1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2404

Биржевая торговля и проблема вертикальных ограничений конкуренции: зарубежный опыт и реалии России

Вертикальные ограничения конкуренции — одна из наиболее распространенных и одновременно сложных форм нарушения антимонопольного права, с которой сталкиваются антимонопольные службы многих стран мира, включая Россию. Различные страны, использующие широковарьирующиеся методы антимонопольного регулирования, сталкиваются с похожими формами вертикального ограничения конкуренции, применяемыми как национальными компаниями, так и крупнейшими транснациональными корпорациями, действующими на их территории. Одиозным примером последних стала практика компании «Кока-кола», объясняющей предоставление скидок на свою продукцию оптовым потребителям (преимущественно культурно-развлекательным учреждениям) отказом последних от продажи продукции конкурентов в ходе проводимых ими культурных мероприятий.

Универсальность проблемы вертикальных ограничений в условиях существования различных подходов к ней в разных странах выносит на повестку дня вопросы о родовом определении таких ограничений, их классификации и месте среди других форм, противоречащих развитию конкуренции.

В настоящее время единственным относительно признанным в мировой практике определением вертикальных ограничений конкуренции считается определение, данное ОЭСР: ограничения сводятся к установлению поставщиком цены перепродажи поставляемого им товара потребителем или минимального порога такой цены.

Тем не менее это определение не полное, поскольку сводит понятие вертикальных ограничений в целом к одной форме, которая при определенных обстоятельствах может и не быть ограничением. Данное определение не учитывает ряд возможных рыночных практик компаний, которые при наличии доминирующего положения, значительных входных барьеров и ряда других сдерживающих конкуренцию особенностей рынка способны повлечь антиконкурентные последствия на рынках, расположенных по отношению к данному рынку вертикально, то есть на более поздних или более ранних этапах создания добавленной стоимости.

Назначение разных цен на однородный товар различным потребителем далеко не единственный пример таких практик. Поэтому исходя из смысла термина «вертикальные ограничения конкуренции» их следует объединить в более широкое определение, включающее все возможные формы подобных ограничений.

Вертикальные ограничения — это скорее действия одного или группы хозяйствующих субъектов, приводящие или способные привести к ограничению конкуренции на вертикально интегрированных рынках, то есть рынках, расположенных в технологической цепочке ниже или выше рынка, на котором действуют данные субъекты.

Чтобы разработать последовательную методологию противоборства таким ограничениям, надо прежде всего представлять, какие виды деятельности хозяйствующих субъектов подпадают под определение вертикальных ограничений конкуренции и как они классифицируются.

Основа классификации

Исходя из приведенного определения в основу классификации должно быть положено два главных признака.

Во-первых, практики должны воздействовать на состояние конкурентной среды на рынках, где работают потребители или поставщики продукции хозяйствующих субъектов, осуществляющих ограничительную практику.

Во-вторых, практика должна быть ограничительной, то есть вести к ослаблению конкуренции на этих рынках.

В России с принятием Федерального закона «О защите конкуренции» и внесением в него поправок сформирована необходимая законодательная база для предотвращения вертикальных ограничений конкуренции хозяйствующими субъектами, занимающими на рынке доминирующее положение.

Так, пункты 5, 6, 8 и 9 ст. 10 названного закона запрещают доминирующим хозяйствующим субъектам:

  • экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) при наличии возможности производства или поставок соответствующего товара;
  • экономически, технологически и иным образом не обоснованное установление различных цен (тарифов) на один и тот же товар;
  • создание дискриминационных условий;
  • создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам.

Такие виды хозяйственной практики могут быть и не быть эксплуатирующими по отношению к хозяйствующим субъектам, действующим на вертикально интегрированных рынках. Это позволяет провести различие между вертикальными ограничительными и эксплуатирующими хозяйственными практиками, а также между ограничительными видами практик, осуществляемыми горизонтально, то есть по отношению к непосредственным конкурентам.

