1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4777

Модернизация и инновации

Тема всесторонней модернизации и формирования инновационной экономики популярна в российском обществе. Выступления руководителей страны, политиков, представителей бизнеса, специалистов разного уровня теперь не обходятся без почти уже ритуального использования модернизационно-инновационной терминологии.

Но за словами и решениями следует, в лучшем случае, нечто вроде информационного пиара. По большому счёту, в обозначенном направлении не заметны реально ощутимые действия и прогрессивные сдвиги, источником которых являлось бы, в частности, отечественное производство. Не говоря уже о значимых/знаковых конкурентных достижениях, подтверждающих новое качество роста. Как говорил Аркадий Райкин, есть кое-что – но не то. Причин столь, без преувеличения, унизительной, но вполне объяснимой «пробуксовки» на глазах всего мира - немало. Понятно, что изощрённые аналитики и комментаторы и в «минусах» найдут свои «плюсы», извлекая выгоду и повышая собственные рейтинги. Но ведь речь идёт о другом…

По существу происходит банальное «забалтывание» (термин времён перестройки) судьбоносной, без преувеличения, темы. Так что самое время обратить внимание на противоречия в определениях, на сиюминутно конъюнктурный (а не продуманно долгосрочный) характер многих предпринимаемых действий, на усиливающееся влияние чиновников от власти, пытающихся пристроиться в авангарде кое-как стартовавшего (пока, в основном, на бумаге) движения и на доходящее уже до анекдотичности повальное употребление популярных словосочетаний. Чего стоит недавняя информация о вынашиваемой в недрах Росстата классификации инновационных продуктов, благодаря которой Россия уже в ближайшие годы могла бы прорваться в мировые лидеры «хайтека». Правда, лишь в «домашних» отчётах, а не в мировой экономике. И знать об этом глубоко законспирированном прорыве будут только наши «горе-статистики» - ни собственные граждане, ни потребители в других странах даже не почувствуют, что становится хорошо и «высокотехнологично»…

К слову. Как известно, при Президенте России сформирована и действует Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики. Её основные задачи: «а) рассмотрение вопросов, касающихся выработки государственной политики в области модернизации и технологического развития экономики России; б) координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, предпринимательского и экспертного сообществ в области модернизации и технологического развития экономики России; в) определение приоритетных направлений, форм и методов государственного регулирования в целях модернизации и технологического развития экономики России».

Параллельно функционирует правительственная комиссия по высоким технологиям и инновациям. Основные задачи: «обеспечение взаимодействия федеральных органов исполнительной власти по разработке и реализации единой государственной политики в сфере развития научно-технического комплекса, национальной инновационной системы, устойчивого технологического обновления экономики Российской Федерации, в том числе по вопросам долгосрочного научно-технологического прогнозирования, развития нанотехнологий и наноиндустрии, формирования рынка нанопродукции и наноуслуг».

Подробное цитирование официальных документов, равно как и фактическое дублирование функций, – не случайно. Это только на первый взгляд кажется, что в высших эшелонах власти все запутано и накручено. Две указанные комиссии – есть, а программы модернизационно-инновационного развития – общественно легитимной, системной, отвечающей мировым тенденциям и учитывающей национальные особенности – нет! Зато идёт активное финансирование проектов, неизвестно по каким критериям отобранных. Значит, правы читатели ЭЖ, рассматривающие наличие данных комиссий как компромисс двух политфинансовых (читай: власти и бизнеса) группировок в долгосрочном освоении денежных потоков и материальных ресурсов (в том числе земли, недвижимости).

Или напротив. По тем или иным причинам притормозить финансирование. Так, по данным Счётной палаты РФ, в первом полугодии 2010 года Правительство практически не расходовало средства на ускорение процессов модернизации и создание условий, необходимых для решения инновационных задач.

Перейдём, однако, к определению некоторых сущностных особенностей и выявлению отличий «модернизации» от «инноваций» - не претендуя на всеохватность, точность и достаточность формулировок.

Итак, модернизация. Фактически речь должна идти о систематическом, исторически непрерывном процессе общественного развития, проявляющемся в различных сферах и характеризующемся улучшением основных характеристик и параметров всевозможных явлений, продуктов и состояний в пределах существующего качества. Иными словами, о диалектическом (во времени) накоплении количественных изменений, не превышающем критический уровень, с достижением которого только и возможны качественные изменения.

