1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1215

Диалоги о модернизации

Президент России Дмитрий Медведев на мировом политическом форуме «Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности» (Ярославль, сентябрь, 2010 г.) назвал пять стандартов демократии и заявил, что демократия в России - это условие развития страны… Россия, вне всякого сомнения, является демократией. В России есть демократия. Да, она молодая, незрелая, несовершенная, неопытная, но это всё-таки демократия. Мы - в самом начале пути. И в этом плане нам есть над чем работать. И далее: демократия является всё-таки обязательным условием развития России как государства и развития России как большой экономической и политической (выделено авт.) системы. Но, в то же время, демократия является и результатом.

Важно отметить, что если демократия способствует развитию, а развитие – укреплению демократии, то речь должна идти не о традиционной диалектически последовательной паре «причина-следствие», а о своего рода взаимном причинно-следственном соответствии. Из чего вытекает, в частности, что политическая демократия не может развиваться полноценно без одновременного внедрения демократических принципов в экономику. Соответственно, монополизированная экономика, недемократичная, например, с точки зрения конкуренции и равноправия форм собственности, сужает и без того ограниченное пространство политического выбора…

Ниже представлены фрагменты мысленного диалога в связи с некоторыми положениями, сформулированными главой государства на ярославском форуме.

Демократия и экономика

Президент: Модернизацией могут заниматься только свободные люди… Я хотел бы, чтобы модернизаторами выступал наш народ (выделено авт.), а не только политический класс, не только президент или некая элита, которая хочет меняться… Если люди сами не почувствуют тягу к тому, чтобы измениться и поменять окружающие условия, поменять экономику, поменять социальную среду, внести необходимые коррективы в политическую систему, то ничего не получится… Я не только верю в демократию как форму управления, не только верю в демократию как форму политического режима, но я верю и в то, что демократия в прикладном плане способна избавить от унижений и бедности миллионы людей и в нашей стране, и миллиарды людей в мире.

Читатель: Таким образом, модернизаторами могут быть только свободные люди – весь народ, ощущающий тягу к переменам. Ключ к успеху – всестороннее развитие демократии.

Человеком, как известно, движут интересы. Но ещё в середине 19-го века мало цитируемые ныне Карл Маркс и Фридрих Энгельс обнаружили простой факт, что люди должны иметь возможность нормально есть, пить, иметь одежду и кров над головой, прежде чем они смогут интересоваться политикой, искусством, наукой, религией и тому подобными вещами. При этом уровень производства товаров первой необходимости определяет уровень жизнеобеспечения и вместе с тем существующую фазу развития нации или эпохи.

Даже самые светлые и «прорывные» идеи сами по себе не работают. Требуются народные массы как практическая движущая сила исторического развития. При этом дееспособность (креативность) и заинтересованность национальной элитыможно рассматривать лишь какисходно необходимое условие формирования инновационного вектора развития… Достаточным условием успешной модернизации явится только вовлечённость и активное участие большинства граждан в демократических преобразованиях.

Президент: Проблема сейчас заключается не в том, что есть какие-то силы, которые выступают против этой самой модернизации, а в том, что для значительной части чиновников и, к сожалению, бизнеса политика модернизации пока проходная вещь.

Читатель:Сегодня элита от власти и бизнеса однозначно ориентирована на сохранение статус-кво и монопольное присвоение ренты, прежде всего ресурсной. Пока этот механизм доминирует, он будет, с одной стороны, душить конкуренцию, спрос и прочие стимулы к всевозможным новациям, а с другой – воспроизводить коррупцию и укреплять монопольно-олигархический уклад. Именно поэтому актуальна тема преобразований в интересах большинства, а не отдельных политических, экономических или социальных групп.

В нынешних условиях общественная полезность российского бизнеса далеко не бесспорна, а коррупционность и бюрократизм власти – очевидны. Коренной порок – отсутствие действенных стимулов к общественно полезной деятельности во всех её видах, в частности к развитию демократии и конкуренции, прежде всего в экономике и политике.

