1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1127

Чей «Человек и закон»?

Об охране интеллектуальной собственности в России пока заботятся в основном крупные компании. Они не забывают регистрировать товарные знаки, отслеживают и жестко пресекают нарушения интеллектуальных прав. Но в целом бизнес пока не осознает значение такой работы. Ярким примером этого стал спор между журналом «Человек и закон» и телекомпанией, выпускающей одноименную передачу, который на днях рассмотрел ФАС Московского округа.

Cудебные разбирательства по поводу наименования «Человек и закон» ознаменовались решениями в пользу и той и другой стороны. Но окончательное (пока) решение (постановление ФАС Московского округа от 11.03.2011 № КГ-А40/718-11-П) так и не убеждает в правоте выигравшей стороны, коей стала телекомпания.

Не зарегистрировали и проиграли

Первый номер журнала «Человек и закон» вышел 1 января 1971 г. на основании постановления Совета Министров СССР. Журнал выпускается и по сей день. В 1992 г. издание было зарегистрировано как средство массовой информации в Министерстве печати и информации РФ. В качестве юридического лица нынешняя редакция журнала зарегистрировалась в 2004 г., выступив правопреемником советской редакции. Вместе с тем никаких шагов по фиксации за собой прав на название журнала его редакция не предпринимала.

Телекомпания начала выпускать телепередачу «Человек и закон» также с 70-х гг. XX в., но позже журнала. В 2002 г. телекомпания зарегистрировала словосочетание «Человек и закон» как свой товарный знак, получив тем самым на него исключительное право. Это означало, что никто не вправе использовать без ее разрешения сходные с этим товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых он зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (п. 3 ст. 1484 ГК РФ).

На этом основании телекомпания подала в арбитражный суд иск о запрете редакции журнала использовать в фирменном наименовании слова «Человек и закон» и издавать журнал с таким обозначением. Разрешая спор, суды не смогли сразу определить, чью сторону занять.

Хронология событий выглядела так. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Апелляционный суд отменил это решение и принял новое в пользу журнала. Кассация отправила дело в апелляцию на повторное рассмотрение. Последняя приняла другое решение, запретив ООО «Журнал „Человек и закон“» использовать в наименовании слова «Человек и закон», но позволив издавать журнал с таким названием. Дело снова попало в кассацию, постановлением которой иск телекомпании был полностью удовлетворен.

Пять судебных актов, три позиции. И в разрешении спора еще не участвовал надзор. Возможно, именно решение Президиума ВАС РФ станет последним по этому делу.

Но пока неизвестно, будет ли подана надзорная жалоба. По нашему мнению, для этого есть все основания, так как решение апелляционного суда, вынесенное в пользу журнала в части использования им слов «Человек и закон» в названии издания, выглядит наиболее обоснованным. Поясним почему.

У кого приоритет

Если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения, и в результате этого потребители и (или) контрагенты могут быть введены в заблуждение, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее (п. 6 ст. 1252 ГК РФ).

Казалось бы, эта норма в пользу журнала. Но проблема в том, что в данном пункте о конкуренции средств индивидуализации они прямо перечислены — это фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение. Журнал «Человек и закон» — лишь наименование средства массовой информации, которое его действительно индивидуализирует, но по действующему законодательству не является одним из четырех перечисленных средств индивидуализации, закрепленных в ГК РФ.

Вместе с тем помимо нацио­нального законодательства в России применяются и нормы международных договоров. Один из них — Парижская конвенция по охране промышленной собственности, ратифицированная СССР в 1968 г. Согласно ст. 8 Конвенции фирменное наименование охраняется во всех странах Союза по охране промышленной собственности без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака.

В силу же ст. 7 ГК РФ международный договор имеет приоритет над национальным законодательством.

Это означает, что название журнала имеет преимущество над позже зарегистрированным товарным знаком, так как право на название журнала возникло раньше. К такому выводу и пришла апелляция, заключив, что телекомпания как владелец товарного знака не вправе запрещать использование спорного обозначения лицу, которое добросовестно его применяло для индивидуализации своего журнала до даты приоритета товарного знака.

