1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 543

Определение по делу № А55-10730/2014

Верховный Суд РФ определение от 14.06.2016 № 306-ЭС16-606

Резолютивная часть определения объявлена 07.06.2016.

Полный текст определения изготовлен 14.06.2016.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Грачевой И.Л.,

судей Золотовой Е.Н. и Чучуновой Н.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело № А55-10730/2014 по кассационной жалобе Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Самарской области (г. Самара) на решение Арбитражного суда Самарской области от 23.03.2015 (судья Буднеев Д.М.) и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17.11.2015 (судьи Федорова Т.Н., Хайбулов А.А., Филимонов С.А.).

В судебном заседании принял участие представитель Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Самарской области (далее - Управление Росимущества) Шеметова А.Г. (доверенность от 03.06.2016).

Другие лица, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, своих представителей в суд не направили, что в соответствии со статьей 291.10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л., выслушав объяснения представителя Управления Росимущества, поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Общество с ограниченной ответственностью «Инвестиционная компания «Спектр» (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с иском, уточненным в порядке статьи 49 АПК РФ, к Управлению Росимущества о признании недействительным государственного контракта от 16.01.2014 № 2 на оказание услуг по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных актов или актов других органов, которым предоставлено право принимать решение об обращении взыскания на имущество на территории Самарской области (лот № 1, указанный в документации об открытом аукционе в электронной форме № 0342100019013000022), заключенного сторонами по результатам проведения открытого аукциона в электронной форме на основании протокола подведения итогов открытого аукциона от 29.11.2013 № 44/13, и о взыскании с Управления Росимущества за счет казны Российской Федерации 1 535 750 руб. неосновательного обогащения.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «Автокредитбанк» (далее - Автокредитбанк) и общество с ограниченной ответственностью «Финтраст».

Арбитражный суд Самарской области решением от 23.03.2015 признал государственный контракт недействительным и взыскал с Управления Росимущества в пользу Общества 1 535 750 руб. неосновательного обогащения.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 23.07.2015 отменил решение от 23.03.2015 и отказал Обществу в иске.

Арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 17.11.2015 отменил постановление апелляционного суда от 23.07.2015 и оставил в силе решение суда первой инстанции от 23.03.2015.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Управление Росимущества, ссылаясь на существенное нарушение судами первой и кассационной инстанций норм материального и процессуального права, прав и законных интересов заявителя, охраняемых законом публичных интересов, просит отменить решение суда первой инстанции от 23.03.2015 и постановление суда округа от 17.11.2015 и оставить в силе постановление апелляционного суда от 23.07.2015.

Дело 17.03.2016 истребовано из Арбитражного суда Самарской области.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Грачевой И.Л. от 28.04.2016 жалоба Управления Росимущества передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что жалобу Управления Росимущества следует удовлетворить и отменить постановление окружного суда от 17.11.2015 по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, Управление Росимущества (заказчик) 11.11.2013 разместило на сайте Единой электронной торговой площадки извещение и аукционную документацию о проведении открытого аукциона в электронной форме на оказание услуг по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных актов или актов других органов, которым предоставлено право принимать решение об обращении взыскания на имущество на территории Самарской области (лот № 1, указанный в документации об открытом аукционе в электронной форме). В извещении о проведении процедуры № 0342100019013000022 начальная (максимальная) цена государственного контракта указана в размере 97 500 руб.

Поскольку при проведении открытого аукциона в электронной форме цена контракта была снижена до нуля, открытый аукцион в электронной форме проводился на право заключить контракт.

Согласно протоколу подведения итогов открытого аукциона в электронной форме от 29.11.2013 № 44/13 аукцион признан состоявшимся, победителем открытого аукциона признано Общество (именовавшееся на тот момент обществом с ограниченной ответственностью «КВС»), заявка которого соответствовала требованиям документации об открытом аукционе в электронной форме, предложившее наиболее высокую цену за право на заключение государственного контракта (1 535 750 руб.).

Документацией об открытом аукционе в электронной форме на право заключения государственного контракта предусмотрено требование об обеспечении исполнения государственного контракта в виде безотзывной банковской гарантии, выданной банком или иной кредитной организацией, или в виде передачи заказчику в залог денежных средств, в том числе в форме вклада (депозита), в размере обеспечения государственного контракта, установленном документацией об аукционе.

В качестве обеспечения исполнения обязательств по государственному контракту Общество предоставило банковскую гарантию Автокредитбанка от 14.01.2014 № 76-А-2309 на сумму 460 725 руб.

Общество 16.01.2014 платежным поручением № 2 уплатило 1 535 750 руб. за право заключить государственный контракт.

По результатам проведенного аукциона Управление Росимущества (заказчик) и Общество (исполнитель) заключили государственный контракт от 16.01.2014 № 2 на срок до 31.12.2014, пунктом 6 которого предусмотрели условия предоставления исполнителем обеспечения исполнения обязательств по контракту.

