1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1130

Юридическому лицу — смертная казнь

Феноменальное без преувеличения предложение обнародовал на днях Следственный комитет РФ. Он предлагает ввести в России уголовную ответственность юридических лиц. Соответствующий законопроект с изменениями в Уголовный кодекс РФ опубликован на его сайте. Инициатива такова, что у компаний в их «анкетах» может появиться строка о судимости. Да, не удивляйтесь, прежние прерогативы граждан угрожают стать достоянием и организаций. Оценим шансы.

Масштабное воплощение скромной задачи

Немного предыстории. Следственный комитет РФ совсем недавно был сформирован как самостоятельное ведомство с прямым подчинением Президенту РФ. Соответствующий Федеральный закон «О Следственном комитете Российской Федерации» был подписан в конце прошлого года — 28.12.2010 № 403-ФЗ, а в начале этого года Президент РФ своим указом утвердил Положение о комитете (от 14.01.2011 № 38).

Как раз в нем и перечислены основные задачи комитета. Список начинается с таких задач, как оперативное и качественное расследование преступлений, обеспечение законности при приеме, регистрации и проверке сообщений о преступлениях, возбуждении уголовных дел, производстве предварительного расследования; процессуальный контроль деятельности следственных органов и т.п. И уже в конце обозначена задача по «совершенствованию нормативно-правового регулирования в установленной сфере деятельности» (речь идет об уголовном судопроизводстве).

Логичная последовательность. Однако на деле наблюдаем изменение приоритетов.

Спустя всего три месяца после указа Президента РФ Следственным комитетом уже подготовлена законодательная бомба в виде масштабного проекта федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц».

Проект вышел красноречивый. Окунувшись в его текст, можно открыть для себя совершенно новые возможности российского законотворчества. Но перейдем к инициативе.

Буйство фантазии

Следственный комитет предлагает применять к юридическим лицам меры уголовно-правового характера за причастность компании к преступлению.

Предусмотрено два случая причастности:

  • совершение преступления в интересах компании лицом, выполняющим в ней управленческие функции либо осуществляющим в ней фактическое руководство;
  • использование компании указанным лицом в целях совершения, сокрытия преступления или их последствий (например, финансирование преступления с использованием денежных средств или расчетных счетов компании либо заключение сделок от ее имени).

В качестве мер уголовно-правового характера обозначены предупреждение, штраф, лишение лицензии, квоты, преференций или льгот, лишение права заниматься определенным видом деятельности, запрет на осуществление деятельности на территории РФ, принудительная ликвидация.

Введение таких новаций в Уголовный кодекс (в виде отдельной главы 15.2) пахнет поистине переворотом уголовной доктрины личной виновной ответственности. Хотя, по мнению разработчиков проекта, их предложения не противоречат положениям УК РФ. Однако, на наш взгляд, в этом как минимум есть основания усомниться.

Сложности стыковки

Уголовный кодекс гласит, что основанием уголовной ответственности является совершение преступления, предусмотренного УК РФ. При этом в основу уголовной ответственности положен принцип вины (ст. 5, 8 и 19 УК РФ).

Привлечь к такой ответственности запись в ЕГРЮЛ невозможно. Поэтому в законопроекте написано о применении не уголовной ответственности, а иных мер уголовно-правового характера и не за совершение преступления, а за причастность к нему.

Только вот беда в том, что основами уголовного закона этого как раз и не предусмотрено.

Иные меры уголовно-правового характера — это как раз и есть меры именно уголовной ответственности, так же как и наказания. И применяются они за совершение преступления, а не за причастность к нему.

Это прямо следует из ч. 2 ст. 2 Уголовного кодекса: «…Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений».

Изменение этого постулата законопроект Следственного комитета не предусматривает.

Отметим также, что в действующей редакции УК РФ в качестве иных мер уголовно-правового характера предусмотрены принудительные меры медицинского характера, а также конфискация имущества (главы 15 и 15.1). И те и другие применяются именно к осужденным лицам и именно за совершение ими преступления.

Стоит обратить внимание и на ст. 36 УК РФ, в которой содержится правило о так называемом эксцессе исполнителя, то есть совершении исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других со­участников. Правило гласит, что за эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

Что уж говорить о тех, кто не является соучастником преступления, а всего лишь каким-то образом причастен к нему. То есть мы опять возвращаемся к принципу вины — нет ее, нет и уголовной ответственности.

