1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2428

Тарифы: какими им быть

Замораживание или резкое замедление роста тарифов естественных монополий — один из наиболее обсуждаемых путей помощи экономике в кризис. По очевидным причинам такой шаг пользуется популярностью у многих представителей бизнеса и региональных лидеров. Правительство пока что занимает сдержанную позицию. Его глава Владимир Путин исключает замораживание тарифов, поскольку оно «принесет больше вреда, чем пользы». Тем не менее он подтвердил, что рост тарифов будет существенно заторможен. Что касается идеи полного прекращения роста тарифов, она продолжает обсуждаться, поэтому при новом ухудшении макроэкономических показателей возврат к ней не исключен.

Большинство участников дискуссии, судя по всему, понимают под тарифами естественных монополий в основном цены на электроэнергию и газ. Но понятие «естественные монополии» гораздо шире: это трубопроводные системы теплоснабжения, водоснабжения, канализации, газоснабжения, нефте- и нефтепродуктопроводы, электрические сети, железнодорожные перевозки, услуги в портах и аэропортах, услуги телефонной и почтовой связи и т.д.

При этом на практике государство регулирует цены и тарифы и в областях, которые не являются на 100% естественными монополиями. И тут возникает несколько вопросов. Замораживаются цены и тарифы на все виды деятельности, подлежащие государственному регулированию, или нет? А какие последствия этих мероприятий следует ожидать для экономики страны и прежде всего для потребителей?

Начнем с того, что подобные идеи не новы, а их «эффективность» уже проверена на практике. В 1992 г. руководство тогдашнего Минэнерго России вышло в Комитет цен с предложением сохранить тарифы на электроэнергию для населения на уровне не более 4 коп. за 1 кВт•ч. Тариф был сохранен при общем росте цен более чем в 26 раз!

И по сей день значение этого отрицательного фактора трудно переоценить: льготный тариф на электроэнергию для населения потребовал компенсации затрат электроэнергетики увеличением тарифов для промышленности, сельского хозяйства и потребителей, финансируемых из бюджетов всех уровней. До сих пор проблема перекрестного субсидирования не решена. По экспертным оценкам, это более 120 млрд руб. в год. Аналогичное перекрестное субсидирование существует и в теплоснабжении, газоснабжении, на железнодорожных перевозках. А это уже 250—300 млрд руб. в год.

Конечно, существует проблема малоимущих слоев населения, которые не могут полностью оплачивать коммунальные услуги. Но льгота распространяется на все население. Это приводит к субсидированию богатых людей, оплачивающих по заниженным тарифам подогрев полов в огромных загородных коттеджах, садовых дорожек (чтобы не чистить их зимой), не говоря уже о джакузи и бассейнах. Очевидно, решение проблем надо искать в адресной поддержке малоимущих слоев населения.

Другой традиционный довод в пользу сдерживания тарифов — их рост ведет к усилению инфляции. В октябре 1996 г. были заморожены цены на газ и тарифы на электроэнергию (на газ — до 1999 г.). Привело ли это к снижению инфляции? Можно однозначно сказать, что нет. Индекс потребительских цен в 1998 г. составил 1,844, в 1999 г. — 1,365. Двузначные цифры инфляции сохранились.

Между тем в странах Западной Европы инфляция удерживается на низком уровне без какого-либо замораживания тарифов. При значительном росте цен на газ и электроэнергию инфляция укладывается в скромные 2—3%. Например, в Великобритании в 2005 г. инфляция оставалась на крайне низком уровне в условиях роста цен на газ для предприятий на 25%.

В чем дело? Может быть, в российской инфляции следует винить не естественные монополии, а неумение управлять денежной массой? Иначе почему в условиях экономического кризиса в европейских странах наблюдается дефляция, а в России, наоборот, существенная инфляция?

Рентабельность чаще не превышает 2%

Часто можно слышать упреки в непрозрачности информации о деятельности естественных монополий, об отсутствии публичного контроля за их издержками. На самом деле в стране создана вполне эффективная система государственного регулирования цен и тарифов естественных монополий как на федеральном, так и на региональных уровнях. Не доверять федеральной и региональным службам нет оснований. Информации о работе предприятий предоставляется более чем достаточно, проводятся экспертизы, открытые слушания по обсуждению и установлению тарифов.

Существующая система цен и тарифов на услуги предприятий естественных монополий с ее перекосами, льготами и неупорядоченностью во взаимоотношениях с органами государственной власти (до сих пор нет официального признания наличия перекрестного субсидирования) не позволяет объективно оценивать эффективность или убыточность отдельных видов деятельности.