Соответствие видов хозяйственной практики, относящихся к вертикальным ограничениям конкуренции, антимонопольному законодательству определяется прежде всего воздействием на конкурентную среду на вертикально интегрированных рынках, а также на рынке, на котором действует осуществляющая их компания. Последнее может иметь место в результате ограничения доступа конкурентов осуществляющей ограничительную практику компании к источникам сырья или критически важным активам, которые предоставляют компании, расположенные вверху по технологической цепочке.

Поскольку основополагающим критерием правовой оценки потенциально ограничительной практики является ее воздействие — эффект на вертикально интегрированных рынках, то и в качестве основного метода оценки соответствия данной практики антимонопольному законодательству выбирается подход на основе анализа эффекта (effect based approach) (по европейской терминологии). Его американский аналог — правило разумности (rule of reason).

Экскурс в историю

В России использование вертикальных ограничений доминирующими на рынке хозяйствующими субъектами привело к существенному ухудшению конкурентной среды в ряде отраслей промышленности, например нефтяной, металлургической и химической.

В этих отраслях расположенные вверху по технологической цепочке предприятия (поставщики сырья) создавали дискриминационные условия для предприятий более высоких переделов, использующих сырье для производства товаров производственного или конечного потребления. Цель — создать более благоприятные условия для предприятий, входящих в одну группу лиц (холдинг) с поставщиками сырья, и снизить возможности эффективной конкурентной борьбы для не аффилированных с ними компаний.

Часто создание искусственного дефицита сырья или назначение различного уровня цен разным потребителям преследовало цель вытеснить независимые предприятия с вертикально интегрированного рынка, заставить их войти в холдинг или согласиться работать на невыгодных условиях, таких как давальческие схемы.

К концу 1990-х гг. такая практика привела к вымыванию с рынка значительной части независимых металлургических предприятий высоких переделов, их вхождению в единую группу лиц с металлургическими предприятиями полного цикла, сокращению числа конкурирующих хозяйствующих субъектов и формированию условий для монополистического ценообразования. Аналогичные тенденции прослеживались и в других отраслях, в которых использование вертикальных ограничений конкуренции вело к объединению ранее независимых предприятий в одну группу лиц, формирующуюся вокруг сырьевого монополиста.

Введение чувствительных оборотных штрафов за установление монопольно высокого уровня цен и поведенческих условий (прежде всего согласованных с антимонопольным органом) в определенной мере позволило сдержать негативные последствия использования вертикальных ограничений сырьевыми монополистами, ограничив возможности монополистического ценообразования. Однако эти меры не позволяют напрямую воздействовать на структуру рынков продукции более высоких переделов.

Сырьевые монополисты находят различные способы для продолжения дискриминации независимых от них потребителей в обход принятых в отношении их поведенческих мер. Фактически они продолжают осуществлять такие виды противоправной хозяйственной практики, как ценовая дискриминация и отказ от сделки при наличии технической возможности поставки соответствующего товара.

Торговля минеральным сырьем

Возможность негативного воздействия вертикальных ограничений конкуренции на рынки, где действуют потребители сырья, сохраняется. Конкуренция на этих рынках постепенно деградирует по мере потери независимости ранее конкурировавших между собой потребителей сырья и перехода возрастающей их части в единую группу лиц с поставщиком сырья.

Следующий шаг Правительства РФ, рассматриваемый в настоящее время, представляется самым эффективным с точки зрения сохранения конкурентной структуры рынков более высоких переделов, на которых в качестве сырья поставщики используют продукцию предприятий-монополистов. Речь идет о введении биржевой торговли минеральным сырьем, в ходе которой независимые и аффилированные с поставщиком потребители смогут на равных условиях предъявлять спрос на сырье. По сравнению с прямыми сделками биржевой оборот наиболее прозрачный, а значит, контролируемый со стороны государства. Независимо от числа поставщиков на бирже ФКЦБ и ФАС смогут контролировать единообразие цены и условий поставки для всех потребителей — как входящих, так и не входящих в группу лиц с поставщиком. Это позволит в значительной мере снизить остроту проблемы дискриминации независимых потребителей и тем самым укрепить конкурентные начала на соответствующих отраслевых рынках.