Далее. В законопроекте мерами уголовно-правового характера, которые могут быть назначены юрлицу, названы в том числе штраф и лишение права заниматься определенным видом деятельности.

Вместе с тем в ст. 44, 45 УК РФ штраф и лишение права заниматься определенной деятельностью названы наказаниями, которые могут применяться в качестве как основных, так и дополнительных видов наказаний. А статья 43 УК РФ допускает их применение только в виде наказаний, а не мер уголовно-правового характера. В ней сказано, что наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Что же побудило Следственный комитет инициировать поправки именно в Уголовный кодекс, а не в административное законодательство, в котором они куда более уместны?

КоАП плохой, УК хороший

Создатели документа объясняют, что санкции за причастность юридического лица к преступлению установлены в законодательстве об административных правонарушениях. Например, ст. 19.28 КоАП РФ (незаконное вознаграждение от имени юридического лица) устанавливает ответственность юридического лица за причастность к преступ­лениям, предусмотренным ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) и ст. 291 УК РФ (дача взятки).

Однако, с точки зрения Следственного комитета, возможности установления обстоятельств причастности юридического лица к событию преступления в рамках административного производства весьма ограниченны.

По его мнению, законодательство об административных правонарушениях не предусматривает всего спектра санкций, адекватных общественной опасности рассматриваемого вида преступности, в том числе лишения лицензии, запрета на осуществление определенного вида деятельности, принудительной ликвидации юрлица и др.

Но если считать это минусом КоАП РФ, то почему бы не по­пытаться внести необходимые изменения в него? Зачем трогать Уголовный кодекс?

Основной довод комитета: «...в силу меньшей степени социальной опасности административных правонарушений производство по делам об административных правонарушениях проводится в режиме экономии процессуальных сил и средств, в том числе по упрощенной процедуре, в более сжатые сроки, чем предварительное расследование».

Вот, оказывается, что мешает правоохранительным органам эффективно применять административные санкции.

То есть смена ответственности юрлиц с административной на уголовную, по всей видимости, в корне изменит ситуацию с преступными элементами в ЕГРЮЛ. Ведь тогда Следственный комитет продемонстрирует органам внутренних дел, как следует эффективно выявлять и пресекать нарушения законодательства.

И все-таки

Вернемся к тому, с чего начали, — основным задачам Следственного комитета. Зададимся только одним вопросом: смог ли комитет за столь недолгий срок своего существования преуспеть в их решении?

Неизвестно, так как в отличие от увлекательного «криминального чтива» никаких результатов общественности не представлено.

Из проекта

Статья 1045. Юридические лица, в отношении которых могут быть применены меры уголовно-правового характера

1. Меры уголовно-правового характера за причастность к преступлению подлежат применению в отношении организаций, обладающих в соответствии с законодательством Российской Федерации статусом юридического лица, за исключением органов государственной власти и органов местного самоуправления.

2. Международным организациям, обладающим в соответствии с международным договором Российской Федерации, федеральным законом Российской Федерации иммунитетом от уголовного преследования, меры уголовно-правового характера могут быть назначены в случае лишения их такого иммунитета в порядке, предусмотренном законом иностранного государства, международным договором Российской Федерации, а также в случае отказа от иммунитета в порядке, предусмотренном правилами международной организации.

3. В случае реорганизации причастного к преступлению юридического лица до принятия судом решения о применении мер уголовно-правового характера подлежащие применению меры уголовно-правового характера назначаются правопреемнику реорганизованного юридического лица. В случае реорганизации причастного к преступлению юридического лица после принятия судом соответствующего решения, но до вступления этого решения в законную силу меры уголовно-правового характера, назначенные реорганизованному юридическому лицу, подлежат применению в отношении правопреемника реорганизованного юридического лица.

Статья 10415. Судимость юридического лица

1. Юридическое лицо, признанное причастным к преступлению, считается судимым со дня вступления решения суда, устанавливающего данное обстоятельство, в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость влечет за собой установление для осужденного юридического лица ограничений прав и возложение обязанностей, определенных федеральным законом.