1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 58

Что учесть розничному продавцу в отношениях с поставщиками, чтобы избежать убытков в случае нарушений чужих прав на товарные знаки?

Наша компания приобретает разнообразные товары (пищевые продукты и бытовую химию) у различных поставщиков, а затем перепродает их розничным покупателям. Нам приходится иметь дело с различными брендами, в связи с чем нас давно беспокоит проблема соблюдения прав на товарные знаки. Будем ли мы нести ответственность, если наши поставщики продадут нам контрафактные товары? Как избежать нарушений и обезопасить себя от возможных претензий? Иногда наши поставщики утверждают, что бренд товара в принципе не зарегистрирован в качестве товарного знака, иногда — что используют обозначение по лицензии. И лишь некоторые сами являются правообладателями (по крайней мере, это утверждают).

Проверить утверждение поставщика о том, что он является правообладателем или лицензиатом, не так уж сложно. Достаточно спросить у него номер свидетельства на зарегистрированный товарный знак. А затем зайти в открытый реестр товарных знаков (расположен по ссылке: http://www1.fips.ru/wps/portal/Registers), размещенный на сайте Роспатента и найти по номеру информацию о данном товарном знаке. В отношении каждого зарегистрированного товарного знака указан правообладатель, а также лицензиаты (при их наличии). Данный реестр товарных знаков отличается принципом публичной достоверности.

Сложнее ситуация, когда поставщик утверждает, что используемое обозначение не зарегистрировано в качестве товарного знака. Чтобы удостовериться в правдивости слов контрагента, придется проводить поиск по обозначению. В данном случае также будут использоваться базы Роспатента. Такой поиск будет носить уже платный характер (за доступ к полной базе с возможностью полнотекстового поиска). При этом вам может потребоваться консультация юриста для того, чтобы правильно оценить и интерпретировать полученную информацию. Учитывая, что вы реализуете товары, выпущенные под множеством обозначений, вряд ли проведение такого поиска окажется для вас целесообразным. Предприниматели обычно не готовы нести подобные, достаточно существенные, издержки, связанные с проверкой всех обозначений на соответствии части IV ГК РФ. Тем более что это, во-первых, может не спасти вас от ответственности за нарушение исключительного права, а во-вторых, существуют правовые механизмы переложения подобных рисков на ваших контрагентов. Рассмотрим их подробнее.

В абзаце 3 п. 3 ст. 1250 ГК РФ установлено исключение из принципа ответственности за вину: за нарушение исключительных прав, допущенное при осуществлении предпринимательской деятельности, нарушитель несет ответственность на безвиновных началах. Освобождение от ответственности допускается только при наличии форс-мажорных обстоятельств.

Данная норма была закреплена в части IV ГК РФ лишь в 2014 г. Однако соответствующий подход применялся в делах о нарушении исключительных прав и раньше — на основании общий нормы п. 3 ст. 401 ГК РФ. Как гласит п. 23 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 5/29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст. 401 ГК РФ. Таким образом, еще до внесения изменений в ст. 1250 ГК РФ суды возлагали ответственность на невиновных ответчиков (см., например, постановления СИП РФ от 30.06.2014 по делу № А40-82535/2011, от 27.12.2013 по делу № А40-82533/2011).

Некоторые цивилисты называют положения абз. 3 п. 3 ст. 1250 ГК РФ не вполне обоснованными или даже серьезной ошибкой законодателя и призывают отменить данную норму1. Между тем им можно найти объяснения. Нарушитель (даже если он сам того не желал) получил выгоду (дополнительную прибыль) от использования чужого объекта интеллектуальной собственности, причем бесплатно. В каких-то случаях такая выгода будет практически нулевая. Но в других она будет весьма ощутима.

Таким образом, если к вам будет предъявлена претензия в связи с тем, что вы продаете контрафактные товары, избежать ответственности даже при условии, что вы действительно проявили должную заботливость и осмотрительность и провели проверку использованного обозначения, вряд ли удастся.

В связи с этим целесообразно пойти следующим путем — прописывать в договорах в разделе «Гарантии и заверения» следующее условия: «Поставщик гарантирует, что при (производстве) и реализации товаров он не нарушает чьих-либо интеллектуальных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации»; «Поставщик гарантирует наличие у него прав на использование товарного знака X при продаже (предложении к продаже) товаров» и т.п. В случае несоблюдения данных условий поставщик будет обязан возместить покупателю убытки, причиненные недостоверностью таких заявлений, или предусмотренную законом неустойку (ст. 431.2 ГК РФ).

В данном аспекте интерес представляет постановление АС Московского округа от 11.04.2018 по делу № А40-83049/2017. В этом деле компания (истец) закупала газированные напитки для последующей перепродажи. Ответчик — поставщик — предоставил ему сертификат генерального дистрибьютора. Данным сертификатом ответчик в числе прочего гарантировал истцу, что ему принадлежат права на товарные знаки. Спустя некоторое время покупатели возвратили истцу проданную им продукцию (на 930 000 руб.) из-за претензий правообладателя нанесенного на нее товарного знака.

Истец обратился к поставщику с требованием о взыскании убытков в размере 983 000 руб. Свои требования он основывал на положениях ст. 431.2 ГК РФ. Истец утверждал, что ответчик при заключении договора поставки дал ему недостоверные сведения о правах на товарные знаки.

Суды трех инстанций удовлетворили данные требования. При этом они исходили из того, что применительно к ст. 15, 393, 431,2 ГК РФ истцу были причинены убытки вследствие возврата продукции, в отношении которой отсутствовали документы, подтверждающие законность производства и реализации. Приобретение истцом и дальнейшая реализация им такой продукции являлись следствием введения его в заблуждение ответчиком относительно наличия прав на использование товарного знака. Истец добросовестно полагался на заверение относительно наличия прав на использование товарного знака и заведомую известность для ответчика условий для использования товарного знака только правообладателем либо лицом, которому права переданы по лицензионному договору. При этом наличие у ответчика статуса правообладателя либо лицензиата подтверждено не было.

Если к вам будет предъявлена претензия о нарушении исключительного права как продавцу контрафакта и суд вынесет решение в пользу правообладателя, вы также сможете попробовать обратиться с регрессным требованием к поставщику товара. Важно при этом, чтобы в ваших действиях отсутствовала вина не только в форме умысла, но и неосторожности. Это означает, что вы должны были проявить должную заботливость и осмотрительность, чтобы избежать нарушения. В таком случае вам придется как минимум представить суду доказательства того, что вы предпринимали меры по проверке легальности использования поставщиком товарного знака.

Так, в постановлении от 19.07.2016 по делу № А41-57417/2014 СИП РФ оставил в силе постановление апелляционного суда об отказе в удовлетворении требования о взыскании денежных средств в порядке регресса с субъекта, который произвел и поставил нарушителю контрафактную продукцию. СИП РФ указал, что право обратного требования возникает у лица только в том случае, когда оно было привлечено к ответственности за действия другого лица, а не за свои. Истец предлагал к продаже контрафактную продукцию. Он был привлечен к ответственности за свои действия при наличии вины в форме неосторожности. Поэтому не может предъявлять регрессные требования к другим лицам, в том числе к производителю такого товара.

1 Гаврилов Э. Законодательство об интеллектуальных правах: новеллы, внесенные Федеральным законом от 12 марта 2014 года № 35-ФЗ в главу 69 ГК РФ // Хозяйство и право. — 2014. — № 8. — С. 50—67; Интервью с Натальей Гуляевой, партнером международной юридической фирмы «Hogan Lovells» // Арбитражная практика. — 2017. — № 4.