1. Главная / Новости / Прямая речь 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| прямая речь | печать | 99

Дмитрий Сазонов (ЕР): нацпроекты по повышению производительности труда и «цифровая экономика» не связаны, это запрограммирует хаос

Загрузка плеера

Я бы сегодняшнее выступление хотел посвятить теме реализации национальных проектов. И в связи с тем, что Государственная Дума в первом чтении приняла бюджет РФ на трёхлетний плановый период, это, в общем-то, в значительной степени в связи с тем, что бюджет профицитным является, позволяет нам расширить мандат правительства по реализации как социальных, так и экономических обязательств, в том числе и в реализации национальных проектов.

В частности, национальный проект по цифровой экономике рассчитан на бюджетирование в размере более 2,5 трлн руб., из них больше триллиона рублей – это бюджетные средства. Определены приоритетные направления, их шесть. Напомню, это и кадры, это и цифровые технологии, это инфраструктура, и безопасность, и изменение цифровое государства. Но одним из ключевых и первым направлением является регуляторика, то есть нормативно-правовое регулирование и изменение правового пространства.

Так вот, ещё на прошедшем не так давно форуме в Сочи представители правительства предлагали вступать в так называемый клуб законодателей, приглашали всех желающих. Сегодня создана целая система управления национальным проектом. Она включает в себя создание и некоммерческой организации (ОНО «Цифровая экономика»), и создание подкомиссии при правительстве под руководством вице-премьера. Но что удивительно, в эти органы управления проектом не включены в том числе и парламентарии.

Хочу сказать, что ещё весной предполагалось принятие 50 законопроектов в рамках плана реализации этого национального проекта, и это была достаточно тревожная цифра. Сейчас на осеннюю сессию в плане реализации этого нацпроекта правительством предусмотрено девять законопроектов. Это существенные и важные законопроекты. Они касаются и облачной цифровой подписи, и касаются вопросов, связанных с регулированием криптовалют, краудфандинговой деятельности, смарт-контрактов. Безусловно, все эти направления очень важны.

Но вот вопрос возникает в том, насколько готовы сегодня общество, государство и бизнес к этой самой цифровой трансформации. Дело в том, что, как говорят программисты, можно ли запрограммировать хаос? Да, можно, но это нам обойдётся очень с вами дорого, коллеги. И, в первую очередь, это говорит о том, что у нас не всё в порядке, в том числе и в госуправлении, и в бизнесе с налаживанием обычных бизнес-процессов. Это и управленческие процессы, и производственные процессы, и, в первую очередь, трансформации необходимо подвергать их.

Другой нацпроект, который направлен на повышение производительности труда, по данным Счётной палаты... Мы проводили встречи и обсуждали нацпроекты на экспертных советах при нашем комитете. Так вот, специалисты Счётной палаты заявляют, что у нас сегодня они не связаны, эти нацпроекты, друг с другом, что, в общем-то, существенно может сдержать результативность реализации этих проектов.

И третий национальный проект, на который хотел бы сегодня обратить ваше внимание, это развитие малого и среднего предпринимательства. Дело в том, что неоднократно уже тут, я думаю, что нет противников в этом зале приоритезации этого национального проекта как проекта, который позволяет всколыхнуть отдельную сферу экономики нашей, которая, собственно говоря, сегодня оставляет желать лучшего. Это не более 20% ВВП, а задачи в нацпроекте стоят достаточно амбициозные – задача увеличить к 40% долю в валовом внутреннем продукте и увеличить количество занятых с 19 до 25 млн человек.

И в связи с этим хочу отметить как бы ключевые факторы, которыми необходимо заниматься в рамках реализации этих нацпроектов.

Во-первых, это история, связанная с контрольно-надзорной деятельностью. Только ленивый об этом не говорит. Могу сказать, что у нас Государственная Дума в первом чтении в начале года приняла федеральный закон о контроле и надзоре, о государственном и муниципальном контроле. Но данная реформа пока идёт достаточно туго и, в общем-то, встречает определённого рода сопротивление. В связи с чем, собственно говоря, чиновники, они могут долго рассуждать на тему контроля и надзора, а предпринимательское сообщество, оно в этих условиях сегодня живёт. И, на мой взгляд, это один из существенных сдерживающих факторов развития малого и среднего бизнеса в нашей стране.

Вторым очень важным моментом является вопрос отношения в обществе к предпринимательству и вопросы, связанные с популяризацией малого и среднего бизнеса. Формирование предпринимательского мышления и развитие институтов наставничества, внедрение в образовательные программы предпринимательских и подходов, и предпринимательских дисциплин является одним из важных приоритетов.

Я напомню, что на встрече с некоммерческими организациями в Петрозаводске президент страны выразил заинтересованность в том, чтобы включить в образовательную программу, во всяком случае, для старших классов, там, 8-11 классы, дисциплины, связанные как раз с формированием этих компетенций, этих подходов и мышления предпринимательского.

