

Параллельно с этим спорный объект был внесен в реестр федерального имущества, закреплен за лицеем на праве оперативного управления, произведена регистрация права федеральной собственности.

В дальнейшем при передаче имущества от РФ региону в передаточном акте отсутствовала запись о спорном здании. Тем не менее регистрация права собственности субъекта РФ и права оперативного управления лицея на данный объект произведена исходя из распоряжения Правительства РФ.

Комиссия, созданная региональной властью, в ходе проверки установила, что общество продолжает пользоваться зданием.

Поскольку ЗАО спорное имущество не возвратило в добровольном порядке, субъект РФ обратился в суд.

Исковые требования

Заявитель обратился с иском об истребовании имущества из незаконного владения общества. Он просил обязать ответчика освободить здание и вернуть его собственнику. Свои требования он обосновал ст. 301 ГК РФ, в соответствии с которой собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Ответчик не признал иск и заявил о пропуске срока исковой давности.

Судебное разбирательство

Удовлетворяя требование истца, суды исходили из того, что с иском обратился надлежащий собственник, не состоящий в обязательственных отношениях с обществом. Субъект РФ ранее не обращался с иском в суд и узнал о нарушении своего права только при его регистрации, в связи с чем срок исковой давности не пропустил.

Суд кассационной инстанции, поддержав решения нижестоящих судов, дополнительно указал, что вступившим в законную силу решением суда ранее обществу отказано в признании за ним права собственности на спорное здание, а также подтверждена действительность свидетельств о регистрации права собственности РФ, субъекта РФ и права оперативного управления лицея.

Позиция ВАС РФ

Президиум ВАС РФ отменил решения судов и указал, что ими неправильно был определен срок исковой давности.

На момент предъявления иска право собственности было зарегистрировано за субъектом РФ. Поэтому он вправе был защищать нарушенное право путем предъявления виндикационного иска к обществу как лицу, владеющему объектом при отсутствии титула. Вместе с тем право на подобный иск переходит к новому собственнику от прежнего с теми возражениями, в том числе по исковой давности, которые имеются у фактического владельца имущества.

Сделка приватизации в части включения объекта в уставный фонд общества признана недействительной, однако требования о применении последствий ее недействительности истцом не были заявлены и судом не применялись. Срок исковой давности по такому требованию уже истек, он составлял десять лет (ст. 181 ГК РФ — в редакции до 26.07.2005). И он не прервался предъявленным ранее иском об истребовании здания, поскольку эти иски не тождественны. Более того, решение суда не было исполнено ввиду прекращения исполнительного производства заключением мирового соглашения, которое было исполнено.

Таким образом, фактически здание не было истребовано у общества, которое продолжало им владеть и распоряжаться — несло бремя расходов, платило налоги, заключало договоры. Независимо от результатов рассмотрения судами споров, связанных с принадлежностью титула на этот объект и последовательной регистрацией титула за различными публичными собственниками, спорное здание оставалось во владении ЗАО. Срок исковой давности на истребование имущества был пропущен уже до момента регистрации права собственности РФ (ст. 196 ГК РФ).

При смене титульного собственника, не владеющего имуществом, исковая давность на его истребование не начинает течь заново. Поэтому в данном случае срок давности исчисляется с момента, когда не регион, а РФ должна была узнать о нарушении права (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Поскольку нарушение права произошло в результате ничтожной сделки приватизации, РФ как сторона по сделке должна была узнать об этом в момент совершения сделки.

Ответчик своевременно заявил об истечении срока исковой давности, начало которого суды определили неправильно. При таких обстоятельствах Президиум в иске отказал.