1. Главная / Новости 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| новости | печать

Курс рубля колеблется ожидаемо

Российский рубль, как и валюты крупнейших развивающихся стран, продолжает стремительно обесцениваться относительно основных мировых валют. Но повышение волатильности обменного курса рубля для учёных ИЭП им. Е.Т. Гайдара неожиданным не выглядит.

Руководитель Научного направления «Макроэкономика и финансы» Института Гайдара Павел Трунин и старший научный сотрудник Анна Киюцевская подсчитали, что за сентябрь стоимость российского рубля относительно доллара США снизилась на 4,9%, бразильского реала и южноафриканский ранда — на 3%, индонезийской и индийской рупии — на 1,6 и 0,07% соответственно. Существенное курсовое давление на валюты развивающихся стран оказывают сохраняющаяся напряжённость на мировых финансовых и валютных рынках, а также дальнейшее сокращение программ монетарного стимулирования экономики ФРС США. В этих условиях российский рубль, полагают учёные, является наименее защищенным, учитывая высокие риски, спровоцированные введением в отношении России секторальных санкций.

Вместе с тем, строго следуя заявленным ранее планам по переходу к плавающему валютному курсу, с 24 июня Банк России не осуществляет интервенций на валютном рынке, т.е. фактически уже более трёх месяцев курс российского рубля формируется под влиянием только рыночных факторов. Таким образом, ширина операционного интервала (9 руб.) позволяет амортизировать влияние не только фундаментальных макроэкономических факторов, определяющих нисходящий курсовой тренд, но и спекулятивных тенденций. Однако внутри операционного интервала волатильность обменного курса рубля продолжает возрастать. Например, в сентябре среднедневной размах колебаний рублёвой стоимости бивалютной корзины составил 45 коп. по сравнению с 30 коп. месяцем ранее.

На взгляд П. Трунина и А. Киюцевской, повышение волатильности обменного курса рубля является ожидаемым. Новая для российской экономики реальность стала следствием не только внешней напряженности, но и последовательного ослабления регулирующего воздействия Банка России. Подтверждает это и тот факт, что хотя максимальная рублёвая стоимость бивалютной корзины в ходе торгов 30 сентября достигала 44,45 руб., тем самым незначительно превысив верхнюю границу операционного интервала, установленную на уровне 44,40 руб., Банк России воздержался от проведения интервенций, продемонстрировав приверженность заявленному курсу монетарной политики. При этом если котировки американской валюты 30 сентября достигли исторического максимума, превысив 39,80 руб., то уже 1 октября они снизились до 39,75 руб. Таким образом, делают вывод учёные, именно невмешательство Банка России в деятельность валютного рынка позволило охладить спекулятивные ожидания валютных игроков, подтвердив приверженность Банка России плавающему валютному курсу.

В связи с этим, полагают эксперты Института Гайдара, введение Банком России каких-либо форм контроля за потоками капитала в текущей ситуации является маловероятным. Они отмечают, что к ограничению трансграничных потоков капитала Банк России не прибегал ни в период кризиса 2008–2009 гг., ни посткризисного восстановления, тогда как подобная практика широко использовалась монетарными властями развивающихся стран. Подобные механизмы применялись, например, в Аргентине, Бразилии, Индонезии, Южной Корее и Украине. Более того, согласно «Основным направлениям единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 г. и период 2016 и 2017 гг.», Банк России планирует проводить курсовую политику в рамках плавающего валютного курса, переход к которому будет завершен до конца 2014 г., что не предусматривает использования прямых методов контроля за потоками капитала. Однако разработанный Центробанком гибкий механизм курсовой политики позволяет в случае реализации форс-мажорных обстоятельств, как это было в начале текущего года, не допустить паники на валютном рынке, обнадеживают авторы анализа.