1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1850

Союз трубы и электрошокера

Вспыхнувший в новогодние праздники энергетический конфликт между Россией и Белоруссией высветил формальность новорожденного Таможенного союза. Без решения вопроса об условиях торговли энергоресурсами в его рамках это новообразование останется на бумаге.

Вопреки ожиданиям традиция вести энергетические баталии на смене лет не прервалась. На этот раз погрязшую во внутренних предвыборных баталиях Украину в качестве российского соперника на энергетическом фронте заменила братская Белоруссия. Почему это происходит в новогодние и рождественские праздники, когда должна царить умиротворенность, объясняется просто: с наступлением очередного года заканчиваются те или иные хозяйственные договоры и обостряется вопрос заключения новых. С наступлением 2010 г. «отслужил» договор об условиях поставки российской нефти в Белоруссию. Цена новых условий — несколько миллиардов долларов. Есть за что побиться.

С битьем посуды было заключено в 2007м и предыдущее соглашение. Тогда с помощью шантажа и угроз поднять плату за прокачку через свою территорию российской нефти до неподъемных 45 долл. за тонну Белоруссия выбила крайне льготную пошлину на закупаемую в России нефть. От стандартной таможенной ставки российская сторона побратски брала себе только 35,6%. Примерно две трети закупаемой нефти (переработанной или в чистом виде) Белоруссия реэкспортировала и на разнице в пошлинах изрядно зарабатывала. Фактически Российская Федерация дотировала белорусский бюджет, по экспертным оценкам, почти на треть.

Понятно, что с окончанием этого соглашения наша сторона попытается прикрыть эту льготную лавочку. И в самом конце ушедшего года в ходе московских переговоров настойчиво предлагались новые условия. И не самые драконовские: поскольку на собственные нужды Белоруссия потребляет около 8 млн т нефти, а 1,7 млн добывает сама, разницу в 6,3 млн т Россия готова поставлять вообще беспошлинно, но остальное, извините, по полной ставке. Даже при таком раскладе куш противной стороны исходя из нынешней пошлины составил бы 1,7 млрд долл.

Однако Минск эта «подачка» просто разозлила. Уже 1 января пресс­служба белорусского правительства обнародовала официальную позицию, что «фактически белорусской стороне было предложено нарушить базовый договор о создании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза, который был подписан главами трех государств». Президент Александр Лукашенко заявил, что при таких условиях Белоруссия вообще может покинуть этот союз.

В начале января состоялись еще два раунда переговоров, результат тот же: расплевались и разъехались. Спор остается на уровне шантажа и игры на нервах. Со стороны Минска зазвучали знакомые угрозы закрутить вентиль для поставок российской нефти на Запад, которые без нового договора юридически незаконны. Явно в том же русле и демарш «Белэнерго», выдвинувшего российскому «Интер РАО ЕЭС» требование поднять плату сначала в 2,5, а затем в 5,5 раза за транзит через Белоруссию электроэнергии в Прибалтику и Калининградскую область, иначе их ждет мрак и холод.

Со стороны может показаться, что Россия заманила братскую страну в Таможенный союз и стала коварно выкручивать ей руки. Однако в первых числах января наш премьер Владимир Путин заявил, что вопрос поставок углеводородов пока вынесен за рамки Таможенного союза и по ним должны быть подписаны отдельные документы, которые вступят в силу с 1 июля. К тому же предлагаемые Белоруссии условия не противоречат духу такого союза: нефть, потребляемая непосредственно ею, будет беспошлинной, а почему Россия должна спонсировать белорусский бизнес за пределами Таможенного союза, не ясно.

Но Белоруссия — государство все­таки союзное, а потому стоит взвесить и ее возможные потери. Поскольку пошлины привязаны к мировым ценам на нефть и каждый месяц пересматриваются, точные оценки невозможны. К тому же не слишком понятно, каковы реальные объемы экспорта российской нефти белорусам.

Недавно курирующий наш ТЭК вицепремьер Игорь Сечин сообщил, что по трубопроводу им поступает 21 млн т в год и 4—5 млн — в цистернах. Но в свежем сборнике «Беларусь и Россия. 2009», подготовленном Росстатом со своими белорусскими коллегами, черным по белому пропечатано: «За 2008 г. Россия экспортировала в Беларусь 21,5 млн т сырой нефти, увеличив свои поставки на 1,4 млн т (или на 7,1%)».