ФАС Московского округа счел этот вывод необоснованным, так как, по его мнению, ст. 8 Конвенции предусматривает охрану промышленной собственности, а значит, не применима к данным правоотношениям. Более на этот счет суд ничего не пояснил.

Однако позиция ФАС МО весьма спорна, поскольку в первых строках Конвенции сказано, что промышленная собственность понимается в самом широком смысле и распространяется не только на промышленность и торговлю в собственном смысле слова, но также и на области сельскохозяйственного производства и добывающей промышленности, на все продукты промышленного или природного происхождения.

Таким образом, в отношении приоритета средства индивидуализации позиция ФАС МО выглядит не совсем обоснованной.

Правообладатель ли журнал?

Второй «посыл» ФАС Московского округа в пользу телекомпании и вовсе удивителен.

Суд счел, что ООО «Журнал „Человек и закон“» не является правопреемником тех лиц, которые выпускали журнал «Человек и закон» с 1971 г.

В уставе общества прямо сказано, что оно возникло в результате преобразования редакции журнала «Человек и закон». Общество является правопреемником всех прав и обязанностей журнала «Человек и закон». Кроме того, суду была представлена выписка из ЕГРЮЛ, в которой в графе «Сведения о юридическом лице, правопреемником которого явилось юридическое лицо, созданное путем реорганизации в форме преобразования» было указано, что таким лицом является редакция журнала «Человек и закон».

Но суд посчитал, что этих сведений недостаточно. В постановлении сказано, что факт правопреемства должен быть подтвержден передаточным актом исходя из п. 5 ст. 58 ГК РФ, согласно которому при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида к вновь возникшему лицу переходят права и обязанности реорганизованного лица в соответствии с передаточным актом. А передаточный акт суду представлен не был.

С такой позицией сложно согласиться. Правопреемство, которое имеет место при реорганизации юридического лица, в Гражданском кодексе названо универсальным (п. 1 ст. 129). Это значит, что оно охватывает все обязательства, в том числе имущественные и не­имущественные права реорганизуемого юридического лица. То есть все права и обязанности реорганизованного юрлица переходят к вновь возникшей организации не на основе указания их в передаточном акте, а в силу закона.

В арбитражной практике можно встретить такие разъяснения на этот счет: при слиянии, присоединении и преобразовании совокупность прав и обязанностей реорганизованных юридических лиц переходит к одному правопреемнику. К вновь созданному юрлицу переходят не только права и обязанности по передаточному акту, но и те, которые не признаются или оспариваются сторонами, а также те, которые на момент реорганизации не выявлены(см., например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24.03.2010 по делу № А32-27218/2008).

Принципиальный вопрос

В описанной ситуации возникает закономерный вопрос: правомерно ли был зарегистрирован за телекомпанией товарный знак «Человек и закон», при том что выпускался журнал с одноименным названием?
Действующий на момент регистрации Закон РФ от 23.09.92 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» гласил, что не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, которые в том числе способны ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя. Эта норма основана на базовом правиле: предназначение товарного знака состоит в индивидуализации товаров (работ, услуг).

В соответствии с п. 2.5.1 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания (утверждены приказом Роспатента от 05.03.2003 № 32) к указанным в законе обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

Поэтому регистрация телекомпанией товарного знака «Человек и закон» при существовании одноименного журнала функцию индивидуализации именно телепрограммы словами «Человек и закон» не выполняет.

Обратим внимание на то, что в судебной практике есть примеры разрешения сходных споров. Причем тот же ФАС Московского округа ранее принимал по подобным вопросам и иные решения.

Так, суд констатировал, что заявленное для регистрации в качестве товарного знака обозначение «Здравствуй, песня!» воспроизводит название созданного в 70-х гг. XX в. вокально-инструментального ансамбля «Здравствуй, песня!». Поэтому предоставление правовой охраны заявленному обозначению на иное лицо способно ввести потребителя в заблуждение (постановление ФАС Московского округа от 15.01.2010 № КА-А40/14815-09; Определением ВАС РФ от 14.04.2010 № ВАС-4696/10 было отказано в передаче данного дела для пересмотра в порядке надзора).

Мы будет следить за развитием событий и сообщим, оспорил ли дальше журнал регистрацию товарного знака за телекомпанией и дошел ли их спор до Президиума ВАС РФ.