1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 2884

Ошибка в консультации — не повод взыскать убытки с консультанта

Наша организация заключила с консалтинговой компанией договор на оказание юридических услуг в виде консультаций. Однако, воспользовавшись полученными разъяснениями, мы не добились положительного результата от госоргана. Более того, проиграли спор в суде. На наш взгляд, виной тому неверная с правовой точки зрения консультация. Можем ли мы привлечь консалтинговую компанию к ответственности, взыскав с нее понесенные нами убытки?

Нет, не можете. Компания, оказавшая вам услуги в виде юридической консультации, не несет ответственности за последствия, к которым привело использование консультации. Это вытекает из существа заключенного между вами договора, являющегося договором возмездного оказания услуг. 

В чем состоят юридические услуги 

Согласно п. 2 ст. 779 Гражданского кодекса к договору оказания консультационных услуг применяются правила главы 39 «Возмездное оказание услуг» ГК РФ.

В пункте 1 указанной статьи дано определение договора возмездного оказания услуг, согласно которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик — оплатить их.

Из данного определения следует, что предметом договора признаются действия (деятельность), о совершении которых стороны условились в договоре, а не результат, к которому могут привести эти действия.

В силу ст. 393 Гражданского кодекса должник (в данном случае компания) возмещает кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Таким образом, компания может нести ответственность только за ненадлежащее исполнение своих обязательств, указанных в договоре. На нее нельзя возложить ответственность за убытки, возникшие у заказчика услуги в результате действий, выходящих за рамки договора об оказании консультационных услуг.

Аналогичные разъяснения содержатся и в судебной практике. В первую очередь заслуживают внимания разъяснения Конституционного суда РФ о договоре возмездного оказания услуг в постановлении от 23.01.2007 № 1-П. Этим разъяснениям вторят и арбитражные суды.

Конституционный суд отметил, что, давая нормативную дефиницию договора возмездного оказания услуг, федеральный законодатель в пределах предоставленной ему компетенции и с целью определения специфических особенностей данного вида договоров, которые позволяли бы отграничить его от других, в п. 1 ст. 779 Гражданского кодекса предметом данного договора называет совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем.

Установив исчерпывающим образом такое существенное условие договора, как предмет, законодатель не включил в понятие предмета договора возмездного оказания услуг достижение результата, ради которого он заключается. Выделение в качестве предмета данного договора совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности обусловлено тем, что даже в рамках одного вида услуг результат, ради которого заключается договор, в каждом конкретном случае не всегда достижим, в том числе в силу объективных причин.

Поставить условия договора в зависимость от результата нельзя

Ответ на поставленный вопрос подтверждает также следующее обстоятельство. В договор возмездного оказания услуг нельзя включить условие о том, что обязанность заказчика оплатить услуги исполнителя будет зависеть от результата, которого заказчик добьется или не добьется, применяя полученные рекомендации. То есть в данном случае нельзя использовать положения п. 1—3 ст. 421 Гражданского кодекса о том, что стороны свободны в определении условий договора.

В пункте 4 ст. 421 ГК РФ сказано, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ).

Статья 422 ГК РФ гласит, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Предмет договора возмездного оказания услуг императивно закреплен в п. 1 ст. 779 ГК РФ и изменению по усмотрению сторон не подлежит.

Отметим позицию Конституционного суда РФ по этому вопросу: свобода договора имеет объективные пределы, которые определяются основами конституционного строя и публичного правопорядка. Заключая договор возмездного оказания услуг, стороны, будучи свободны в установлении цены договора, сроков его исполнения, порядка и размера оплаты, вместе с тем не вправе изменять императивное требование закона о предмете данного договора.

Правоотношениями по возмездному оказанию правовых услуг не предполагается удовлетворение требований исполнителя о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг, если данное требование обосновывается условием, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П).

Аналогичная позиция ранее была изложена в абз. 2 п. 2 информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 29.09.99 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг».

Также можно привести в пример постановление ФАС Московского округа от 15.06.2010 № КГ-А40/4882-10: правовая природа отношений, возникающих из договора возмездного оказания услуг, не предполагает удовлетворение требования исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование обосновывается условием договора, ставящим размер, а равно обязанность оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято, поскольку федеральный законодатель не включил в понятие предмета договора возмездного оказания услуг достижение результата, ради которого он заключается.

