1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1541

Какая собственность нам нужна

В начале 90-х годов прошлого столетия маятник собственности в России пришёл в движение, совершив резкое перемещение от всенародно ничейного до противоположного положения. Сегодня частная собственность – наше всё, и маятник продолжает совершать незатухающие колебания в поисках точки гармонии и равновесия. Большинство граждан не отрицает необходимость равноправного присутствия всех форм собственности. Однако легитимность способов реализации этого неотъемлемого фактора рыночной экономики до настоящего времени будоражит общество и вызывает вопросы. Очевидно, что соотношение индивидуального, коллективного и общественного во многом определяется степенью экономического развития страны. Российский поиск баланса между коммерческой выгодой частного предпринимателя и социальной ответственностью бизнеса перед обществом в целом – продолжается…

Аналитический центр ЭЖ задал читателям вопросы относительно форм собственности и ценностных приоритетов, в наибольшей степени отвечающих требованиям успешного социально-экономического развития страны. В качестве важнейших форм собственности чуть менее половины ответивших назвали частную, ещё по трети – государственную и коллективную формы собственности. Наиболее часто – до половины опрошенных – указывают на сочетания «Частная + Государственная собственность» и «Частная + Коллективная + Государственная собственность».

При этом чуть более половины респондентов в качестве базовой ценности выделили коллективизм, менее 40% - индивидуализм и 10% - патернализм. Подавляющее большинство респондентов (около 90%) рассматривают баланс материальных и духовных ценностей как приоритетный, 10% - доминирование духовного над материальным. Ни один из опрошенных не предпочёл материальное начало духовному. Ещё один знаковый вывод: около 60% считают, что сегодня обеспечение общего порядка важнее расширения личных свобод граждан (несколько более 40%). Понятно, речь идёт не только о криминогенной обстановке – здесь и борьба с коррупцией, и правовая ответственность органов власти, в частности, силовых структур, перед населением, и обеспечение безопасности граждан, и многое другое. Если этого нет, понятие личной свободы становится формальным и бессодержательным.

Отметим, что Президент Дмитрий Медведев, выступая 22 апреля 2010 года на заседании президиумов Государственного совета, Совета по культуре и искусству и Совета по науке, технологиям и образованию, подчеркнул: «…у нас длительное время считалось, что человек должен раскрывать свои лучшие способности в коллективе, а коллектив должен помогать человеку, это нормально. С другой стороны, каждый человек сам должен заниматься своей карьерой, думать о своём будущем и исходить из того, что ему придётся конкурировать с другими людьми. Это некая смена парадигмы, в том числе образовательной. Думаю, что мы действительно должны в известной степени поменять наши установки, может быть даже и ценностные установки на эту тему» (выделено автором).

Весьма ответственное высказывание. Оно, по определению, должно предполагать тщательно выверенные действия, чёткие и ясные формулировки, не допускающие рассмотрение индивидуализма как отрицания коллективизма, как системного порождения противоборства между капитализмом и социализмом, присущего индустриальной стадии общественного развития. От антагонизма и революций той эпохи цивилизация движется к эволюционному (постиндустриальному) снятию (преодолению) противоречий. Речь должна идти о взаимодополнении, взаимозависимости коллективного и индивидуального начал – их взаимно-причинном соответствии как единства и борьбы противоречий, двух сторонах одной медали. Как двух неразделимых магнитных полюсах, а не компонентах механической смеси…

Жить в обществе и быть свободным от общества – нельзя. Не случайно, социальный менеджмент – всё более актуальная тема для постиндустриального общества, экономики знаний. Надо учиться гармонично жить и в социуме, и в коллективе – не в ущерб индивидуальности или коллективности, но и не гипертрофируя их роль.

Не сформировав за период реформ адекватный социум, не создав условия для развития современных форм коллективных ценностей, во многом извратив суть «общежития» (от семьи до общества в целом), мы выдвигаем новые установки. При этом не обращаем внимания на губительные результаты в новейшей российской истории давно отвергнутого самим Западом «дикого» капитализма, поразительно дискредитирующие эти самые индивидуальные ценности. Общий уровень – есть уровень коллективный. А яркая индивидуальность – есть возвышающаяся над таким усредненным (не путать с посредственным!) уровнем креативность.