Пример 1. Двигатели внутреннего сгорания становятся более мощными, компактными, экономичными, экологичными и т.д. Т.е. модернизируются с улучшением технических и эксплуатационных показателей, оставаясь в пределах неизменного отличительного качества: обеспечение движения автомобиля путём преобразования тепловой энергии в процессе сгорания топлива в цилиндрах, в механическую энергию.

Пример 2. Использование передовых агротехнологий для повышения урожайности традиционных зерновых, объёмов мясомолочной продукции и др. Иными словами, совершенствуемые процессы выращивания пшеницы и применяемые в животноводстве становятся всё более эффективными, но практически не ведут к принципиальным качественным изменениям – всё также необходимы пашни, фермы, удобрения, корма и др.

Пример 3. Использование в ЖКХ индивидуальных счётчиков расхода холодной и горячей воды, электроэнергии в дневное и ночное время, автоматизированных и ручных систем управления обогревом помещений позволяет более эффективно потреблять ресурсы, но качественно не меняет классические схемы водо-, энерго- и теплоснабжения. Не обходится без административного давления. Те, кто не установит счётчики, с 1 января 2011 года будут платить за воду, газ и тепло в двойном размере, а с 1 января 2012 года – в четырёхкратном.

Пример 4. Трансплантация все более сложных донорских и искусственных органов и тканей человеческого организма – не изменяет биосоциальную сущность человека.

Пример 5. Электронное правительство: предполагается, что повсеместное внедрение доступных информационно-компьютерных технологий упростит, ускорит и сделает более доступным и эффективным взаимодействие граждан и власти, ограничит коррупционную составляющую – сохраняя в целом систему отношений между государством и обществом. И т.д., и т.п. – в различных сферах жизнедеятельности.

Таким образом, подтверждается известная, но несколько подзабытая диалектическая истина: накопление систематических количественных изменений есть, во-первых, условие, объективно необходимое для успешной эволюционной общественной модернизации (общественного развития) – как правило, в пределах данного, но постоянно совершенствующегося качества. Во-вторых – с достижением (формированием) определённой критической величины количественных и качественных изменений, возникают условия перехода на следующий модернизационный (цивилизационный) уровень.

Именно такие модернизационные проекты становятся, в ряде случаев, «на выходе» (альтернативное топливо, альтернативные источники энергии, выращивание искусственных органов, информатизация общества и др.) – «мостиками между прошлым и будущим», разработками, дающими начало новому качеству.

Отсюда логично перейти к определению инноваций – как объективного результата непрерывных, нарастающих проявлений модернизации. На «конечном» этапе процесса модернизации возникновение инноваций носит всё более активный, множественный характер. Это предвещает предстоящие качественные изменения, завершение формирования предпосылок следующего уровня развития (как очередного, естественно противоречивого процесса накопления количественных изменений). Иными словами, процесс накопления инноваций в пределах данного, совершенствующегося, но принципиально не меняющегося качества последовательно набирает силу для последующей трансформации в новое качество с последующей системной модернизацией следующего уровня. И т.д.

Важная особенность: чем более полно происходят модернизационные преобразования, тем более востребованными как явление, а не результат конъюнктурных маневров становятся инновационные разработки. Коротко говоря, модернизация в целом – это совокупность инноваций, а реализованные инновации – это модернизация в действии. Направленная (локальная) модернизация предполагает конкретную (конечную) совокупность инноваций. Так, модернизация экономики требует разработки и внедрения технологических инноваций в производство, структурных инноваций (логистика и др.), инноваций в сфере обучения. Модернизация социальной сферы, науки и образования, спорта и т.д. также связана с применением соответствующих конкретных инноваций по направлениям и т.д.

Одна из причин «бега на месте» - объективная заинтересованность, движущие силы и реальный спрос на модернизацию в России откровенно уступают мощной доминанте – возможности «пилить». В таких условиях «отвлекаться» на модернизацию никто не будет – ни наделённые властью чиновники, ни поднаторевшие в столь упрощённом приумножении капиталов (даже в условиях финансово-экономического кризиса!) бизнесмены. И никого не смущает, что подобное «предпринимательство», мягко говоря, общественно не полезно. Что касается рядовых россиян – всё более отчуждаемых от ими же произведённого продукта, теряющих способность к производительному труду – им остаётся довольствоваться пока ещё доступными «пивом и зрелищами».

