1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Отстающим надо "крутиться"

В середине восьмидесятых годов баррель нефти в сопоставимых ценах стоил 80 дол., сейчас — более 60, то есть планка в 80 дол. исторически ни у кого не вызывает содрогания.


Хотя мы знаем, что в США и других странах принимают госпрограммы ресурсосбережения, которые, возможно, принесут свои плоды, и мировая потребность в углеводородах в отдаленной перспективе снизится. В краткосрочном же плане уровень цен останется высоким и деньги от экспорта энергоресурсов поступать будут.

Почему их нельзя тратить на внутреннее потребление? Да потому что эти доходы не основаны на соответствующем росте производительности труда. В стране нет того количества проектов внутреннего производства, которые можно реализовать без роста уровня инфляции. Деньги к нам приходят на неподготовленную почву, «удобрения» не доходят до плодородного слоя. Поэтому только тогда, когда производительные силы и производственные отношения будут соответствовать тому объему инвестиций, который на нас свалился, только тогда их можно использовать. В противном случае инвестиции инфляционны и не создают добавочного продукта.

Поэтому вопрос стерилизации денежной массы, которая не обеспечена такого рода проектами, будет оставаться на повестке дня. Опыт Норвегии и Кувейта показывает, что эта проблема характерна и для экономик с более высоким уровнем дисциплины, меньшей коррупционной составляющей и т. д. Поэтому абсолютно логично Стабфонд тратить на раздачу долгов, тем самым оздоравливая атмосферу для будущих поколений.

Еще одним логичным способом расходования Стабфонда, мне кажется, является пенсионная реформа. Если увеличивать базовую часть пенсии пенсионерам определенных возрастов, то инфляционный эффект от этого будет незначительный, тем более что из-за демографической ситуации имеется большой дефицит Пенсионного фонда. Тем самым мы увеличиваем внутреннее потребление товаров и стимулируем отечественного производителя.

Таким образом, стерилизация доходов и перенос их на будущие поколения — вещь логичная. Тратить их, безусловно, можно, но по очень просчитанным мотивам с предсказуемыми последствиями.

Что касается конкурентоспособности наших отраслей. Последние заявления руководства страны, что любой ценой форсировать вступление в ВТО Россия не намерена, вроде бы дают надежду тем или иным секторам экономики на выживание. Однако это не снимает проблему конкурентоспособности в принципе. У государства нет сегодня возможностей поддерживать и развивать все отрасли.

Экономический рост надо стимулировать, опираясь на так называемые точки роста и используя средства госрегулирования (квоты, тарифы, процентные ставки и т. д.). В этом смысле я согласен со стратегией Германа Грефа, так как именно эта модель сейчас успешно реализуется.

Первая точка роста — наша энергетика. Если более серьезно подойти к задаче и заставить отечественного производителя создавать продукцию глубокой переработки на основе современных технологий, то здесь у нас нет конкурентов. Надо строить порты, заводы по сжижению газа, на собственных танкерах доставлять его, создавать свои нефте- и газопроводы. Такая цепочка охватывает почти все — от сталеплавления, угольных и энергопредприятий до химии, транспорта и т. д.

Вторая точка роста — инновационная, потому что рассчитывать только на нефть и газ довольно «стремно». Ведь кое-какие мозги кое-где у нас еще остались. Это космос, био- и нанотехнологии, компьютерная инженерия. Ведь сейчас 60 тыс. человек в России продают созданные в собственных гаражах софты в Силиконовую долину. А в гаражах, потому что иначе придет милиционер, налоговый инспектор, и все рухнет. Для этих людей необходимо создавать венчурные фонды и особые зоны инновационного развития, где на них не «наедут», не отберут, не задавят.

Но не всем сестрам по серьгам. Не надо направлять деньги в те отрасли, где нет реальной возможности быстро встать на ноги и занять конкурентоспособную позицию. Например, программа «Текстиль России» звучит замечательно, но на самом деле в Иваново не осталось квалифицированных рабочих, управленцев и технологий, для того чтобы деньги на осуществление этой программы не были разворованы. Ну кто может сейчас представить, что мы «побьем» китайских текстильщиков? Они трудятся за зарплату меньше чем сто долларов почти 24 часа в сутки, и их 600 миллионов.

Гораздо разумнее опираться на мировое разделение труда и заниматься теми отраслями, в которых мы традиционно сильнее. А работникам нашей легкой промышленности необходимо перегруппироваться и производить товары бутикового спроса (не массового потребления) или переобучаться. Налогоплательщики не должны тратить свои деньги на поддержку заведомо неперспективных отраслей. Отстающим регионам просто надо «крутиться» и создавать конкурентоспособные проекты.

Структура ВВП по источникам доходов, в % к ВВП

2002

2003

2004

2005

ВВП

100,0

100,0

100,0

100,0

в том числе: оплата труда наемных работников (включая скрытую)

46,7

47,1

45,7

43,3

чистые налоги на производство и импорт

17,0

16,0

17,0

19,4

валовая прибыль экономики и валовые смешанные доходы

36,3

36,9

37,3

37,3

 Источник: Росстат

Отдельно о нацпроектах

Абсолютно ясно, что нацпроекты играют большую роль в экономической жизни страны и нуждаются в экспертном мониторинге, чтобы не только чиновники сами за себя отчитывались. Технические возможности для этого, безусловно, есть. Если люди, которым будет поручено отслеживать информацию, будут наполнять соответствующий инфоресурс, то в режиме онлайн можно следить за эффективностью расходования бюджетных средств. Что и как в реализации нацпроектов улучшилось, где не получилось, что под вопросом и т. д.

Такой информационный ресурс разрабатывается Министерством информационных технологий и связи, ему помогают специалисты РАН, есть интересные наработки в Счетной палате и в нашем РИО-центре. Если все это объединить вместе, то получится очень хорошее подспорье для тех, кто реализует национальные проекты.