Президент: Экономический фундамент свободного общества держится на росте производительности труда, на рыночных принципах хозяйствования, на внедрении новых изобретений, на повышении качества жизни и увеличивающихся доходах общества и граждан. Держится на самой атмосфере нового.

Читатель: Судьба общественной модернизации и инновационного развития экономики (экономики знаний) в России напрямую зависит от успеха последовательных демократических преобразований, объективная значимость которых в политической сфере несомненна. И если политика есть концентрированное выражение экономики, то правомерен и актуален вопрос о формах, путях и методах демократизации экономических отношений.

Вопросы:

1. Как реализуются демократические принципы в рыночной экономике и существует ли связь между экономической модернизацией и экономической демократией?

2. Если модернизацией могут заниматься только свободные люди, что значит «свободный человек в рыночной экономике»?

3. Допустимо ли и как понимать выражение «Свободный труд свободных людей»?

Демократия, справедливость, благополучие

Президент: Мы зачастую ждём от демократии тех вещей, для чего демократия не создана. Такого рода иллюзии наблюдались в 90-е годы, когда люди перепутали понятие «демократия» и понятие «благополучие». И это привело к понятийному конфликту, а слово «демократия» стало на долгие несколько десятилетий, по сути, отрицательным ярлыком, и только сейчас ситуация начинает исправляться… тяжёлым нашим недугом (являются – авт.) широко распространённые в нашем обществе так называемые патерналистские настроения.

Читатель: Безусловно, тайная или явная надежда, что твою проблему решат за тебя – государство или кто-то другой, но не каждый на своём месте, зачастую, очень сильно отбрасывает нас назад. И то, что демократия призвана гарантировать не благополучие и успех, а равные возможности для их достижения – тоже факт, не подвергаемый сомнению.

Но 90-е годы продемонстрировали как раз отсутствие равных возможностей и реальной демократии, когда под её лозунгами произошло колоссальное социальное расслоение, меньшинство добилось невиданного материального благополучия, политической власти и карьерных высот, зачастую безнаказанно нарушая закон и мораль. Так демократия стала для некоторых синонимом бедности и развала великой страны… а перемены, связанные с распадом СССР, могли бы быть менее драматическими (подобное признание президента дорогого стоит).

Президент:Свобода и справедливость – это не только политические лозунги, но и философские, социальные категории, но самое главное – это человеческие чувства. Можно записать эти слова в Конституции, в других законах, спорить на научных конференциях, но демократии нет или есть проблемы с демократией, если человек на личном уровне чувствует несвободу и несправедливость.

Читатель: Сегодня большинство остро ощущает справедливость выражения «богатые – богатеют, бедные – беднеют». Российское государство не использует хорошо зарекомендовавшие себя в передовых экономиках мира формы демократизации производственных отношений, известные как «демократия участия». Обеспечивая реальное участие работников в управлении и распределении доходов компании, принятии решений, они стимулируют заинтересованный труд и достойную зарплату с одновременной ответственностью работников за результаты своего труда. Вместо этого граждан «задабривают» индексацией зарплат, пенсий и пособий, малоэффективным регулированием цен и прочими административными мерами. Фактически государство само культивирует психологию социального иждивенчества и весьма живучие патерналистские настроения в российском обществе, отбивая тем самым настрой на предприимчивость и инициативность.

Вопросы:

1. Почему в приведённых характеристиках понятий «свобода» и «справедливость» не упоминается экономическая составляющая?

2. В чем может быть смысл экономической составляющей понятий «свобода» и «справедливость»?

3. Можно ли утверждать, что социально-экономическая политика российского руководства и действующее законодательство в большей степени стимулируют патернализм, а не стремление граждан к хозяйственной самостоятельности и независимости?