Куда «утекли» от статистики 3,5—4,5 млн т черного золота, или 1 млрд долл. таможенных платежей по полной ставке, вопрос интересный, но достойный отдельной заметки. Если же ориентироваться на заявленные объемы экспорта и исходить из нынешних уровней мировых цен на нефть и соответственно пошлины, то спор идет о 4—5 млрд долл.

Иначе говоря, сумма для России непринципиальная, чего не скажешь о Белоруссии, горячее желание которой застолбить местечко под солнцем Таможенного союза понятно. Учтет ли как­то это российская сторона, посмотрим. Но ясно, что без решения вопроса об условиях энергопоставок в его рамках солнце этого союза не взойдет.

Пока же, несмотря на звон битой посуды, российская нефть через Белоруссию течет в Европу исправно, а в нашем калининградском анклаве в окнах горит свет. Дружба продолжается.

В начале января состоялись еще два раунда переговоров, результат — ноль. Спор остается на уровне шантажа и игры на нер­вах. Со стороны Минска зазвучали угрозы закрутить вентиль для поставок российской нефти на Запад, которые без нового договора юридически незаконны. В том же русле и демарш «Белэнерго», выдвинувшего российскому «Интер РАО ЕЭС» требование поднять плату сначала в 2,5, а затем в 5,5 раза за транзит через Белоруссию электроэнергии в Прибалтику и Калининградскую область.

Ссылки на Таможенный союз не убеждают. В первых числах января премьер Владимир Путин заявил, что вопрос поставок углеводородов пока вынесен за рамки Таможенного союза и по ним должны быть подписаны отдельные документы, которые вступят в силу с 1 июля. К тому же предлагаемые Россией Белоруссии условия духу такого союза не противоречат: нефть, потребляемая непосредственно в Белоруссии, будет беспошлинной.

Белоруссия — государство союзное, стоит взвесить и ее возможные потери. Но поскольку пошлины привязаны к мировым ценам на нефть и каждый месяц пересматриваются, точные оценки невозможны. К тому же не понятно, каковы реальные объемы экспорта российской нефти белорусам.

Недавно курирующий наш ТЭК вицепремьер Игорь Сечин сообщил, что по трубопроводу им поступает 21 млн т в год и 4—5 млн — в цистернах. Экспертные оценки доходят до 30 млн т. Если ориентироваться на официальные объемы экспорта и исходить из нынешних уровней мировых цен на нефть и соответственно пошлины, то спор идет примерно о 5 млрд долл.

Иначе говоря, сумма для России не принципиальная, чего не скажешь о Белоруссии, горячее желание которой застолбить местечко под солнцем Таможенного союза понятно. Учтет ли как­то это российская сторона? Ясно, что без решения вопроса об условиях энергопоставок в его рамках, солнце этого союза не взойдет.

Пока же российская нефть через Белоруссию течет в Европу исправно, в нашем калининградском анклаве в окнах горит свет. Дружба продолжается.

Справка

В 1995 г. между Россией и Белоруссией было подписано соглашение, по которому 85% экспортной пошлины на нефть шла в бюджет России, а 15% — Белоруссии. До этого нефть в последнюю экспортировалась беспошлинно.

В 1997 г. Белоруссия разорвала соглашение, и Россия перестала получать какую-либо компенсацию.

В 2006 г. Россия ввела 100-процентную пошлину, что вызвало конфликт с Белоруссией. В январе 2007 г. было подписано компромиссное трехлетнее соглашение, которым установлен понижающий коэффициент на экспорт нефти и нефтепродуктов из России в Белоруссию. В прошлом году он составлял 0,356 к стандартной пошлине.

Таблица

Торговый баланс Республики Беларусь (в фактических ценах; млн долл. США)

Январь —
ноябрь 2008 г.

Январь —
ноябрь 2009 г.

Январь — ноябрь 2009 г. в % к январю — ноябрю 2008 г.

