1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Саперы Минфина обезвредят Госдуму?

Налоговая проверка может стать маленьким (а может, и не очень) кошмаром для любого хозяйствующего субъекта. Камеральная, выездная, встречная — роли не играет, все зависит от рвения налоговиков. Ограничить его попытались депутаты Госдумы.

При подготовке ко второму чтению законопроекта, посвященного совершенствованию налогового администрирования, налоговый подкомитет Комитета по бюджету и налогам Госдумы РФ одобрил поправку, которая упорядочит проведение камеральных проверок. Сейчас они, несмотря на то, что инспектор не приходит в организацию, превращаются в выездные — за счет того, что у налогоплательщика можно запросить любые документы. Ограничение же перечня истребуемых документов, предложенное Минфином в своем законопроекте, по сути таковым не является.

Депутаты предложили исходить из того, что камерально проверяются правильность заполнения налоговых деклараций и соблюдение порядка расчета налогов. Безусловно, при такой проверке могут быть выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, но инструментарий для этого у налоговиков весьма ограничен: в инспекцию представляются только декларация и документы, прямо поименованные в НК РФ (например, в ст. 165 при сдаче декларации по НДС).

Если у налогового органа возникают вопросы по какой-то строке или показателю, то он предлагает налогоплательщику в пятидневный срок внести исправления или дать необходимые пояснения. И в последнем случае предприниматель вправе представить любые документы, допустим, выписку из Книги покупок или «первичку».

Далее возможны варианты: либо претензия снимается, либо инспектор обязан составить акт по результатам камеральной проверки. Налогоплательщик, в свою очередь, может подготовить возражения по этому акту, а руководитель инспекции вынесет свое решение.

Такой подход интересен для бизнеса в силу нескольких причин. Во-первых, представление документов из обязанности налогоплательщика превращается в право и объем этих документов определяет он сам. Во-вторых, в какой-то степени снимается опасность того, что средства со счета налогоплательщика будут списаны без видимых причин.

Данная концепция представителями Минфина, присутствовавшими на заседании подкомитета, была принята, однако необходимо учитывать, что все идущие сейчас обсуждения — лишь первый шаг. Поправки должны еще одобрить члены Бюджетного комитета Госдумы, потом предстоит второе и третье чтения закона, затем он поступит в Совет Федерации и на подпись Президенту. И борьба на каждом из этих этапов будет нешуточной. Уже сейчас Минфин при любом удобном случае говорит о том, что правительственный проект был согласован с бизнесом, и предлагает представителям регионов учесть, что он повлияет на поступление налогов, в том числе в региональные бюджеты.

А свое несогласие Минфин выражает по очень большому числу поправок. Если с порядком проведения камеральных проверок его представители в целом согласились, то попытки навести порядок со встречными проверками вызвали у исполнительной власти бурю эмоций.

Этой дополнительной форме налогового контроля правительство предложило придать самостоятельный статус. Депутаты не против, но считают необходимым четко указать, что целью встречной проверки является сопоставление информации, полученной у проверяемого лица, с информацией, содержащейся в документах его контрагента.

Минфин мыслил более широко и предполагал, что запрашивать информацию можно будет и у «иных лиц». Этот подход, по словам замначальника управления налогового контроля ФНС Ольги Осауленко, позволяет при выявлении схем уклонения от уплаты налогов собирать информацию о всей цепочке фирм, связанных с проверяемой компанией.

Но это лишь подтверждает старую истину — благими, как говорится, намерениями… Потому что таким нехитрым способом налогоплательщикам фактически пытаются на законных основаниях вменить ответственность за третьих лиц.

В этой связи хотелось бы обратить внимание законодателей не только на заботливые предупреждения господина Моторина, но и на слова начальника Сводно-аналитического управления ФНС России Марины Истратовой: «Мы опираемся в своей работе на те законы, котрые принимаются Государственной Думой и одобряются Советом Федерации. Поэтому какие законы вы принимаете, по этим законам мы и работаем». Просто чтобы они осознавали, что ответственность лежит именно на них.

Михаил МОТОРИН,
директор Департамента налоговой
и таможенно-тарифной политики Минфина России:

— Большинство из тех поправок, которые сейчас принимаются налоговым подкомитетом и по которым правительство выражает свое несогласие, — это бомба замедленного действия: налоги просто не будут поступать в бюджет. Поэтому я прошу представителей регионов просить своих депутатов обращать внимание на интересы регионов, которые будут страдать при непоступлении этих средств в бюджет.