1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1295

Меньше запасы — выше цены

После значительного июньского снижения в июле цены производителей промышленных товаров подросли — признак роста спроса и соответственно промпроизводства. Оно в июле действительно увеличилось, но рост этот очень хлипок. Скорее, цены в промышленности поднялись не на расширении спроса, а на сокращении запасов.

Цены производителей промышленной продукции, по предварительным данным Росстата, в июле выросли на 0,7%. Это приятное событие для промпредприятий, поскольку месяцем раньше свои товары им пришлось отпускать в среднем на 3,1% дешевле. Напомним, что и производство сократилось тогда относительно мая на 0,4%.

Данные по видам промышленной деятельности говорят, что цены в июле увеличились больше там, где они значительнее просели в июне. В этом месяце щедрее всего одарила снижением цен добыча полезных ископаемых (–10%), и прежде всего добыча топливно-энергетических ископаемых (–11%). Почему это не отразилось на ценах в рознице — отдельная тема для раздумий ФАС. Мы же вслед за Росстатом констатируем, что в июле цены в добыче отыграли соответственно 1,9 и 2,4%. В добыче не углеводородов они даже снизились на 2,6% после роста в июне на 2,4%.

В обрабатывающих производствах июньское удешевление продукции было незначительным — на 0,1%, в июле она подорожала на 0,2%. Но по конкретным производствам картина живописнее. Наибольший ценовой рост показали предприятия, выпускающие продукты питания, напитки и табак (на 1,7% после увеличения в июне на 0,3%), а также текстильное и швейное производство (на 1 и 1,6% соответственно). Эти данные стоит запомнить, чтобы припомнить ниже, когда речь пойдет об июльских производственных достижениях.

Выше среднего поднялись цены в обработке древесины и производстве изделий из нее (на 0,7% против роста на 0,1% в июне), в производстве кокса и нефтепродуктов (соответственно 0,3 и –1,7%), в химпроме (0,5 и –0,2%).

Скромно цены подросли в машиностроении (на 0,1% после июньского снижения на 0,3%), а в металлургии и производстве готовых металлических изделий они упали на 2% (в июне выросли на 0,2%).

Наконец в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды цены подросли на 0,3%, отчасти компенсировав их июньское падение на 0,7%. В частности, электроэнергия подорожала на 0,5% (–1,1% в июне).

По идее, рост промышленных цен должен говорить об увеличении спроса и промпроизводства. Поступившие несколькими днями позже данные Росстата это в общем подтвердили: в июле относительно июня промышленность выросла на 1%. В годовом сопоставлении прирост составил 5,9% — самый низкий показатель с начала года. Но ранее мы уже отмечали, что по мере увеличения прошлогодней сравнительной базы замедление темпов роста в годовом выражении — закономерно.

Интереснее, пожалуй, первая цифра: 1% прироста к июню — это фактически, а с исключением сезонного и календарного факторов получается снижение на 0,1%. Мелочь, а неприятно. Возможно, неприятнее, чем июньское падение промпроизводства на 0,5%, поскольку случилось оно хотя бы на фоне неожиданно для многих экспертов высокой базы мая.

Словом, дела в промышленности шли в июле так себе. Точнее, шли они так в обработке, где годовой темп роста упал с 14% в июне до 8% в июле, а к уровню предыдущего месяца производство сократилось на 0,4%. Наоборот, июльская добыча выросла на 2,7% в годовом сравнении и на 2,9% — к июню, производство и распространение электричества, газа и воды увеличились соответственно на 2,5 и 2%, чему немало посодействовала аномальная июльская жара. Так, если выработка тепла снизилась по сравнению с июнем на 10,3%, то производство электроэнергии выросло на 3,9%, поработав на кондиционеры и вентиляторы.

Теперь пора вспомнить о чемпионах по росту промышленных цен. Первое, что бросается в глаза из данных о выпуске важнейших видов продукции, — июльский падежь производства в легких отраслях. По пищепрому из 12 представленных продуктов снижение выпуска относительно июня коснулось семи, особенно низко — на 10,5% — упало производство сыра и творога. Из 13 товаров, представляющих легпром, выпуск в июле снизился по 11, в частности трикотажных изделий — на 4,5%, костюмов — на 4,2, курток — на 5, жестких кожтоваров — на 15,3%.

С точки зрения роста цен при сокращении производства эти отрасли, пожалуй, наиболее показательны. Но что происходит в промышленности в принципе? Вот что говорит Институт Гайдара в комментарии к традиционному индексу промышленного оптимизма: «Интенсивность роста спроса в июле… остается на нулевом уровне: ни определенного роста, ни явного снижения продаж в промышленности в последние месяцы не происходит». А вот то, что изменилось значительно: относительно запасов готовой продукции доля ответов «выше нормы» опустилась среди руководителей предприятий до исторического минимума, а доля ответов «нормальные» достигла исторического максимума.

Эксперты института поясняют, что это стало результатом интенсивного сокращения объемов запасов в II квартале, причем, вопреки прогнозам Минэкономразвития, собираются они это делать и в текущем квартале. То есть будет ли в промышленности рост производства — бабушка надвое сказала, снижение запасов и рост цен — реальнее.