1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1109

Собственная реклама поверх чужой растяжки

Лазерное проецирование изображения на чужую рекламную растяжку не нарушает прав ее владельца и не приводит к смешению товарных знаков. Такой вывод сделал ФАС Северо-Кавказского округа в постановлении от 27.08.2009 по делу № А32-670/2009.

Сотовый оператор разместил свой товарный знак на рекламном брандмауэре на фасаде здания. Но вскоре новый сотовый оператор, празднуя открытие, решился на «смелый» поступок: в темное время суток на поверхности упомянутого рекламного брандмауэра разместил лазерную проекцию своего товарного знака.

Владелец рекламного брандмауэра посчитал свои права нарушенными и обратился в суд с иском о признании рекламы товарного знака незаконной, поскольку она создавала угрозу смешения товарных знаков, и взыскании компенсации. По его мнению, любые действия по использованию средства индивидуализации (товарного знака) без согласия правообладателя считаются незаконными вне зависимости от признания судом двух товарных знаков сходными до степени смешения, так как компании являются операторами сотовой связи и предоставляют на рынке аналогичные, однородные услуги. Ответчик, разместив рекламу своего бренда на брандмауэре истца, умышленно допустил угрозу смешения товарных знаков. Вследствие этого потребители были введены в заблуждение относительно поставщика услуг связи и тождественности поставщиков связи под данными товарными знаками.

Но суд не принял во внимание постановление Президиума ВАС РФ от 18.07.2006 № 691/06, в котором сказано, что для признания сходства товарных знаков достаточно самой опасности, а не реального смешения товарных знаков в глазах потребителей, и оказал истцу.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, путем размещения товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ. В данном же случае ответчик никак не использовал товарный знак истца для обозначения каким-либо образом своих услуг. Кроме того, в действиях ответчика отсутствует направленность на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности за счет использования рекламы истца или его товарных знаков (ст. 4 и 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»).

Таким образом, остается единственно возможный аргумент — смешение товарных знаков. Ведь никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (ст. 1484 ГК РФ).

Но когда существует угроза смешения? По мнению суда, если один товарный знак воспринимается за другой или если потребитель понимает, что речь идет не об одном и том же товарном знаке, но полагает, что оба индивидуализирующих товар обозначения принадлежат одному и тому же производителю. Такая угроза зависит, во-первых, от различительной способности знака с более ранним приоритетом, во-вторых, от сходства противопоставляемых обозначений, в-третьих, от оценки однородности обозначенных знаком товаров и услуг.

Понятия тождественности и сходства определяются в п. 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 № 32. Обозначение считается тождественным с другим обозначением, если совпадает с ним во всех элементах. Обозначение признается сходным до степени смешения с другим обозначением, если ассоциируется с ним в целом, несмотря на отдельные отличия.

В данном случае суд констатировал отсутствие сходства спорных обозначений до степени смешения. Между словесными обозначениями двух товарных знаков отсутствует какое-либо фонетическое и семантическое сходство. Графическое исполнение обозначения одного товарного знака основано на использовании печатных букв кириллицы, а графическое исполнение второго — на использовании печатных латинских букв. Общее зрительное восприятие изобразительных элементов товарных знаков различно.

Кроме того, проецирование товарного знака ответчика на поверхность рекламного брандмауэра не создало и не могло создать впечатление, что изображение на нем и лазерная проекция составляют единый объект интеллектуального творчества, целостно передающий информацию. Информация передавалась разными способами, которые не имели взаимосвязи между собой, отсутствовали знаковые, символические или иные взаимосвязи изображения, нанесенного на брандмауэр, и проецируемого изображения. Проецирование товарного знака происходило в темное время суток, когда искусственная подсветка брандмауэра отсутствовала, в силу чего восприятие изображения на рекламном брандмауэре было существенно затруднено.