1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1358

Кнут цен без пряника энергоэффективности

Кнут цен без пряника энергоэффективности

Падение промпроизводства в условиях кризиса и курс на энергоэффективность привели к снижению показателей энергопотребления, заложенных в Генсхему развития электроэнергетики. Представители обрабатывающих отраслей и экспертного сообщества уверены, что сокращение прогноза энергопотребления должно сопровождаться снижением роста тарифов.

В июне нынешнего года правительство в основном одобрило корректировку Генсхемы и расширило ее горизонт до 2030 г. В новом документе изменился ключевой показатель, от которого раньше плясали другие параметры, — прогноз потребления электроэнергии. Прежний вариант предусматривал его ежегодный рост на 4,1%, в скорректированной схеме он составляет 2,2% (по базовому сценарию). В результате прогноз электропотребления к 2020 г. был снижен с 1,71 трлн до 1,29 трлн кВт.ч.

Дело конечно же не только в изменении количественных показателей. Чтобы выполнить поставленную топ-менеджментом страны сверхзадачу — сократить на 40% энергоемкость ВВП, нужно выстроить качественно новую энергетику, основанную на современных технологиях. А это дорогого стоит.

Размер инвестиций, прогнозируемый в Генсхеме на развитие электростанций, составляет около 9,8 трлн руб., а на сооружение электросетевых объектов еще больше — 10,2 трлн.

Нетрудно догадаться, что большую часть этих астрономических сумм энергокомпании постараются получить от своих потребителей за счет повышения тарифов на услуги.

Проблема энергосбережения в России может быть решена через повышение тарифов, другого пути нет, считает глава Enel S.p.A. по России и СНГ Доминик Фаш. Тогда появится экономический рычаг. Пока он не будет действовать, мало что изменится.

С неизбежностью повышения тарифов согласна часть экспертного сообщества. «Очевидно, в условиях построения инвестиционно привлекательной электроэнергетической отрасли обойтись без роста тарифов не получится — иначе мы остановим процесс обновления морально и физически устаревшего оборудования», — уверен директор Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий ВШЭ Илья Долматов.

Правительство тоже практически поддерживает стремление энергокомпаний к увеличению цен, закладывая в динамику тарифов на электроэнергию регулируемой части рынка показатели, превышающие инфляцию.

Ситуация обостряется тем, что Федеральный закон от 14.04.95 № 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в РФ» прекращает свое действие с 1 января следующего года.

Чтобы система госрегулирования тарифов продолжила работать, подчеркивает председатель Комитета Госдумы по энергетике Юрий Липатов, необходимо внести ряд изменений в действующее законодательство. В частности, предстоит внести коррективы в Федеральный закон об электроэнергетике, направленные на формирование блока статей, определяющих принципы и методы госрегулирования тарифов.

Сами участники энергорынка на VII профессиональном форуме «Развитие российской энергетики» отмечали, что в отрасли нет комплексного подхода к решению ни одной проблемы. В энергетике до сих пор никто не измеряет, каковы потери энергии, сколько стоит ее произвести и доставить, обслужить потребителя. Элементарные вопросы учета здесь не урегулированы, а это основа управления энергоэффективностью.

Потребители электроэнергии, особенно представители обрабатывающих отраслей, уже предвкушают последствия грядущего роста тарифов. Если электроэнергетические компании не откажутся от своих планов, тарифы на энергию, по оценке «Деловой России», к 2015 г. подскочат на 144% по сравнению с 2008 г.

Например, в Нью-Йорке тариф на электроэнергию составляет около 3,3 руб. за кВт.ч, приблизительно столько же, сколько и в Москве. А в российских регионах, где сосредоточены основные перерабатывающие предприятия, тарифы на электроэнергию значительно выше, подчеркивает председатель делороссов Борис Титов.

Между тем существует набор инструментов, которые можно использовать для стимулирования компаний, внедряющих энергоэффективные технологии, например применение повышающих коэффициентов к норме амортизации, инвестиционный налоговый кредит, возмещение процентов по долгосрочным кредитам, которые берут предприятия для закупки оборудования и внедрения современных, энергосберегающих технологий. Также возможно предоставление державой государственных гарантий тем компаниям, которые намереваются получить займы с целью приобретения энергоэффективной техники и ее внедрения на производстве.

Не обязательно бить предприятия дубиной цен, которая может, по оценке экспертов, привести к обратному действию — выкачать у них все ресурсы, необходимые для проведения политики энергосбережения в процессе производства. Гораздо лучше выстроить грамотную систему стимулирования компаний, готовых к практическому внедрению энергоэффективной техники. Это, конечно, сложнее, чем примитивно повышать цены, но зато отечественная промышленность сохранит конкурентоспособность на внутреннем и мировом рынке.