1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2645

Бизнес-среда во время кризиса ухудшилась

Из-за кризиса институциональные условия предпринимательской деятельности в российских регионах ухудшились. Более того, произошло дальнейшее сращивание власти и бизнеса, усилилась закрытость рынков и снизилась конкуренция. Такие выводы сделали эксперты Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара на основании результатов исследования «Опыт региональной экономической политики».

В большинстве регионов (в ходе подготовки доклада были исследованы Вологодская, Калининградская, Томская, Тюменская области, Пермский край и Республика Бурятия) преобладало стремление сохранить существующее статус-кво. Федеральная антикризисная политика, по оценке руководителя научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» ИЭП Ирины Стародубровской, была недостаточно прозрачна, слабо формализована и порождала на уровне регионов искаженные стимулы к антикризисным действиям.

Стимулы к модернизации крайне малы

Некоторые из мер федеральной поддержки, считают эксперты ИЭП, можно рассматривать как стимулы к реструктуризации региональной экономики. Но их набор был очень ограничен, а доля в общем объеме поддержки чрезвычайно мала.

Так, доля средств на стимулирование развития малого и среднего бизнеса в общем объеме имеющих антикризисный характер федеральных субсидий регионам в 2009 г. составляла всего 2,7%. Основные суммы из федерального бюджета направлялись на обеспечение сбалансированности региональных бюджетов, поддержку рынка жилья, содействие занятости.

Большинство регионов следовало логике федеральных мер, ориентируясь на поддержку так называемых системообразующих и градообразующих предприятий, минимизацию безработицы, безусловное обеспечение социальной стабильности, реализацию федеральных приоритетов, иногда в ущерб собственным.

Кризис, по словам заведующего лабораторией бюджетного федерализма ИЭП Владимира Назарова, не только не улучшил, но в чем-то даже ухудшил институциональные условия деятельности бизнеса. Он позволил «национализировать убытки» и в целом привел к очередному сращиванию власти и бизнеса, усилению закрытости рынков, снижению конкуренции.

В краткосрочном периоде подобная политика имела неоднозначные результаты. Некоторые предприятия, фактически являвшиеся банкротами в условиях кризиса, усилиями региональной власти и вливанием федеральных денег по различным каналам удалось удержать на плаву (например, «Улан-Удэ Стальмост» в Бурятии). Другие компании, в частности «КД авиа» в Калининградской области, не удалось спасти несмотря на господдержку.

Позитивные тенденции все же были

Отдельные позитивные тенденции были заметны на региональном уровне и связаны с развитием малого и среднего бизнеса, снижением барьеров и усилением конкуренции на городских рынках сельхозпродукции.

Существенно выпадает из общего тренда политика Пермского края, где в условиях кризиса власти стремились сохранить либеральные подходы к управлению экономикой. В крае не предоставлялись гарантии отдельным крупным предприятиям исходя из того, что это нарушает условия справедливой конкуренции.

Поддержка строительного комплекса осуществлялась в первую очередь за счет привлечения средств федерального бюджета (строительство жилья для военнослужащих, привлечение средств государственной корпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства»).

В случае банкротства предприятий региональные власти предпринимали меры либо по передаче объектов коммунальной инфраструктуры от компаний-банкротов муниципальным образованиям, либо по выделению их в отдельный бизнес. Они также стремились привлечь новых собственников на соответствующие объекты, выступая организаторами диалога между старыми собственниками и потенциальными инвесторами.

Определенной спецификой обладала и антикризисная политика Калининградской области, где, несмотря на достаточно глубокий кризис, власти стремились сохранить жесткую ориентацию на докризисные экономические приоритеты, связанные с развитием особой экономической зоны на территории области. Вместе с тем они пытались ограничить масштабы «национализации убытков», хотя и в меньшей мере, чем в Пермском крае.

С этой точки зрения опыт Калининградской области демонстрирует риски, связанные с проведением активной модернизационной политики в условиях, когда ради этого приходится сокращать социальные расходы. В определенной мере усиление социальной напряженности и кадровые перемены в Калининградской области — результат модернизации при ограниченных финансовых ресурсах.

Еще одной общей тенденцией можно считать ориентацию на подходы и инструменты, которые работали в докризисных условиях. Речь идет о предоставлении налоговых льгот, поддержке инвестиционных проектов и малого бизнеса.

Последние меры оказались успешными в кризис в Томской области, где это направление работы традиционно развито. Усилия же других регионов, ранее не уделявших внимания поддержке малого бизнеса, в кризисный период не принесли ощутимых результатов. Обследование показало, что, несмотря на значительный рост объемов бюджетной поддержки этого направления, доступ к выделяемым ресурсам остался ограниченным незначительной частью предпринимателей.

Бюджетных денег хватило не всем

В сфере бюджетной политики все рассматриваемые регионы (кроме Республики Бурятия) столкнулись с сокращением налоговых и неналоговых доходов (включая доходы от предпринимательской и иной деятельности).

В большинстве субъектов Федерации (Вологодская, Калининградская и Томская области, Пермский край) это падение было смягчено ростом межбюджетных трансфертов из федерального центра. Причем их объем, в том числе имевших антикризисный характер, фактически не был привязан к размеру выпавших доходов регионов.

Субъектам Федерации, испытавшим значительное сокращение доходов (Вологодская и Тюменская области, Пермский край), увеличения федеральных трансфертов не хватило, чтобы профинансировать выбранный властями уровень расходов. Пермскому краю и Тюменской области, создавшим значительные финансовые резервы до кризиса, ничего не оставалось, как воспользоваться накопленными ресурсами (оба региона профинансировали примерно 6% расходов консолидированного бюджета за счет финансовых резервов). Эти субъекты Федерации смогли провести контрциклическую бюджетную политику без создания рисков неплатежеспособности.

В Вологодской области, где не были сформированы соответствующие резервы в период экономического роста, для сохранения статус-кво пришлось активно прибегать к долговому финансированию: около 6% расходов были профинансированы за счет коммерческих кредитов и займов и почти столько же — за счет бюджетных кредитов.

Антикризисные приоритеты федерального центра

Доля в совокупной помощи федерального центра регионам, %

Доля в общем объеме антикризисной помощи федерального центра регионам в 2009 г., %

Номинальный темп от уровня 2008 г. роста в 2009 г., %

2008

2009

1. Итого: антикризисные приоритеты

25,3

46,8

100,0

356,9

1.1. Обеспечение сбалансированности региональных бюджетов

4,9

19,3

41,3

546,0

1.1.1. Дотация на сбалансированность

3,4

10,2

21,9

416,8

1.1.2. Бюджетные кредиты

1,5

9,1

19,4

839,0

1.2. Поддержка занятости

3,0

7,0

15,0

321,1

1.2.1. Субсидии на реализацию дополнительных мероприятий на снижение напряженности на рынке труда

0,0

1,9

4,1

1.2.2. Субсидии на государственную поддержку малого и среднего предпринимательства, включая крестьянские (фермерские) хозяйства

0,3

1,0

2,1

524,8

1.2.3. Субвенции в области содействия занятости населения, включая расходы по осуществлению этих полномочий

2,8

4,1

8,8

206,8

1.3. Поддержка рынка жилья

6,6

10,1

21,5

211,0

1.4. Поддержка отечественного машиностроения

0,0

1,1

2,2

1.5. Поддержка сельского хозяйства

5,4

4,8

10,3

123,2

1.6. Обеспечение выполнения территориальной программы обязательного медицинского страхования в рамках базовой программы обязательного медицинского страхования

5,27

5,54

11,9

145,9

Источник: Федеральное казначейство