Пример. На хорошо обработанной и удобренной почве с густой растительностью естественно (совместно с другими растениями) произрастают и выделяются яркие цветы. На сухой каменистой (песчаной и т.д.) почве, чтобы вырастить хотя бы один яркий цветок, надо создать для него искусственные условия и постоянно подпитывать; об облагораживании соседних участков и речи нет. Аналогия: российская действительность и Сколково, технологическая отсталость российской экономики в целом и ожидаемые новейшие инновационные разработки, на поколения опережающие отечественные потребности и возможности. Вместо того, чтобы «бросить» значительные ресурсы на предварительный, но необходимый подъём общего технологического уровня страны, мы готовимся вложиться в проект, который в случае успеха будет способствовать (за наш счёт!) развитию других стран.

По оценочным данным, с конца 19-го и до конца 20-го века доля совокупных государственных расходов в ВВП развитых стран увеличилась в 5-6 раз – с 8-10% до 47-55%. Это – свидетельство растущей экономической роли государства как мощного фактора экономического развития, актуальности государственной координации,необходимости всемерного использования возможностей современной науки и техники. Принятые в 2009 году «двадцаткой» решения по борьбе с мировым экономическим кризисом и его последствиями также предполагают прямое и существенное усиление активной, регулирующей роли государственных институтов в национальных экономиках, включая финансовую и банковскую сферы.

Как известно, со второй половины прошлого столетия последовательно набирает обороты процесс демократизации производственных отношений, основной целью которого является привлечение работников компаний к участию в доходах и принятию решений. Эффективность подобного подхода, стимулирующего наделение сотрудников акциями компаний и ставящего их благополучие в зависимость от результатов хозяйственной деятельности в целом, многократно подтверждена итогами ведущих экономик мира. Последний пример – присуждение Нобелевской премии по экономике Элинор Остром за фундаментальные работы в области управления коллективной (общей) собственностью. И не случайно, более половины опрошенных считают именно коллективизм, а не индивидуализм основополагающей базовой ценностью.

Ещё в 70-е годы двадцатого века авторитетный Римский клуб отмечал, что рыночные силы хорошо реагируют на краткосрочные показатели, но не могут быть хорошим гидом в долгосрочных перспективах, т.е. на стратегических направлениях, где необходима масштабная концентрация финансовых, материальных, административных и людских ресурсов. Особенно в переходные периоды коренных преобразований в обществе.

Примечательна цитата монетариста-рыночника Милтона Фридмана: «...только от нас самих зависит создание такого общества, которое охраняет и расширяет свободу человеческой личности, не допускает чрезмерного расширения власти государства и следит за тем, чтобы правительство всегда оставалось слугой народа и не превращалось в его хозяина. Именно рынок делает экономическую мощь ограничителем политической власти, а не её укрепителем...»

Сбалансированность форм собственности, материальных и духовных ценностей – точное выражение гражданской позиции большинства. Общество весьма чувствительно к любым отклонениям от этого своеобразного равновесия, накопление которых без контроля и сверх меры чревато серьёзнейшими последствиями. Логично, что в качестве приоритетной задачи поставлено безусловное исполнение законов и обеспечение общего порядка. В их отсутствие – личная свобода оборачивается правовым нигилизмом и безнаказанностью, т.е. не формальностью и не фикцией, а фактической несвободой для большинства.

Российские граждане в целом положительно принимают рыночную экономику, ведущую роль в которой играет частная собственность. Но в качестве значимых составляющих называют также государственную и коллективную формы собственности. Голосуют за равноправие форм собственности в российской экономике, подтверждая тем самым важность (для экономики в частности) и государственного присутствия, и самоуправляемых объединений граждан – от производственных трудовых коллективов до различных общественных организаций.

И ещё один вывод. Полученные результаты – свидетельство общественных ожиданий социально-экономической полезности бизнеса, а не только его эффективности для владельцев капитала.