1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 12659

Указание цены договора в иностранной валюте не запрещено законом, однако сторонам следует иметь в виду возможные риски, связанные с таким условием

Наша компания поставляет сельхозпродукцию трейдерам, которые потом продают ее за рубеж. Соответственно, они зарабатывают на падении курса рубля, притом что все возможные риски как производители несем мы. Сейчас мы хотим прописать в договорах с трейдерами цену в иностранной валюте. Контрагенты не против, но у нас возник вопрос: а можно ли так делать? Мы, конечно, знаем, что на практике компании так пишут, но насколько это законно?
Ведь в ГК РФ прямо сказано, что денежные обязательства на территории РФ должны быть выражены в рублях. Трейдеры, как и мы, — российская компания.
Вопрос с сайта www.eg.online.ru

Сомнения в законности условия о цене договора, выраженной в валюте, между валютными резидентами РФ понятны — п. 1 ст. 317 ГК РФ прямо указывает, что денежные обязательства должны быть выражены в руб­лях. Правда в этой же ст. 317 ГК РФ есть п. 2, согласно которому в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в руб­лях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, «специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в руб­лях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.

При этом даже если в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте без указания о его оплате в руб­лях, то в соответствии с п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 № 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — письмо № 70) суд будет рассматривать такое договорное условие как предусмотренное п. 2 ст. 317 ГК РФ, если только при толковании договора в соответствии с правилами ст. 431 ГК РФ суд не придет к иному выводу.

Если договором предусмотрено, что денежное обязательство выражается и оплачивается в иностранной валюте, однако в силу правил валютного законодательства данное обязательство не может быть исполнено в иностранной валюте, то такое договорное условие суд также будет рассматривать как предусмотренное п. 2 ст. 317 ГК РФ. При этом признание судом недействительным условия договора, в котором денежное обязательство выражено в иностранной валюте, не влечет признания недействительным договора, если можно предположить, что договор был бы заключен и без этого условия (ст. 180 ГК РФ). Соответственно, пересчет цены договора в таком случае будет осуществляться по официальному курсу на дату фактического платежа (п. 13 письма № 70).

Иными словами, проблем с указанием цены в валюте возникнуть не должно. Указывать цену догово­ра в иностранной валюте вполне законно — судебная практика исходит из того, что таким образом стороны устанавливают либо способ определения цены в договоре (ст. 424 ГК РФ), либо возможность изменения цены в будущем (п. 1 ст. 450 ГК РФ). Другое дело, что с этим условием сопряжены некоторые риски и сложности.

Например, если стороны не раскроют условие о цене договора более подробно, впоследствии могут возникнуть разногласия по поводу того, что считать датой фактического платежа. Поскольку на эту дату определяется валютный курс и рассчитывается итоговая цена догово­ра, то в условиях высокой волатильности курса эта дата имеет для сторон большое значение.

Так, может возникнуть вопрос о том, считать ли датой фактичес­кого платежа дату, предусмотренную договором, или дату, когда денежные средства были фактически перечислены стороной (см., например, постановление ФАС Поволжского округа от 26.06.2014 по делу № А55-17440/2013). В этом случае датой фактического платежа в практике считается дата перечисления денежных средств.

Надо отметить, что прямая привязка цены договора к какой-то определенной валюте хоть и прос­тая, однако в ней заложен риск слишком существенного изменения курса. Причем как в большую, так и в меньшую сторону. Чтобы защититься от такого риска, сторонам стоит в договоре указать максимальный и минимальный курсы валюты для пересчета цены в рубли. Формулировка в договоре может выглядеть примерно следующим образом: «Стоимость товара составляет столько-то евро. Оплата производится в течение десяти дней с момента поставки по официальному курсу, установленному Банком России на день платежа, но не менее такой-то суммы в руб­лях и не более такой-то суммы в руб­лях за один евро».

Чтобы защититься от экономичес­ких рисков, связанных со скачками курса, стороны также могут установить цену договора в руб­лях, но предусмотреть в договоре возможность пересчета установленной цены в случае существенного для них колебания курса. Какой скачок курса является существенным, стороны прописывают в договоре, например, в процентном отношении.

В этом случае, по сути, речь идет о сделке под отлагательным условием — когда цена договора в руб­лях может меняться в зависимости от колебаний курса.

Если стороны выберут такой формат определения цены, им стоит уделить внимание тому, как именно и в каком порядке изменяется цена договора. Здесь возможны различные варианты: автоматически либо после одностороннего уведомления контрагента и т.п. 

К сведению

Если между сторонами возник спор относительно даты, на которую должен определяться курс валюты для расчета цены договора, а условие в договоре о цене сформулировано неясно и практика отношений сторон не позволяет определить, как именно это условие толкуют стороны, суд может применить п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах». В нем сказано, что при разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора (ст. 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия.