1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1043

Американская валютная агрессия

Федеральная резервная система (ФРС) США повысила ставку. Повышение минимальное — с 0,5 до 0,75% и коснулось только одной позиции — краткосрочной ставки дисконтирования для банков. В своем заявлении ФРС подчеркивала, что речь не идет о повышении стоимости денег для домохозяйств и предпринимателей: ни ипотечные, ни автомобильные, ни карточные кредиты не должны пострадать из-за этой меры.

Опасения ФРС понятны: если американская экономика и выздоравливает, то очень медленно и ей можно навредить неосторожными резкими движениями. Долги американского бюджета в процентах от ВВП сегодня выше, чем когда-либо в истории США, если, конечно, не считать периода после Второй мировой войны. И они продолжают расти. Аналитики Morgan Stanley ожидают, что они достигнут 87% ВВП к 2020 г. Безработица также на самом высоком уровне — порядка 10%.

Бывший управляющий ФРС Рэндал Кроснер, ныне занимающий должность ведущего экономиста в Школе бизнеса Чикагского университета, говорит: «Произошла техническая коррекция, она имеет смысл как предвестник будущих реальных изменений ставок ФРС, но она не может рассматриваться как знак скорых и решительных действий».

Рынки проявили непонимание политики ФРС и реагировали бурно. Фондовые площадки за пределами США дружно попадали: в частности, японский Никкэй-225 потерял сразу 2%, примерно то же произошло с корейским индексом Коспи и гонконгским Хан Сен. Но главное — резко подешевел евро.

Финансовые аналитики объясняют падение евро совпадением: практически одновременно с индикативным, техническим шагом ФРС разразился скандал с поддельными греческими экономическими показателями, позволившими Греции вступить в еврозону (см. статью «Фальшивая еврозона»). Поэтому фундаментальных причин изменять прогноз, когда американская экономика находится в состоянии едва ли лучшем, чем греческая, не стоит.

Более 50% аналитиков считают, что следует ждать укрепления доллара к основным валютам в ближайшие месяцы, а значит, падения или сдерживания роста цены углеводородов.