Потому и не разработана конкретная программа модернизации российской экономики (не говоря уже о всесторонней модернизации российского общества), не сформулированы основные направления государственной инновационной политики, интегрирующей инновационную потребность различных сфер деятельности, что не стимулируется общественно значимый спрос на модернизацию. Верхние эшелоны власти и бизнес-сообщество не демонстрируют заинтересованность в процессе. К тому же не преодолены бесчисленные правовые и административные барьеры, отсутствуют эффективные, современные государственные и частные институты управления модернизационными и инновационными проектами, льготы и другие стимулы инновационной активности, прозрачная и понятная система финансирования, необходимые кадры. Причём решать эти проблемы надо комплексно, во взаимной связи, а не выборочно последовательно, растянуто во времени, по существу – бесконечно…

Маленький штрих. Достижения советской науки и техники всегда поддерживались и пропагандировались художественными и научно-популярными фильмами, такими, например, как «Укрощение огня», «Иду на грозу» и множеством других. Для молодёжи считалось престижным стремиться в науку, работать в передовых отраслях экономики. Неужели сегодня кто-то всерьёз надеется, что под аккомпанемент культа насилия, неуважения к личности и закону, власти денег, вызывающего «гламура» и наглой безнаказанности «сильных мира сего», в отсутствие мотивации к жизненному успеху через общественно полезный труд миллионы россиян вдруг воодушевятся призывами к модернизации и Отчизне посвятят души прекрасные порывы?

В конце 50-х – начале 60-х годов прошлого столетия, убедившись в нарастающем отставании от советской космической программы, руководство США приняло национальную стратегию, включающую как один из ключевых моментов соответствующее информационно-разъяснительное и агитационное воздействие на американское общество. Научная и технологическая модернизация была стремительной, равно как и общественная переориентация, корректировка системы ценностей. В 1969 году американские астронавты высадились на Луне.

Нельзя не учитывать, что за прошедшие 20–25 лет процессы распада и деградации в российском обществе оказались столь глубокими, что при всех (к тому же далеко не бесспорных!) достижениях последнего десятилетия для «запуска» долгожданной всесторонней модернизации требуется ответственная, длительная, кропотливо будничная работа. А власти (и её приближённым) хочется праздника и результата – «здесь и сейчас». Однако чуда не произойдёт. Вполне возможно, «сколковский» инновационный эксперимент, другие подобные проекты приведут к локальным, конкурентным разработкам мирового уровня. Но даже к ним отечественная экономика, в целом, останется равнодушной. Чтобы инновации стали массовыми, необходим непрерывный массовый спрос, породить который может только процесс постоянно идущей всеобъемлющей модернизации, подпитываемой, в свою очередь, предшествующими инновационными разработками.

Круг замыкается. Возникает причинно-следственное (взаимно-причинное) соответствие. Если ситуация (прежде всего, промышленный спрос на новые разработки) не изменится, результаты, достигнутые за счёт российских налогоплательщиков, будут востребованы исключительно на Западе (и Востоке!). Кому принесут пользу? Все остальным - за исключением тех самых российских налогоплательщиков, т.е. большинства российских граждан, снова профинансировавших чужое благополучие.

Что делать? Допустим, зашить карманы чиновников, чтобы помочь им преодолеть смущение от волнующей близости больших денег. Чем не злободневная антикоррупционная инновация в рамках провозглашённой российской модернизации?

Но если серьёзно – давно пора прекратить словоблудие, отвадить от принятия решений дилетантов и невежд всех мастей и рангов. Не прикрывать хлёсткой фразой ущербность мысли. Уразуметь, что вершители судеб не те, кто «огрёб» миллиарды и окружил себя верноподданными сателлитами. Нет шансов у модернизации, если не выработана адекватная экономическая, научно-техническая и социокультурная политика, опирающаяся на реальную поддержку граждан, предусматривающая целенаправленные, а не среднестатистические вложения в человеческий капитал.

Кавалерийскими наскоками, указаниями сверху и «светскими тусовками» настоящая модернизация в России не начнётся. Только настойчивый, упорный, заинтересованный, эффективный труд большинства сдвинет ситуацию с «мёртвой точки». Среди ближайших задач российской власти - сформулировать стратегические ориентиры и разработать внятную, обоснованную и конкретную программу, всемерно содействовать осознанию каждым человеком, что участие в модернизации означает и общественное признание, и достойную работу – на себя, своих детей и внуков, во имя настоящего и будущего. Тогда, глядишь, и долгожданный переход от слов к делу, наконец, состоится.