1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 78

Можно ли взыскать со своего контрагента выплаченную третьему лицу неустойку в качестве убытков?

Наш контрагент не поставил нам вовремя материалы, которые мы должны были использовать для производства товаров. Из-за этого мы не смогли исполнить договор поставки данных товаров другому нашему контрагенту. В результате нам пришлось выплатить существенную неустойку: наш покупатель обратился в суд, и суд вынес решение в его пользу. Вопрос в следующем: можем ли мы сейчас взыскать сумму выплаченной нами неустойки в качестве убытков с компании, задержавшей поставку нам материала?

В судебной практике сложилось неоднозначное отношение к подобным требованиям. Но перспективы на удовлетворение иска все же есть.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п. 1 ст. 15 ГК РФ). Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

В соответствии со ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

По делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ) (п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — Постановление № 25). При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 13 Постановления № 25).

Согласно пункту 5 ст. 393 ГК РФ суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков, включая упущенную выгоду, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

В целом схожее с вашей ситуацией дело в свое время стало предметом рассмотрения Президиума ВАС РФ (постановление от 26.03.2013 № 15078/12). Между обществом-истцом и государственным заказчиком был заключен государственный контракт на поставку продукции. Контракт предусматривал, что за нарушение срока поставки отдельной партии продукции заказчик вправе требовать от общества выплаты пени за каждый день просрочки, а за неисполнение иных обязательств — штраф в размере 20% государственного контракта. Общество не смогло исполнить контракт надлежащим образом по причине того, что его поставщик вовремя не поставил ему товары (которые общество рассчитывало перепродать по государственному контракту), и было вынуждено заплатить заказчику неустойку. После чего общество обратилось в суд с требованием взыскать сумму выплаченной госзаказчику неустойки в качестве убытков со своего поставщика. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска. А Президиум ВАС РФ отменил данные акты и отправил дело на новое рассмотрение. Он заключил, что содержание договора и действия сторон по его реализации свидетельствуют о наличии причинно-следственной связи между нарушением обязательств поставщиком и убытками истца: недопоставка и несвоевременная поставка ответчиком предварительно оплаченного истцом товара повлекли нарушение истцом своих обязательств по поставке товара по государственному контракту, в результате чего он был вынужден уплатить пени и штраф, а также лишился возможности получения прибыли, на которую в условиях обычного гражданского оборота был вправе рассчитывать.

Данное постановление содержит указание на то, что сформулированная в нем правовая позиция может выступать новым обстоятельством в смысле п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.

В другом деле Президиум ВАС РФ констатировал, что контрагенту, ненадлежащим образом исполнившему свое обязательство, можно предъявить требование о взыскании реального ущерба в сумме компенсации морального вреда, которую истцу по вине этого контрагента пришлось выплатить третьему лицу на основании решения суда общей юрисдикции или мирового судьи (постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2011 № 16777/10).

Между тем в судебной практике имеется и противоположный подход. Так, в Определении от 08.12.2015 по делу № А50-17401/2014 Верховным судом РФ была сформулирована следующая правовая позиция: если одна сторона по договору вынуждена из-за действия другой стороны выплатить неустойку третьим лицам, сумма неустойки как убытки со второй стороны взыскана быть не может. Но надо отметить, что фабула данного дела в принципе отличается от описанной вами ситуации. Между обществом и муниципальным учреждением был заключен государственный контракт на выполнение подрядных работ (строительство). В связи с тем, что госзаказчик на 11 месяцев нарушил срок оплаты выполненных работ, подрядчик вынужден был выплатить поставщикам строительных материалов неустойку более 6,5 млн руб., с иском о взыскании которой в качестве убытков обратился в суд. Нюанс заключается в том, что в данном деле ответчиком выступает муниципальное учреждение, а не коммерческая организация (а подходы судов при рассмотрении дел с государственным участием и без все же до сих пор различаются). Кроме того, ответчик ненадлежащим образом исполнил денежное обязательство, а не натурное — поставить материалы, необходимые для производства товаров. В таком случае установить причинно-следственную связь может быть сложнее.

В связи с изложенным можно рассчитывать, что суды не будут руководствоваться обозначенной правовой позицией ВС РФ. Хотя ВС РФ сделал ряд выводов, универсальных для всех случаев взысканий в качестве убытков с контрагента неустойки, выплаченной третьему лицу. В частности, как заключил ВС РФ, истец, являющийся самостоятельным хозяйствующим субъектом, приняв переданные ему продавцами товары, был обязан исполнить обязательства по договорам поставки по оплате строительных материалов независимо от исполнения обязательств ответчиком по муниципальному контракту. Не оплатив своевременно поставленные товары, общество не приняло разумных мер для исключения возникновения убытков либо уменьшения их размера. Как указывалось выше, в муниципальном контракте и договорах поставки отсутствуют положения, свидетельствующие о том, что оплата товара покупателем поставлена в зависимость от выполнения заказчиком своих обязательств перед подрядчиком. Также ВС РФ отметил, что ответчик, не являясь стороной договоров поставки, не имел возможности повлиять на размер неустоек, предусмотренных истцом и его контрагентами, ставки которых существенны и составляют 0,1 и 0,2% от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки исполнения обязательства.