1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 745

Тайна за семью печатями

Конституционный Суд РФ подтвердил, что органы следствия не должны нарушать тайну отношений адвоката и его клиента.

Многие фирмы, даже если у них в штате есть собственные юрисконсульты, для ведения тех или иных тяжб предпочитают нанимать юристов, имеющих статус адвоката, полагая, что у тех больше опыта в судебном представительстве.

Поэтому для бизнесменов весьма актуален вопрос о том, насколько надежно защищены информация и документы, полученные от них адвокатом. Этой проблеме посвящено недавно опубликованное Определение КС РФ от 08.11.2005 №-439-О по жалобе группы адвокатов на нарушение их конституционных прав положениями Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Нагрянули с обыском…

Поводом для жалобы стал обыск, проведенный московской прокуратурой в одном из адвокатских бюро.

29 декабря 2004 года следователь прокуратуры вынес постановление о проведении обыска в помещении бюро, где якобы изготавливались и хранились поддельные документы. Предъявив это постановление, сотрудники органов обыскали рабочие места адвокатов и изъяли ряд документов.

Адвокатов такие действия возмутили, ведь согласно п.-3 ст.-8 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее — Закон об адвокатуре) обыскивать служебные помещения, используемые для адвокатской деятельности, можно только на основании судебного решения. Они обжаловали постановление в суд, который, однако, не усмотрел в действиях следователя нарушений УПК РФ.

Судья указал, что следственные действия производились в связи с уголовным делом, возбужденным в отношении не адвокатов, а других лиц. Следовательно, Закон об адвокатуре в данном случае применяться не должен.

Адвокатам нужна защита

Не будем рассказывать обо всех перипетиях дела, скажем лишь, что в поисках справедливости адвокаты обратились в Конституционный Суд РФ. Свою жалобу они мотивировали тем, что следователь, вынося постановление об обыске, руководствовался положениями УПК РФ, противоречащими Конституции.

Таким положением они сочли ст. 7 УПК РФ, согласно которой суд и правоохранительные органы не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ. А п.-3 ст.-8 Закона об адвокатуре, который позволяет проводить обыск адвокатского офиса только с санкции суда, явно не стыкуются со ст.-29 и 182 УПК РФ (принятого на полгода раньше). Эти статьи не содержат указания на то, что для проведения обыска в служебных помещениях, используемых для адвокатской деятельности, необходимо судебное решение.

Следовательно, названные статьи УПК РФ ограничивают возможность соблюдения адвокатской тайны и тем самым ущемляют конституционные права на неприкосновенность частной жизни, на юридическую помощь, а также право адвоката заниматься своей профессиональной деятельностью.

Судьи защитили адвокатов

Как указали судьи КС РФ, федеральный законодатель был вправе в ст. 7 УПК РФ установить приоритет данного Кодекса перед иными федеральными законами. Но это относится только к правовому регулированию уголовно-процессуальных отношений.

Однако о приоритете норм УПК РФ не может идти речь, когда в иных законодательных актах устанавливаются дополнительные гарантии прав и законных интересов граждан. Закон об адвокатуре устанавливает особые гарантии для адвокатов, следовательно, в данном деле его положения имеют приоритет перед УПК РФ.

Таким образом, ст.-7 УПК РФ сама по себе не исключает применения других законов в уголовном процессе, если эти законы закрепляют гарантии прав и свобод подозреваемых, защитников и других лиц. А потому ст. 7 Кодекса нельзя расценивать как нарушающую права адвокатов.

Одного закона достаточно

Что же касается отсутствия в УПК РФ упоминаний о необходимости судебной санкции для обыска помещения адвокатского бюро, то согласно позиции КС РФ такое упоминание совершенно не обязательно.

Дело в том, что государство обязано создать адвокатам условия для эффективной деятельности (ч.-1 ст. 48 Конституции РФ). Для этого необходимо соблюдение адвокатской тайны. Этот институт призван защищать информацию, полученную адвокатом о своем клиенте или других лицах в связи со своей профессиональной деятельностью.

Адвокаты не только работают по уголовным делам, но и являются представителями в конституционном, гражданском и административном процессе, а также консультируют граждан и организации. Поэтому вполне оправданно, что федеральный законодатель закрепил институт адвокатской тайны не в отраслевых кодексах (УПК РФ, ГПК РФ, КоАП РФ и т.п.), а в специальном правовом акте — Законе об адвокатуре.

Таким образом, хотя в УПК РФ ничего не сказано об особенностях обыска адвокатских помещений, правоохранительные органы обязаны получать для этого санкцию суда. Следовательно, положения УПК РФ вполне соответствуют Основному закону.

Хотя КС РФ и признал нормы Кодекса конституционными, такой исход дела означает победу адвокатов и их клиентов. Ведь сформулированная в Определении от 08.11.2005 №-439-О позиция КС РФ о необходимости соблюдения адвокатской тайны является обязательной для всех органов власти. Так что бизнесмены и рядовые граждане вправе рассчитывать на то, что конфиденциальная информация, сообщенная адвокату, останется тайной для посторонних.

В Определении от 08.11.2005 № 439-О КС РФ сделал вывод, который выходит за рамки рассмотрения данного дела: при разрешении коллизий между различными правовыми актами суды должны исходить из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод для граждан или организаций и устанавливает более широкие гарантии таких прав.

Поэтому в споре с чиновниками, когда возникает вопрос о том, какой из законов равной юридической силы нужно применить, теперь можно ссылаться на эту позицию судей.