И в рамках как раз развития предпринимательства хотелось бы затронуть ещё один очень важный вопрос, такую сферу, которая называется социальное предпринимательство. Коллеги, если я спрошу вас, вот сегодня присутствующих в зале, кто готов достоверно и полно сформулировать понятие и определение социального предпринимателя. Есть такие люди, коллеги, в зале?

Я думаю, что это, наверное, одна из ключевых проблем в связи с тем, что вроде всё об этом говорят, о том, что эта сфера приоритетная, важная, здесь участвуют некоммерческие организации, здесь участвует бизнес, но тем не менее мы до сих пор не приняли федерального законодательства, федеральной законодательной базы для развития социального предпринимательства.

Напомню, что если говорить о хронологии поручений президента, то первое было дано уже в 2014 году, прошло четыре года с того времени, как президент заявил о необходимости приоритетов развития социального предпринимательства в стране. Далее фактически тема зависла на два года. И в 2016 г. Минэкономразвития разработало законопроект по поддержке развития социального предпринимательства, но так этот законопроект у нас до сих пор и не был рассмотрен, и застрял в коридорах правительства, и не был согласован. А буквально ещё через год, в 2017 г., опять же президент в Петрозаводске на встрече с некоммерческими организациями отмечал о том, что такой законопроект должен быть принят, и принят в 2017 г. Этого опять не случилось. И вот уже 23 октября на большом форуме «Опоры России» в этом году президент сказал, что воз находится и ныне там, до сих пор этот законопроект не принят, и дал очередное поручение правительству разработать этот законопроект.

Хочу сказать, что на сегодня пока вся эта сфера регулируется всего лишь законами «Об основах социального обслуживания граждан» и соответствующим постановлением правительства «Об утверждении примерного перечня (обращаю ваше внимание, коллеги, примерного перечня) социальных услуг», не исчерпывающего, не полного. И единственное понятие «социального предпринимательства» даётся всего лишь в приказе Минэкономразвития и служит только целям распределения бюджетных средств для субъектов РФ.

Вообще, если говорить о том, кто у нас сегодня является лидером в понимании этой сферы, необходимо говорить в первую очередь о бизнесе и бизнесе, который принимает программы корпоративной социальной ответственности.

Сегодня существует и национальная премия, которая называется «Импульс добра», и по сути разработан уже и на площадке Организации Объединённых Наций стандарт корпоративной социальной ответственности. И многие компании, которые сегодня реализуют этот стандарт, они получают конкурентное преимущество, поскольку, когда производится продукт примерно равного качества и примерно равной доступности, потребитель начинает ориентироваться уже не только на качество этого продукта, но и на какие-то другие сущности, в том числе и на поведение бизнеса, которое он демонстрирует в территории своего пребывания, и тогда предпочтение потребителя, оно переходит в сторону того товара, который произведён как раз социально ориентированным бизнесом и социально ответственным бизнесом. И я могу сказать, что существуют уже полноценные формулы возврата социальных инвестиций и крупные компании, они, в общем-то, являются лидерами и ориентиром для того, каким образом можно было бы подходить к вопросам регулирования социального предпринимательства.

Я могу также проговорить несколько слов о тех принципах, на которых мы можем с вами формировать законодательную базу для создания социального предпринимательства в нашей стране.

Во-первых, это уже хорошо себя зарекомендовавший подход в части государственных закупок, когда сегодня корпорация малого и среднего предпринимательства нам отчитывалась с вами и говорила, что доля закупок малого бизнеса у крупных компаний за последние два года выросла со 100 млрд руб. до более, чем 2,5 трлн руб. Это существенный рынок для предпринимателей, в том числе для малых предпринимателей, для социальных предпринимателей, и это очень правильный подход с точки зрения изменения пропорции оказания социальных услуг населению не бюджетными, не государственными организациями, а негосударственным сектором, то бишь некоммерческими организациями или социальными предпринимателями. И это для нас крайне важно и можно было бы даже говорить о целом поэтапном плане перехода к середине 2020-х годов к увеличению доли участия негосударственного сектора в оказании социальных услуг именно там, увеличивая его постепенно, доведя его там до трети или до половины в целом в оказании этих услуг.

Следующий шаг – это, конечно, стандартизация, это сфера именно функциональной стандартизации и к этому ведёт третий принцип, когда потребитель со своими деньгами идёт как раз за той услугой, которую предлагает не только государство, но и некоммерческий сектор и социальные предприниматели.

Я могу привести свой личный пример. У меня был проект, называется «Лыжи мечты», мы его реализовывали на горнолыжном комплексе, при этом этот пример показал, что не обязательно заниматься только иппотерапией, например, или дельфинами, то есть, есть другие совершенно новые ниши, которые и НКОшники и предприниматели готовы вывести на рынок, главное, чтобы реализовался принцип – деньги идут за потребителем.

Коллеги, мы, партия «Единая Россия» в ноябре будет проводить большой аналитический мониторинг. Я предлагаю всем присоединиться к этой работе для того, чтобы сформировать нормативно-правовую базу социального предпринимательства.

Выступление на пленарном заседании ГД 8 ноября 2018 г.