Объем внешней торговли товарами

67472,0

44487,2

65,9

Экспорт

30920,7

19060,0

61,6

Импорт

36551,3

25427,2

69,6

Сальдо

–5630,6

–6367,2

в том числе:

страны СНГ

38087,8

24719,9

64,9

Экспорт

13608,8

8401,6

61,7

Импорт

24479,0

16318,3

66,7

Сальдо

–10870,2

–7916,7

из них:

Россия

32172,3

21026,0

65,4

Экспорт

9978,2

6039,4

60,5

Импорт

22194,1

14986,6

67,5

Сальдо

–12215,9

–8947,2

Украина

4686,7

2692,3

57,4

Экспорт

2704,0

1542,6

57,0

Импорт

1982,7

1149,7

58,0

Сальдо

721,3

392,9

страны вне СНГ

29384,2

19767,3

67,3

Экспорт

17311,9

10658,4

61,6

Импорт

12072,3

9108,9

75,5

Сальдо

5239,6

1549,5

из них:

Германия

3285,6

2812,0

85,6

Экспорт

767,4

862,9

112,4

Импорт

2518,2

1949,1

77,4

Сальдо

–1750,8

–1086,2

Источник: Белстат

Мнения экспертов

Сергей Пятенко,
ФБК, д.э.н.

С одной стороны, всегда нужно искать компромисс, особенно в отношениях между ближайшими соседями. Ведь он выгоден обеим сторонам.

С другой — если стран-транзитеров нефти много, по моей оценке порядка 15, а проблемы постоянно возникают только в двух местах, то рано или поздно надо эти места «расшивать». Так же как в ситуации с Северным и Южным потоками по газу, вероятно, нужно принять решение, которое позволит диверсифицировать пути поставки нефти в Европу.

Если кто-то не очень способен договариваться, а мы уже 17 лет в этом регулярно убеждаемся, то поиск альтернативных вариантов транспортировки углеводородов неизбежен. Аналогия с Украиной очевидная. Там мы уже почти перешли на нормальные рыночные отношения. Думаю, с Белоруссией предстоит такой же процесс.

Вполне понятна и позиция европейских стран. Они говорят: либо мы покупаем нефть на границе с Россией, тогда цена будет значительно ниже, либо ваша страна остается своего рода генеральным подрядчиком, который должен координировать работу субподрядчиков и обеспечивать транспортировку углеводородов.

Резюме простое. В краткосрочном периоде лучше найти компромиссное решение и жить мирно. В дальнейшем, в стратегическом плане, нужно искать возможность жить без таких фокусов.

Ширвани Абдуллаев, Альфа-Банк,
аналитик сектора нефти и газа

Если мы рассматриваем Белоруссию как отдельное государство и забудем про разговоры и мечты об интеграции двух дружественных стран, тогда никаких поблажек им давать не надо. Бизнес есть бизнес, и у нефти своя рыночная цена.

Если речь идет о временной помощи дружественному государству, тогда, мне кажется, позиция России достаточна сильная и правильная. Для внутреннего потребления Белоруссии мы убираем пошлину, но для реэкспорта белорусские предприятия будут платить полную цену за нефть.

Наконец, если мы говорим, что наши две страны идут по пути полной интеграции, экономической и политической, тогда вполне закономерна постановка вопроса белорусской стороной о том, что ее предприятия должны получать нефть по тем же ценам, что и российские перерабатывающие компании. То есть пошлины нужно отменить вообще.

Таким образом, поиски разрешения конфликта, связанного с поставками нефти в Белоруссию, нужно вести в контексте геополитики. Россия должна, наконец, четко определиться, какие цели она преследует в отношениях с Белоруссией. Пока же все происходящее больше похоже на цирк.

Александр Фадеев,
Институт стран СНГ

С моей точки зрения, поставки нефти в Белоруссию на льготных условиях на внутренний рынок не выгодны России, поскольку заявленные 6 млн т будут поставляться без пошлины. Это жест доброй воли, и связан он с политическими причинами: Беларусь входит в Союзное государство с Россией. В определенной мере это вызвано формированием Таможенного союза.

Вместе с тем нужно учитывать, что договор о создании Союзного государства был подписан в 1999 г., но пока Союзное государство не состоялось в реальности. По политическим мотивам белорусская сторона отказалась от многих аспектов интеграции и всячески позиционирует себя как суверенное независимое государство. За прошедшие годы фактически интеграция не наблюдалась ни в политической, ни в экономической, ни в финансовой сфере.

С 2007 г. Россия заняла позицию, согласно которой формирование союзного блага должно происходить в равной степени за счет обеих стран. Белоруссия же постоянно демонстрирует стремление получить от Союзного государства как можно больше льгот. Поэтому Россия начала плавный переход к рыночным условиям экономических отношений с Белоруссией. Таким образом, поставки нефти на внутренний белорусский рынок скорее всего будут носить временный характер.