О темпах преобразований

Президент: Мы набрали нормальный темп общественного развития, причём этот темп такой, что нас не выбрасывает на повороте. Конечно, можно ускориться, но тогда в условиях России велик риск того, что наш транспорт, наш автомобиль может занести, как это иногда бывало в нашей истории, и часть людей окажутся отброшенными, просто выброшенными в другом направлении. Всё-таки здесь лучше ехать в более спокойном темпе.

Читатель: Конечно, эксперименты типа «шоковой терапии» недопустимы. Но отсутствие полноценного общественного запроса на модернизацию чревато не только её пробуксовкой в отдельных отраслях экономики. Гораздо опаснее невостребованность и незаинтересованность в приумножении и развитии человеческого капитала – решающего фактора высокотехнологичного индустриального и постиндустриального развития. Не менее катастрофичными представляются и возможные последствия ускоренно растущего отставания от постиндустриальных стран.

Деградация проявляется не только в примитивном необратимом ухудшении состояния объекта или явления по сравнению с имевшимся уровнем развития. Гораздо опаснее деградация как увеличивающийся разрыв между данным уровнем «неспешно» развивающейся российской экономики и всё более активно трансформирующимся, ускоряющимся в развитии уровнем мировой инновационной экономики (экономики знаний). Понятно, что в ещё большей степени это относится ко всей совокупности жизнедеятельности общества.

Модернизация по принципу «как бы на повороте не занесло» консервирует вечно догоняющее развитие. Но никто не будет ждать Россию. А потому, даже успешно продвигаясь вперёд с заданной скоростью (ни шатко – ни валко?!), мы всё больше будем… отставать! Разрыв будет расти. Потому и нет альтернативы не просто модернизации, а именно ускоренной модернизации. Любые иные действия – контрпродуктивны…

Вопросы:

1. Каким общемировым цивилизационным критериям должен соответствовать «нормальный темп общественного развития» России?

2. Каковы озвученные и требуемые объективные критерии модернизации российской экономики?

О критериях индустриализации

Президент: Не верю в скачок в постиндустриальное общество за счёт только упора на отдельные сегменты нашей экономики.

Читатель: Безусловно, нельзя перескочить из «недостроенной» индустриальной стадии, из сырьевой экономики в экономику знаний. Прежде надо последовательно модернизировать и развить индустриальную экономику, сформировать адекватные конкурентные экономические отношения, характерные для высокоразвитых индустриальных государств мира, разрабатывая и внедряя инновации, востребуемые имеющимся технологическим уровнем, постепенно, органично и конкурентно встраивая отрасли национальной экономики в мировую экономическую систему, осуществляя постиндустриальные трансформации экономически адекватные, а не политически конъюнктурные.

Важно оптимально использовать цивилизационные достижения для ускоренной системной модернизации индустриальной экономики, не «пробуксовывая», но и не забегая вперёд. Общественная потребность в инновациях и преобразованиях в различных сферах жизнедеятельности определяется не политическими решениями, а уровнем цивилизационного развития и объективно формирующимся конкурентным спросом: предприятие, территория, регион, страна, мировая система государств.

Мы же ещё индустриальную стадию общественного развития толком не освоили! Безусловная поддержка и развитие конкурентных отечественных достижений постиндустриального уровня («плацдармов будущего»), заимствование «заморских» технологий должны сопровождаться одновременным решением исторически важной задачи – в ближайшие годы реально обеспечить большинству россиян (не абстрактному статистическому гражданину!) среднемировой уровень жизни, в полном объёме соответствующий возможностям развитой индустриальной стадии. Уровень жизни, которого передовые страны достигли прежде, чем пошли дальше, – по пути постиндустриального развития. Для России сегодня в этом и судьбоносная стратегия, и суть вложений в человеческий капитал. В противном случае президентское «Россия, вперёд!» останется красивым лозунгом, подтверждающим, что «сытый голодного не понимает».