Управление Росимущества направило в адрес Автокредитбанка запрос от 20.01.2014 с просьбой подтвердить достоверность и факт выдачи Обществу банковской гарантии. Автокредитбанк письмом от 21.01.2014 подтвердил факт выдачи истцу банковской гарантии от 14.01.2014 № 76-А-2309. В дальнейшем Автокредитбанк в письме от 03.03.2014 указал, что банковская гарантия истцу не выдавалась, а также сообщил, что установлены мошеннические действия путем использования ложных сайтов с недостоверной информацией кредитной организации при проведении тендеров для получения заказов на выполнение работ от бюджетных организаций, обеспеченных банковскими гарантиями.

Управление Росимущества в письме от 19.03.2014 предложило Обществу представить пояснения по вопросу утраты обеспечения исполнения по государственному контракту, в случае подтверждения утраты обеспечения подписать соглашение о расторжении контракта. Исполнение по контракту сторонами не осуществлялось.

В последующем Управление Росимущества, сославшись на нарушение Обществом обязательства по государственному контракту в связи с непредставлением надлежащего обеспечения, письмом от 03.04.2014 уведомило Общество об одностороннем отказе от исполнения государственного контракта на основании пунктов 4.1.7, 7.6 государственного контракта.

Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим иском о признании государственного контракта недействительной сделкой и взыскании с Управления Росимущества денежных средств, уплаченных за право заключить контракт, указав на следующее: поскольку Обществом не представлено обеспечение исполнения государственного контракта в виде безотзывной банковской гарантии, что свидетельствует об отсутствии основания к заключению государственного контракта, то государственный контракт от 16.01.2014 № 2 заключен в нарушение требований части 19 статьи 41.12 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее - Закон № 94-ФЗ), действовавшего на момент проведения аукциона и заключения спорного государственного контракта, следовательно, данный контракт в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) является недействительной сделкой.

Суд первой инстанции согласился с доводами Общества и удовлетворил иск исходя из следующего.

Согласно части 19 статьи 41.12 Закона № 94-ФЗ в случае, если заказчиком, уполномоченным органом установлено требование обеспечения исполнения контракта, контракт заключается только после предоставления участником открытого аукциона в электронной форме, с которым заключается контракт, безотзывной банковской гарантии, выданной банком или иной кредитной организацией, или передачи заказчику в залог денежных средств, в том числе в форме вклада (депозита), в размере обеспечения исполнения контракта, установленном документацией об открытом аукционе в электронной форме; способ обеспечения исполнения контракта из указанных в данной части способов определяется таким участником открытого аукциона в электронной форме самостоятельно.

Документацией об открытом аукционе в электронной форме на право заключения спорного государственного контракта предусмотрено требование об обеспечении исполнения государственного контракта, том числе в виде безотзывной банковской гарантии.

Поскольку Общество представило ненадлежащее обеспечение, оспариваемый государственный контракт заключен с нарушением требований части 19 статьи 41.12 Закона № 94-ФЗ и в силу статьи 168 ГК РФ является недействительной сделкой.

Ввиду того, что предметом конкурса было право на заключение договора, которое подлежало оплате победителем конкурса, то при признании заключенного с ним договора недействительным такое право утрачивается, а в соответствии с подпунктом 1 статьи 1103 ГК РФ денежные средства в размере 1 535 750 руб. должны быть возвращены Обществу.

Суд апелляционной инстанции признал приведенные выводы суда первой инстанции ошибочными, отменил решение от 23.03.2015 и отказал Обществу в иске.

Апелляционный суд указал на следующее.

Законом № 94-ФЗ не урегулированы случаи, когда заключенный государственный контракт признается недействительным в судебном порядке в связи с противоправными действиями участника торгов.

Вместе с тем согласно части 1 статьи 2 Закона № 94-ФЗ законодательство о размещении заказов основывается в том числе на положениях Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ лицо освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств лишь вследствие действия непреодолимой силы, то есть непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Участник торгов, действуя в рамках заключения и исполнения государственного контракта, должен осознавать то обстоятельство, что он вступает в правоотношения по расходованию публичных финансов на существенные социально-экономические цели, что требует от него большей заботливости и осмотрительности при исполнении обязанности, вытекающей из конкретного контракта.

Оформление Обществом банковской гарантии через сомнительную организацию без непосредственного обращения к представителям банка и соблюдения установленного порядка получения финансового обеспечения со стороны кредитной организации свидетельствует о недостаточной осмотрительности Общества в выборе контрагентов и отсутствии добросовестности.