Вместе с тем введение биржевой торговли сырьем не оградит всех потребителей от монополистического завышения цен со стороны поставщиков. Кроме того, более высокая прозрачность ценообразования на бирже по сравнению с прямыми сделками между поставщиком и потребителям, условия которых зачастую составляют коммерческую тайну, создает условия для имплицитного согласования цены между небольшой группой поставщиков на олигопольном рынке. В то же время биржевая торговля снижает вероятность раздела рынка между поставщиками по географическому и продуктовому признаку, а также по потребителям.

Стартовая цена и ценовой диапазон

Ключевой проблемой при введении обязательной биржевой торговли минеральным сырьем становится определение стартовой цены и ценового диапазона (предела отклонений от стартовой цены). Для поиска тяготеющего к конкурентному уровню значения стартовой цены можно использовать несколько подходов. Один из них — обсуждаемая в настоящий момент идея использования цены на сопоставимых конкурентных рынках в пределах России и за рубежом, очищенной от влияния специфических особенностей страны, таких как налоги и уровень таможенных пошлин. Привлекательность этого подхода состоит в использовании внешнего, независящего от производственных и логистических особенностей конкретных поставщиков реперного показателя, претендующего на объективность. Однако поиск таких рынков, которые были бы сопоставимы с российскими, в том числе по таким показателям, как условия добычи минерального сырья, размещение производственных мощностей, протяженность транспортного плеча, объем и качество продукции, представляется весьма проблематичным. Курьезным примером использования формальных показателей в подобных целях стало использование в 1990-х гг. Турции в качестве так называемой суррогатной страны (то есть страны с примерно одинаковыми показателями ВВП на душу населения и т.д.) при определении размера антидемпинговой пошлины на российский экспорт металлов Европейской комиссией. Большую достоверность могут дать показатели ведущих мировых бирж, однако и их использование способно привести к существенным искажениям и не имеющим внутренние причины колебаниям цен на российских сырьевых биржах, как это показывает четырехкратное падение мировых цен на нефть в период последнего кризиса.

Эти соображения подталкивают к использованию достоверно определенной себестоимости реализованной продукции за предшествующий учетный период в качестве базы расчета стартовой цены с поправкой на считающуюся в России нормальной норму рентабельности в соответствующих отраслях. Определение последней представляется целесообразным на уровне, предотвращающем отток капитала из сырьевых отраслей и производств с низким уровнем переработки. Однако и в этом случае стартовая цена зависит от динамики российского фондового рынка, репрезентативность которой вызывает серьезные сомнения. Проблематичным представляется и использование в качестве составляющей стартовой цены уровня прибыли, определяемого на основе сложившейся во многих высококонцентрированных отраслях российской экономики нормы рентабельности, составляющей 50% и выше.

И все же, несмотря на проблемы, связанные с выбором конкретного способа определения стартовой цены, применительно к отдельным товарным позициям необходимо выбрать какой-либо рациональный способ на основе консенсуса участников рынка, включая уполномоченные органы государственного регулирования — ФАС и ФКЦБ. Независимо от выбора способа определения стартовой цены и диапазона ее колебаний неоспоримым преимуществом, возникающим при введении биржевой торговли, является изменение соотношения сил при переговорах о цене поставляемого сырья. Если при прямых сделках потребитель оказывался один на один с сырьевым монополистом, то на бирже последний сталкивается с консолидированными потребителями и не может осуществлять дискриминацию между своими и не своими покупателями. Тем самым меняется соотношение экономических возможностей сторон при сделке, являющееся важнейшим фактором ценообразования на рынках с несовершенной конкуренцией. В направлении компенсации рыночной власти поставщика или ограниченной группы поставщиков на рынках продукции с низким уровнем переработки действует также возрастание эффективности государственного контроля в условиях характерной для биржи прозрачности заключения сделки.