1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2329

Пасхальные дары

На праздник Пасхи принято было на Руси дарить подарки. Детям дарили кукол из лозы и ткани, куличи и медовые пряники. А еще зайчат, жаворонков, барашков и петушков из сахара. Взрослым помимо традиционных яиц — кружевные платочки и воротнички, салфетки на полочки под иконы, отрезы на платье и нехитрую посуду… Вельможи и купцы не скупились и одаривали друг друга соболями, бочками с икрой, изумрудами и жемчугами… Но среди всего этого моря подарков особо ценились царские. Не по богатству и великолепию, а по чести и славе… Объезжая на Пасху дворы своих подданных, русские государи никому не отказывали в христосовании. Начиная с патриарха, митрополитов, архимандритов и бояр, доходили до приказных, стольников, стряпчих, дворян московских, а там и до людей «обыкновенного чина». Им дарились яйца гусиные, куриные и деревянные точеные, расписные — каждому по три, по два, по одному, смотря по знатности. Расписывали яйца золотом и яркими красками в узор или цветными травами, «а в травах птицы, и звери, и люди». Не забывали и о заключенных. «Христос воскрес и для вас!» — говорили им государи и одаривали несчастных одеждой и разными кушаньями для разговения. Угощали и убогих и нищих, обретавшихся в больницах и богадельнях.

Сами русские государи на Пасху тоже не оставались без подарков. Гости «от монастырей да подворий да гости из всех русских городов» являлись к ним каждый со своим «приносом»: святыми образами, расписными яйцами, «сырными пасхами». Приносились и деньги. Патриарх Никон вместе с пасхальным яичком подарил как-то царю Алексею Михайловичу сотню червонцев. При Петре I денежные подношения на Пасху сделались обычным явлением. Подносили деньги царю, дарили их и друг другу. Часто «со смыслом». Так, «всесильному временщику», светлейшему князю Меншикову думный дьяк Андрей Виниус подарил на Пасху три коробочки самородков золота, 150 золотых червонцев, 300 руб. денег, добавив ко всему этому еще 5000 руб.

Причина щедрости оказалась проста: дьяка хотели лишить «кормления» и богатым подношением он хотел задобрить Данилыча. Но и тот был не промах. В руки «дарителю» он дал письмо к царю Петру, в котором было сказано, что Виниус-де «оправдался во всем», а государю отписал другое, тайное: «А большую дачу дал мне Виниус — надеется от Сибирского приказа впредь себе больших пожитков». Петр по случаю Пасхи Виниуса все же помиловал, не повесил, велел лишь бить кнутом за «пасхальный презент» Меншикову и оштрафовать на 7000 руб.

Традиция денежных подношений не прекратилась и при Екатерине I, и при Анне. Лишь императрица Елизавета, увлекшись фарфором, попыталась учредить новую моду: дарить на Пасху фарфоровую посуду, статуэтки и расписные яйца. Понуждаемые царицей вельможи очень скоро вошли во вкус. «Пасхальный фарфор» стал обычным подарком. Фарфоровые яйца при дворцах раздавались целыми корзинами. При Екатерине II был заведен даже специальный ритуал, по которому в отсутствие государыни вазы с яйцами подносил для раздачи генерал-прокурор.

Четыре дня свободы…

Кроме фарфора были в чести при дворах и другие подарки. Так, на Пасху 1789 г. Екатерина подарила адмиралу Чичагову образ Николая Чудотворца, украшенный бриллиантами. Потемкину повезло еще больше. В 1791 г. царица пожаловала ему на Пасху… Таврический дворец!

Желая во всем превзойти свою мать, император Павел решил сделать это и в пасхальных подарках. 5 апреля 1797 г., день коронации, пришелся как раз на праздник Воскресения Христова. И «пасхальные дары» Павла оказались более чем щедры. Свыше 100 человек получили имения, в которых числилось более 100 тыс. душ! 600 человек были награждены чинами и орденами. А бывший камердинер Павла Кутайсов получил в придачу к чину статского советника и графское достоинство.

Не забыл государь и о беднейших своих подданных.

В первый день Пасхи был устроен в Москве обед для народа. Столы с жареными быками были расставлены от Никольских ворот по всей Лубянской площади. Но главный подарок был еще впереди! В дни пасхального торжества был зачитан манифест «О трехдневной работе помещичьих крестьян в пользу помещика и о непринуждении к работе в дни воскресные». Крепостным таким образом были дарованы четыре свободных дня в неделю!

Александр I был умереннее в подарках. Как правило, он ограничивался раздачей новых чинов и наград. И лишь для своего воспитателя Лагарпа он сделал исключение. 9 апреля 1814 г. после пасхального молебна в Париже царь вручил швейцарцу высший орден Святого апостола Андрея Первозванного, несмотря на то что Лагарпу, по чину полковнику, такая награда вовсе не полагалась.

С государем Николаем I связывают другой удивительный «пасхальный подарок». Рассказывают, будто бы отставной генерал Тутолмин, живший с единственным сыном в крайней бедности, вернувшись от пасхальной заутрени, обнаружил у себя дома роскошную корзину. В  ней в кружевах и шелках лежал новорожденный младенец. На шее у него висел бриллиантовый крест, а рядом лежал большой пакет с огромной суммой денег и письмом с указаниями, как воспитывать мальчика.

На недоуменные расспросы Тутолмина испуганная служанка рассказала лишь, как два важных господина, справившись: «Здесь ли живет генерал Тутолмин?» — молча внесли «подарок» и, поставив его на середину комнаты, удалились. Таким образом генерал второй раз на старости лет стал отцом. Малютка получил фамилию Паскин.

Возложите на меня крест!

При Александре II пасхальные подарки стали много проще. Чаще всего государь дарил вельможам иконы. Раздача же чинов и наград по случаю Пасхи при нем стала большой редкостью. Тем не менее князь А.М. Горчаков должен был получить должность министра иностранных дел именно ко дню Святой Пасхи. Государь долго уговаривал князя «принять подарок». Но тот отговаривался: мол, он чувствует себя «слишком слабым, чтобы занять предлагаемое место». Наконец Горчаков, не выдержав, согласился, но, прощаясь, неожиданно воскликнул: «Государь! Возложите на меня крест! Снимите с одного из образов ваших… пусть он даст мне силы справиться с обязанностью министра!» «Примите его, князь!  — вынес Александр из соседней комнаты небольшой серебряный крестик. — Этот крест всюду меня сопровождал!»

Александр III любил дарить близким пасхальные яйца работы Фаберже. Это увлечение перешло к его сыну, Николаю II. Ежегодно он приобретал к Пасхе два яйца: одно — супруге Александре Федоровне, второе — вдовствующей императрице Марии Федоровне. Кроме того, по велению Николая II на Пасху заказывалось до 15 000 пасхальных яиц, которые затем государь дарил солдатам и офицерам…

С уничтожением царского режима исчезли и многие пасхальные традиции. Правда, в годы войны своеобразный «пасхальный подарок» сделал верующим Сталин, разрешив на Пасху 1942 г. богослужение. Поговаривали также, что в узком кругу «вождь народов» не гнушался дарить на Пасху крашеные яйца. Молва приписывала любовь к куличам и яйцам и Л.И. Брежневу. Как бы там ни было, но на официальном уровне почти 70 лет не приносились пасхальные дары, не звучали великие слова пасхального приветствия:

«Христос Воскресе! Воистину Воскресе!»