1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Игра в бутылочку

Минюст зарегистрировал-таки приказы Минфина, регламентирующие приобретение и учет новых акцизных марок (см. «ЭЖ Досье», с. 1). «Великая сушь» больше не грозит отечественным алкогольным джунглям. Вроде бы.


Вступление в силу Федерального закона от 21.07.2005 (ред. от 31.12.2005) № 102-ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции…» вызвало шок у игроков рынка. Причина, как всегда, банальна.


Приняли решение о замене существующих акцизных марок на новые со специальными штрихкодами, содержащими информацию для вводимой с 1 июля 2006 г. Единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС) контроля и учета спиртного. Однако никто не позаботился о том, чтобы эти самые марки заранее напечатать.

Правда, до июля разрешено продавать скопившиеся на складе запасы со старыми марками (при этом импортную продукцию ими можно маркировать до 31 марта 2006 г.). Но проблемы все равно возникли.

Очнувшихся от новогоднего застолья бизнесменов ждал сюрприз. «Вдруг» выяснилось, что производить самый народный продукт больше нельзя. Остановился завод «Топаз», руководство которого оценивает свои убытки в 1,5 млн долларов. Замер конвейер на знаменитом «Кристалле». Прекратили выпуск алкогольной продукции филиалы Росспиртпрома и т. д. Сколько потеряет бюджет страны, еще предстоит узнать. По некоторым оценкам, не менее 200 млн руб. за каждый день простоя.


Приказы, конечно, есть. Но если до конца января акцизные марки не появятся, то ситуация на рынке станет неуправляемой. Появится дефицит, который быстро восполнят подпольные производители. Оборот «паленой» водки с Северного Кавказа едва ли не больше объемов всей отрасли. Так что всем хватит.


Вообще, этот год, похоже, пройдет под знаком борьбы за будущее российского «зеленого змия». Даже если успеют разобраться с марками, то обязательно появятся новые барьеры. Скажем, летом заводы должны установить программное обеспечение для нанесения штрихкодов для ЕГАИС. Устанавливать же оборудование надо уже сейчас. Это потребует от предприятий дополнительных расходов, которые опять приведут к росту себестоимости алкогольной продукции.


Внешне все выглядит очень благопристойно: цель государства — установить жесткий контроль за рынком, чтобы полностью исключить возможность появления некачественной и нелегальной продукции. Но очевидно, что на носу очередной передел рынка — в пользу самых матерых и крупных хищников.


Эксперты предсказывают бурный рост сегмента напитков «премиум» и «эконом». Соответственно дешевого алкоголя станет меньше. Для больших заводов это означает рост доходов, для малых — финансовый крах.


Покупать бутылку водки дороже 50—70 руб. в регионах могут только 20% жителей. Плюс ко всему в 6 раз вырастут лицензионные сборы, что также больно ударит по мелким производителям и торговцам. В конце концов многие из них будут вынуждены уйти с рынка. Прежде всего за счет слияний и поглощений. Большинство, вероятно, еще посопротивляются, организуют с десяток конференций, повозмущаются, где-то в душе догадываясь, конечно, что все эти баталии не больше чем пресловутая игра в бутылочку. С последующим интимом в виде откатов.


Но проблема не только в этом. Несмотря на все либеральные реформы, государство по-прежнему играет с бизнесом в некую загадочную игру, постоянно меняя и трансформируя ее правила. Тот факт, что одним росчерком пера можно парализовать целую отрасль, уже мало кого удивляет. Хотя невольно думаешь, а что если… Тогда — вперед за покупками. Соль, спички, керосин, крупа, мыло… что там у нас еще в списке стратегических товаров?