1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Промышленность притормаживает

Данные Росстата о промышленном производстве в марте оказались ниже ожиданий многих экспертов. Но некоторые аналитики считают, что рост выпуска промышленной продукции все более превышает уровень спроса, что может привести к еще большему торможению роста производства.

В марте промпроизводство возросло в годовом сопоставлении на 5,3%, обновив рекорд февраля (5,8%) как самого низкого значения с января прошлого года. За I квартал к этому же периоду 2010-го прирост составил 5,9% — тоже самый низкий квартальный показатель за названный период. Впрочем, «ЭЖ» не раз напоминала, что с увеличением сравнительной базы предыдущего года удерживать высокие темпы роста промышленности будет все труднее: в феврале прошлого года промышленность выросла на 8,4%, а в марте на 9,8%.

После февральского снижения промышленного производства к предыдущему месяцу на 2% по факту и на 0,1% с исключением сезонного и календарного факторов показатели марта выглядят вполне достойно: прирост на 11,7 и 0,7% соответственно. Правда, март 2010 г. был бодрее: прирост на 12,3 и 1,2% при том, что тогда в феврале снижение промпроизводства к январю составило 1,2% фактически и тоже 0,1% с поправкой на сезонность и календарность.

По видам промышленной деятельности добыча полезных ископаемых возросла в марте на 3,1% в годовом исчислении (6,7% в марте 2010-го), на 10,5% относительно февраля (10,7% соответственно) и на 3,3% за квартал (6,7%). У обрабатывающих производств эти показатели составили соответственно 8,6% (13,1%), 16% (17,7%) и 10,6% (12,1%), в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды — 0,8% (5,4%), –1,9% (–2,7%) и –1% (7,7%).

Прежде всего за счет показателей к предыдущему периоду значительно повеселели данные о выпуске важнейших видов продукции. Так, количество ее наименований, по которым было снижение производства в годовом сопоставлении, сократилось с 35 в феврале до 34 в марте, а к предыдущему месяцу — с 44 до 7. Особенно это касается добычи полезных ископаемых, где в феврале из основных видов продукции только нерудные строительные материалы были в плюсе относительно января. В марте же по всем ним добыча увеличилась.

При относительном благополучии мартовского промышленного роста немало экспертов ожидали от него большего, хотя и признают, что в предвыборный период ждать от производства и всей экономики подвигов не стоит. Правда, по некоторым экспертным оценкам, мартовский рост промпроизводства объективно высоковат.

Так, заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара Сергей Цухло в очередном промышленном бюллетене сообщает, что исходные данные о динамике спроса показали формальное увеличение темпа роста продаж в марте, но очистка от сезонности принципиально скорректировала эти показатели — рост продаж прекратился. Темпы роста спроса снижались весь I квартал, и баланс оценок уровня спроса за этот период из определенно положительного стал нулевым. Такого торможения выхода из кризиса еще не было. Негативная динамика продаж сказалась на прогнозах спроса: после самых оптимистичных кризисных ожиданий в декабре 2010 г. к концу I квартала этого года баланс прогнозов опустился до минимума последних восьми месяцев.

«Российская промышленность сохраняет относительно высокие темпы роста выпуска и оптимистичные планы производства, демонстрирует увеличение масштабов найма работников и намерение продолжить их набор. Но прекращение роста спроса, начавшаяся корректировка его прогнозов и рассогласование динамики продаж и выпуска могут заставить предприятия снизить темпы роста производства», — резюмирует данные мартовского опроса промпредприятий С. Цухло.

Одновременно с показателями мартовского промпроизводства Росстат обнародовал и данные о ценах производителей промышленных товаров. Это тоже хороший индикатор того, что происходит в промышленности. После роста цен производителей на 2,1% в январе и на 3,3% в феврале в марте их повышение резко замедлилось — до 1,3%. Возможно, предприятия действительно почувствовали, что рост спроса на излете и пора быть аккуратнее с накруткой цен. В целом же за квартал они выросли на 6,9% — выше за последние десять лет они взбирались за январь — март только в 2004 г. (на 8,9%). В результате отдельные аналитики пришли к выводу, что этим промышленность отыграла серьезный рост ставок страховых платежей с ФОТ. Пожалуй, не без этого. Но по видам промдеятельности картина неоднозначна.

Больше всего за квартал — на 13,1% — подскочили цены в добыче полезных ископаемых, что живо напоминает о впечатляющем росте в этот период мировых цен на нефть. Кстати, выше цены в добыче поднимались тоже в январе — марте 2004-го — на 19,8%.

В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды квартальные цены увеличились на 11,1% — показатель не ахти какой, за десять лет ниже они поднимались только в 2002 г. (на 5,3%) и в 2006-м (на 9,8%). Причем, как и в прошлые годы, основной их прирост пришелся на февраль, что лишь подчеркивает: в этом промсекторе ничего необычного не произошло — предприятия подняли цены на директивно разрешенный уровень.

В самом масштабном секторе промышленности — в обработке — цены выросли ровно на ту же величину, что и в I квартале 2010 г. — на 3,8%. Выдающимся результатом за десятилетие это не стало. Но, как показывают международные исследования, по ожиданию роста цен на свою продукцию наш бизнес, пожалуй, чемпион мира.