1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать | 352

Счетная палата признала значительную часть запасов нефти и газа в России фейком

Из отчета Счетной палаты о состоянии минеральной сырьевой базы страны в 2015-19 гг. следует, что существенная часть запасов нефти и газа в России, о которых рапортуют сырьевые компании и которые ставятся на государственный баланс, не подтверждается в результате переоценки, разведки и добычи.

Нефтегазовые компании склонны переоценивать разведанные залежи, докладывая государству о природных богатствах. В среднем каждый год Россия списывает с госбаланса оказавшиеся «фейковыми» запасы углеводородов почти в таком же объеме, какой ежегодно выкачивает из недр. С 2016 г. были признаны не существующими в реальности запасы нефти и конденсата на 2,278 млрд тонн, что составляет почти пять годовых объемов добычи. За этот период по причине неподтверждения пришлось списать 6,041 трллн кубометров газа. Это - более девяти годовых объемов добычи. СП отмечает, что газовые запасы списываются быстрее, чем компании успевает рапортовать о новых открытиях. В докладе СП говорится: «В течение 2015-2019 гг. убыль (списание) запасов газа превысила количество поставленных на государственный баланс запасов на 2,315 трлн кубометров, или 3,6 годового объема добычи».

Кроме того, СП доказывает, что эффективность геологоразведочных работ, которые выполняются за счет бюджета, «необоснованно завышается». По данным аудиторов, в экономически доступные запасы переводятся прогнозные ресурсы с вероятностью подтверждения 25-35% и ниже.

Очевидно, что сырьевым госкомпаниям важно показать, что их ресурсная база остается стабильной, что новые открытия покрывают объемы, которые извлекаются из недр и продаются за рубеж. На самом деле такая компенсация осуществляется почти исключительно за счет доразведки уже действующих, старых залежей нефти. СП пишет, что новыми открытиями компенсируется не более 25% выбывающих запасов, причем все 59 месторождений нефти, поставленных на государственный баланс в прошлом году, относятся к категории «мелких.

Из приведенной СП диаграммы видно, что на данный момент на Россию приходится 6% мировых запасов нефти и 20% - газа. Валовая стоимость разведанных полезных ископаемых в недрах составляет 28 трлн долл., то есть 1900% ВВП страны. Три четверти этой суммы приходятся на нефть, газ и уголь. При нынешнем уровне добычи (550 млн тонн в год) запасов нефти хватит на 35 лет, а газа - на 50. Однако, две трети нефтяных месторождений приходится на трудноизвлекаемую нефть, расположенную преимущественно в Арктике (60%). Ее добыча стоит дорого и требует современных технологий. Таким образом, если исключить малорентабельные залежи, нефти в стране осталось на 20 лет. Что касается газа, то качественные запасы («сухой газ» - практически чистый метан, не содержащий тяжелых гомологов) также «существенно ниже» общих.

СП констатирует: потенциал открытия крупных месторождений в освоенных нефтегазоносных провинциях практически исчерпан, равно как и «поисковый задел», сформированный еще в советское время.

«В настоящее время поиски полезных ископаемых ведутся в основном на поисковом заделе фонда перспективных площадей, сформированном в период СССР и частично в период с конца 1990-х годов по 2002 г., когда выявлялось 400-450 перспективных площадей в год», - говорится в докладе. С того времени объемы геологораздочных работ резко упали, а число открытий снизилось в 10 раз. С 2003 г. ежегодно выявляется в среднем лишь 40 перспективных площадей. При этом оцениваются только прогнозные ресурсы самых низких категорий.

Счетная палата отмечает: с 2003 г. полностью прекратилось государственное финансирование прикладных научных исследований в сфере геологии и наметилось «технологическое отставание России в ряде научных направлений, связанное с отсутствием отечественной приборостроительной базы… Это относится к изотопной геологии, дистанционным и геофизическим исследованиям, цифровым технологиям сбора, обобщения и анализа геолого-геофизической информации с построением многофункциональных, в том числе глобальных, информационных систем».

Авторы отчета делают такой вывод: «При всем богатстве и многообразии минерально-сырьевая база России в ее нынешнем состоянии имеет риски стагнации и не может служить драйвером экономического роста. Потенциал «поискового задела» для наращивания минерально-сырьевой базы ограничен из-за недостаточной геологической изученности недр. Сегодня среднемасштабным картированием охвачено только 24,1 % территории страны. Для дальнейшего развития геологической отрасли не хватает передовых технологий, инвестиционной привлекательности, современного нормативного регулирования, цифровизации и открытости геологической информации».

Это касается не только нефти и газа. СП приводит такой пример: «Россия располагает достаточно крупной сырьевой базой редкоземельных металлов (25 % мировых запасов), требуемых для производства высокотехнологичной и инновационной продукции в различных отраслях промышленности. Однако из-за отсутствия полной производственной цепочки для глубокой переработки сырья, спрос на эти металлы удовлетворяется за счет импорта. Также импортируются более 1/3 видов стратегического минерального сырья: марганец, хром, литий, бериллий и рений – 100 %, цирконий – 98%, титан – 95%, олово – 70%, бокситы – 64%, уран – 65%, молибден – 45%».

Эксперты СП предлагают разработать целевой проект в области геологического изучения и рационального недропользования. СП считает, что требуется создать условия для инновационного развития отрасли, внедрения прогрессивных методов прогнозирования и поиска месторождений полезных ископаемых, переходить на цифровые технологии сбора и обработки геологической информации, а кроме того - обеспечить отрасль высококвалифицированными кадрами в приоритетных направлениях.