Тем не менее можно констатировать только одно: рентабельность большинства предприятий естественных монополий (если не рассматривать экспортные поставки газа) не превышает 2%. Число убыточных предприятий здесь велико, как ни в одной другой области. Это показатель, с одной стороны, жесткости государственного регулирования, а с другой — упадка материально-технической базы естественных монополий, где оборудование не менялось зачастую по 40—50 лет.

Приведение к международным стандартам качества предоставления услуг требует многомиллиардных годовых вложений, даже если этот процесс растянуть не на одно десятилетие.

И наконец, последний довод в пользу замораживания тарифов — это приведет к росту производственных издержек в отраслях — потребителях услуг естественных монополий. Это было бы верно, если бы не два «но». Вопервых, сами потребители услуг монополий в условиях кризиса зачастую не только не снижали цены, но и, напротив, повышали их, чтобы компенсировать упавший спрос. Во-вторых, доля расходов на оплату топлива и энергии в себестоимости продукции не превышает 6% в среднем по промышленности, а в отраслях, которые исключительно важны для населения (пищевая, сельское хозяйство, строительство и легкая промышленность), составляет от 1,5 до 4%.

Экономические последствия

Существующий уровень цен и тарифов не позволит осуществить модернизацию и реконструкцию предприятий естественных монополий, а также тех предприятий, которые были выделены в конкурентные виды деятельности в процессе реформирования электроэнергетики. В ближайшие 10—20 лет они будут оставаться неэффективными с точки зрения расходования ресурсов и нагрузки на окружающую среду. Какой смысл собственнику приобретать дорогостоящее оборудование, если потребляемые ресурсы дешевы и их экономия не окупает расходов на модернизацию?

Средства на осуществление мероприятий по повышению эффективности и качества предоставляемых услуг придется брать либо из бюджета, что в условиях кризиса нереально, либо за счет повышения тарифов.

Замораживание или сдерживание роста цен и тарифов приведет к сохранению колониального типа развития экономики страны с низкими зарплатами и дешевыми энергетическими и сырьевыми ресурсами. А тогда надо забыть об инновационном пути развития и смириться с уязвимостью нашей экономики перед лицом очередных глобальных кризисов.

Социальные и политические последствия

Замораживание цен и тарифов для инфраструктурных предприятий в условиях падения платежной дисциплины приведет к дальнейшему упадку их материальной базы, поскольку инвестиции будут единственной возможной статьей экономии. Негативные социально-политические последствия от повышения цен еще можно локализовать. Но последствия крупных инфраструктурных аварий, оставляющих без тепла, света и воды целые города, локализовать не получится. Повышение цен — меньшее зло по сравнению с вымерзанием населенных пунктов зимой.

Показатель, % прироста

2007

2008

2009

2010

Инфляция

11,9

13,3

8,8

7,5 (прогноз)

Электроэнергия*

10,7

12

19

8

Газ*

15

25

15,8

26,6

* Рост регулируемых цен для всех категорий потребителей, по данным Минэкономразвития России, на 1 октября 2009 г.

Индексы цен производителей на отдельные виды промышленных товаров в Российской Федерации в 1998—2009 гг.

На конец периода, % к декабрю предыдущего года

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Электроэнергия собственного производства

124,1

170,7

118,4

104,8

123,7

115,5

114,7

110,6

116,2

114,3

116,9

Электроэнергия, отпущенная различным категориям
потребителей

102,2

119,7

141,7

128,8

128,3

113,4

111,4

111,0

110,3

114,1

117,5

117,3

Электроэнергия, отпущенная промышленным потребителям

102,9

120,7

138,7

125,9

125,6

112,0

111,0

109,3

109,5

115,6

118,5

113,5

Электроэнергия, отпущенная сельскохозяйственным товаропроизводителям

110,7

123,2

158,1

148,4

134,5

122,3

117,3

120,2

111,9

114,6

118,1

122,7

Электроэнергия, отпущенная непpомышленным потpебителям

99,8

109,6

141,7

132,6

131,2

115,0

111,5

109,6

110,6

113,7

117,2

121,4

Электроэнергия, отпущенная тpанспоpту

89,3

105,5

135,4

129,5

130,2

111,4

109,6

112,2

107,8

113,6

116,2

115,0

Электроэнергия, отпущенная населению

110,7

143,7

157,6

133,4

136,9

116,6

112,4

118,5

115,3

106,7

113,4

124,9

Теплоэнергия

102,0

110,7

135,4

125,2

125,2

116,3

111,4

113,7

112,9

103,8

120,4

119,6

Индексы цен производства и распределения электроэнергии, газа и воды в Российской Федеpации в 1998 — 2009 гг.

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

Декабрь в % к декабрю предыдущего года

102,2

117,7

141,6

127,4

126,0

114,5

112,5

112,6

110,3

113,3

118,0

118,3