По правилам части 18 статьи 41.10 Закона № 94-ФЗ после снижения цены контракта до нуля начинается иная процедура - покупка права на заключение контракта путем подачи участниками размещения заказа своих ценовых предложений; предлагаемая претендентами в этом случае стоимость не связана с ценой контракта, так как она составляет ноль, а представляет собой выкупную стоимость (оплату) приобретения вышеназванного права. Общество, как лицо, предложившее наибольшую цену за право на заключение контракта, было признано победителем аукциона и перечислило денежные средства в качестве оплаты права на заключение государственного контракта. Перечисление этих денежных средств за право на заключение контракта является поводом к заключению сделки, а не действиями, направленными на ее исполнение. Управление Росимущества свои обязательства исполнило, предоставило Обществу указанное право, заключив с ним государственный контракт, однако истец реализовал это право с нарушением требований действующего законодательства. Спорный контракт подписан заказчиком после предоставления Обществом обеспечения исполнения государственного контракта.

При таком положении денежные средства в размере 1 535 750 руб., перечисленные Обществом за право на заключение государственного контракта, не являются неосновательным обогащением ответчика, и оснований для возврата истцу этих денежных средств не имеется.

Суд округа не согласился с выводами апелляционного суда, отменил постановление от 23.07.2015 и оставил в силе решение суда первой инстанции. Суд округа посчитал правильным вывод суда первой инстанции о том, что Общество, предоставив ненадлежащее обеспечение, нарушило требования закона, предъявляемые к заключению контракта, следовательно, контракт следует признать недействительной сделкой, а денежные средства, уплаченные Обществом за право на заключение государственного контракта, являются неосновательным обогащением ответчика и подлежат возврату истцу.

Между тем суд первой инстанции и суд округа не учли следующее.

Как установлено судами и следует из материалов дела, после снижения цены контракта до нуля по правилам части 18 статьи 41.10 Закона № 94-ФЗ открытый аукцион проводился на право заключить государственный контракт путем подачи участниками своих ценовых предложений, то есть предлагаемая претендентами в этом случае стоимость не связана с ценой контракта, так как она составляет ноль, а представляет собой выкупную стоимость (оплату) приобретения названного права.

Общество как лицо, предложившее наибольшую цену за право на заключение контракта, было признано победителем аукциона и перечислило денежные средства в качестве оплаты права на заключение государственного контракта.

Поскольку на дату заключения спорного контракта Общество представило все предусмотренные Законом № 94-ФЗ и аукционной документацией документы, в том числе банковскую гарантию для обеспечения исполнения контракта, Управление Росимущества исполнило свои обязательства и предоставило Обществу то право, за которое оно уплатило 1 535 750 руб., заключив с ним государственный контракт.

Общество, представив при заключении контракта ненадлежащую банковскую гарантию, реализовало указанное право с нарушением действующего законодательства, что повлекло невозможность исполнения контракта ввиду отсутствия его обеспечения, необходимость которого предусмотрена частью 19 статьи 41.12 Закона № 94-ФЗ.

Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В случае несоблюдения данного запрета суд на основании пункта 2 статьи 10 ГК РФ с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

Согласно пункту 5 статьи 166 ГК РФ и разъяснениям, приведенным в пункте 70 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки и о применении последствий недействительности сделки (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т.п.) не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Обществу, как участнику аукциона на право заключения государственного контракта, было известно требование Закона № 94-ФЗ и аукционной документации о необходимости представить обеспечение исполнения обязательства, в том числе виде безотзывной банковской гарантии. Между тем, как правильно указал апелляционный суд, для выполнения этого требования Общество обратилось не в кредитную организацию с соблюдением установленного порядка получения финансового обеспечения, а оформило банковскую гарантию через сомнительную организацию, занимающуюся действиями, нарушающими нормы гражданского законодательства, что свидетельствует о недобросовестности истца.

Общество, сославшись на несоответствие государственного контракта требованиям Закона № 94-ФЗ ввиду представления им ненадлежащей банковской гарантии, нарушило пределы осуществления гражданских прав, установленные статьей 10 ГК РФ.

Поскольку Управление Росимущества исполнило свое обязательство и заключило с Обществом государственный контракт, недостоверность банковской гарантии, представленной истцом, установлена после заключения государственного контракта и вызвана неисполнением Обществом лежащей на нем обязанности и его недобросовестным поведением, то заявление Общества о недействительности сделки в силу пункта 5 статьи 166 ГК РФ не имеет правового значения.

При таком положении апелляционный суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Общества и взыскании с ответчика денежных средств, уплаченных истцом за предоставленное ему право на заключение государственного контракта, поэтому у окружного суда не имелось оснований для отмены законного постановления суда апелляционной инстанции.

Судебная коллегия, рассмотрев настоящее дело, приходит к выводу о том, что суды первой и кассационной инстанций допустили существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ постановление окружного суда, которым оставлено в силе решение суда первой инстанции, подлежит отмене, а постановление суда апелляционной инстанции следует оставить в силе.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 167, 176, 291.11 - 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17.11.2015 по делу № А55-10730/2014 отменить.

Оставить в силе постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.07.2015 по делу № А55-10730/2014.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий

И.Л.ГРАЧЕВА

Судьи

Е.Н.ЗОЛОТОВА

Н.С.ЧУЧУНОВА