1. Главная / Новости / Прямая речь 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| прямая речь | печать

А. Макаров (ЕР): в бухгалтерии, как и в политике, очень важна правда (О выступлении А. Кудрина на заседании «Открытой трибуны)

Загрузка плеера

Я бы, наверное, даже не стал об этом говорить, если бы вчера Алексей Леонидович Кудрин не сделал заявление о том, что «Единая Россия» должна «принять всю ответственность за стагнацию, в которую пришла страна».

Вы знаете, в отличие от Алексея Леонидовича, мы всегда говорили, что за всё несём ответственность – за то, что нам нравится и за то, что нам не нравится. А вот для того, чтобы вспомнить, кто и за что несёт ответственность, мне бы хотелось напомнить некоторые детали.

Хотелось бы напомнить, что министр финансов – а Алексей Леонидович был ведь не просто министром, он был вице-премьером, отвечавшим за весь экономический блок, за экономическую политику – десять лет этот человек фактически формировал эту политику. И кстати, главная ответственность, которую должна признать «Единая Россия» - что мы, к сожалению, достаточно много последних лет пребывания Алексея Леонидовича не могли эффективно противостоять тому давлению, которое было. Все, кто присутствуют в этом зале, помнят, как депутатам буквально выламывали руки – хотя может быть, Алексей Леонидович это уже и забыл сейчас.

Но я бы хотел напомнить немножечко о другом. Давайте вспомним – что нанесло первый удар по доверию людей к государству? – Закон о монетизации льгот! Когда его прислали сюда и сказали, что на весь закон требуется 50 миллиардов, когда в Государственной Думе переписывался этот закон – кстати, потребовал он не 50 миллиардов, а на 700 миллиардов больше – это мы с вами здесь делали, а ни Министерство финансов! Кстати, это было 15% того бюджета, не запланированных Министерством финансов. Тогда мы это сделали – но удар по доверию людей мы нанесли.

Сейчас я скажу то, что не звучало тогда почему-то – идеологом этого проекта, человеком, который продавливал его, был Алексей Леонидович Кудрин. Им там, в Правительстве, самим решать, кому за что отвечать, они всегда говорили, что они дружная команда – но почему-то подставили Зурабова и сказали, что Зурабов за это отвечает. Я, честно говоря, ожидал, что Алексей Леонидович, как мужчина, выйдет и скажет: это не он, это я за это отвечаю. Нет, промолчал – потому что, наверное, ненависть у людей в тот момент была слишком велика. На самом деле, когда министр финансов ошибается на 700 миллиардов или на 15% бюджета – это он в отставку должен выходить.

Нам говорят о том, что мы несём ответственность за стагнацию – ну что ж, мы готовы отвечать за те решения, которые мы принимаем. Но именно здесь продавливались решения, когда все полномочия бюджетной сферы от парламента были переданы Правительству, читай Алексею Леонидовичу Кудрину. Я не люблю говорить без цифр – я, как и Алексей Леонидович, бухгалтер в этом плане мыслю – так вот, как воспользовалось Правительство этими полномочиями? 2010 год – последний полный год пребывания Алексея Леонидовича в Правительстве – 6 400 изменений бюджета без внесения изменений в бюджет, простой бюджетной росписью. Какая сумма? – более двух триллионов рублей. Впервые звучат здесь эти цифры, я рад, что могу их привести. Так вот, министерство финансов без внесения изменения в бюджет перераспределило в 2010 году 24,5% бюджета. Мы за это тоже должны нести ответственность? – Думаю, что да. Потому что мы позволили Алексею Леонидовичу это сделать. А вот за то, как были израсходованы эти средства, пускай всё-таки несёт ответственность он. Кстати, в 2011 году эта тенденция была продолжена. Готовы ли мы нести ответственность за это? – Да.

Хотел бы обратить внимание, что очень часто в последнее время Алексей Леонидович говорит о нефтяной зависимости нашего бюджета. Но именно за последние пять лет пребывания его на своём посту нефтяная зависимость дошла практически до 50%.

И кстати, я поднял все проекты бюджета – под каждым бюджетом все эти десять лет стояла подпись Алексея Леонидовича Кудрина. Что-то я не помню, чтобы он хотя бы один раз отказался подписать проект бюджета. Что-то я не помню, чтобы он хотя бы один раз сказал: «Я ухожу в отставку!» Ушёл он в отставку только тогда, когда понял, что та модель, которую отстроило министерство финансов, не работает.

И наконец, очень важный вопрос. Цитирую Кудрина: «Когда детскую площадку предлагает построить Президент – вы знаете, это элемент неэффективности работы всей системы». А кто выстроил систему, что нет денег в регионах? Кто выстроил систему, что нет денег у муниципалитетов? Кто специально выстраивал систему, чтобы все деньги приходили в Министерство финансов и все шли туда кланяться? Кто замкнул финансовую систему на себя?..

И если сегодня для того, чтобы построить детскую площадку, нужно решение Президента, - что ж, пусть принимает решение Президент. Но детская площадка нужна детям до того, как Алексей Леонидович сможет реализовать все свои модели. Я думаю, что у детей Алексея Леонидовича детская площадка есть независимо от бюджетных средств.

Хотелось бы обратить внимание ещё на одно очень важное обстоятельство. Вот мы говорим – «налоговое администрирование». Вспомните 2005 год, когда Президент сказал: остановить налоговый террор. Тогда был переписан Налоговый кодекс, тогда мы создали специальные нормы, которые позволили коренным образом изменить ситуацию.

И я хорошо помню совещание у руководителя Администрации Президента, когда мы предлагали – я подчеркиваю, мы предлагали – дополнить те изменения, которые были внесены, ещё одной номой: презумпцией добросовестности налогоплательщика. Как вы думаете, кто выступил против? Может быть, Сердюков, который тогда был министром финансов? Может быть, министр внутренних дел? Категорически возражал против этого Алексей Леонидович Кудрин. Он может поднять стенограмму того заседания и вспомнить свои слова, если он забыл. Когда Кудрин в очередной раз будет говорить о том, что надо поддерживать бизнес, может, ему лучше освежить сначала память.

Уважаемые коллеги! Алексей Леонидович Кудрин всегда говорил, что Министерство финансов – это, строго говоря, бухгалтерия. Какие законы принимаются – то они и выполняют. Так вот – бухгалтер, безусловно, может стать политиком. Но в бухгалтерии, как и в политике, очень важна правда. И в том, и в другом случае, если этого не происходит – происходят вещи в достаточной степени печальные.

Кудрин - блестящий эксперт, блестящий специалист, который стал лучшим министром финансов благодаря тем законам, которые здесь принимались. Так что либо он не лучший министр финансов, либо мы были не такие уж плохие.

Мне очень жаль, что сегодня Кудрин интересует своих собеседников, с которыми он сегодня общается, уже не как эксперт и финансист, а как человек, которому задают только один вопрос: «Вы с Президентом встречаетесь?».

Ну и последняя цитата из Алексея Леонидовича: «Мы чувствуем, что у нас нет этих внутренних стимулов, потенции для реформ». Если нет потенции – лучше уйти».