Отличие оказания услуг  от подряда

Для более четкого понимания существа рассматриваемого договора отметим, что возложить на исполнителя ответственность за ненадлежащий результат его работы (услуг) можно в том случае, если был заключен не договор возмездного оказания услуг, а договор подряда (глава 37 ГК РФ).

Дело в том, что эти два вида договоров во многом схожи, но отличие состоит именно в том, что предметом договора подряда является результат деятельности подрядчика, который имеет овеществленный характер, а в договоре возмездного оказания услуг предметом договора являются только действия исполнителя.

Подобные выводы подтверждаются и судебной практикой. Так, Президиум ВАС РФ в постановлении от 27.04.2010 № 18140/09, про­анализировав определения договора подряда (ч. 1 ст. 702 ГК РФ) и договора возмездного оказания услуг (п. 1 ст. 779 ГК РФ), отметил следующее: из буквального толкования данных норм следует, что по договору подряда для заказчика прежде всего имеет значение достижение подрядчиком определенного вещественного результата. При возмездном оказании услуг заказчика интересует именно деятельность исполнителя, не приводящая непосредственно к созданию вещественного результата.

Об этом же сказано и в Определении ВАС РФ от 09.02.2011 № ВАС-398/11: положения ст. 779 Гражданского кодекса не предусматривают обязательной передачи результата заказчику.

Заказчик вправе отказаться от консультации

Если, по мнению заказчика, оказанная ему консультация ошибочна, он по договору возмездного оказания услуг имеет право отказаться от исполнения договора со своей стороны, оплатив исполнителю фактически понесенные им расходы (п. 1 ст. 782 ГК РФ).

Если договор уже исполнен сторонами (подписаны акты приемки-передачи услуг, согласно которым услуги оказаны заказчику в полном объеме и стороны не имеют претензий сторон друг к другу, заказчик произвел оплату исполнителю в оговоренном договором размере), то в дальнейшем у заказчика уже нет оснований предъявлять исполнителю претензии о некачественно оказанных услугах.

Ответственность консультанта

Статьей 1096 ГК РФ предусмотрена ответственность исполнителя услуги в виде возмещения вреда, причиненного вследствие недостатка оказанной услуги.

Однако эта норма не применяется безусловно. Если в судебном порядке на основании данной нормы попытаться взыскать убытки с исполнителя услуг, то придется доказывать причинно-следственную связь между оказанной услугой (то есть действиями консультанта) и возникновением неблагоприятных последствий, которые возникли у заказчика услуги.

Отметим, что в рассматриваемой ситуации это сделать практически невозможно, поскольку отношения, которые возникли между ним и государственным органом, носят публично-правовой характер. Эти отношения характеризуются тем, что статус и личность сторон имеют огромное значение.

На основании названной статьи можно, например, взыскать убыток в виде стоимости понесенных заказчиком расходов, если они сопровождали оказание консультационных услуг.

Как правило, заказчик консультационных услуг рискует, принимая решение следовать советам консультанта. Но, к сожалению, на стадии заключения договора он может подстраховаться только в размере стоимости услуги и указать в договоре, что в случае некачественной услуги он имеет право ее не оплачивать.

Возложить ответственность на консультанта за какие-либо последствия, которые возникнут в результате будущих сделок или действий заказчика, не удастся.

Резюме

Убытки организации стали следствием отношений, возникших между организацией и государственным органом. Исполнитель по договору об оказании консультационных услуг к этим отношениям не причастен, поскольку не брал на себя обязательство достигнуть своими действиями определенного результата во взаимоотношениях организации и госоргана. Он лишь выполнил свои обязательства по договору, предоставив консультацию.

Воспринимать ее содержание заказчику стоит лишь как совет, а не руководство к действию. Ведь даже адвокат — лицо, оказывающее на профессиональной основе квалифицированную юридическую помощь, является лишь советником по правовым вопросам (ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Следовательно, поскольку организация не обязана была руководствоваться полученными рекомендациями, все риски, связанные с ее применением на практике, лежат на ней самой.


Буква закона

Пункт 1 статьи 779 Гражданского кодекса

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.


Пункт 1 статьи 702 Гражданского кодекса

По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.