1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2142

Опасные объекты страховать не надо

233 000

опасных производственных объектов

находится на территории РФ

Министерство энергетики (Минэнерго) озвучило предварительные оценки затрат на восстановление Саяно-Шушенской гидроэлектростанции (СШГЭС) — 40 млрд руб. Это на 13 млрд руб. больше суммы, которая называлась в первые недели после аварии владельцем пострадавшей станции — компанией «РусГидро». Тогда речь шла о 10 млрд руб. непосредственно убытков и 27 млрд руб. для полного восстановления. Страховые выплаты покроют лишь порядка 20% от заявленного ущерба. Остальное опосредованно оплатят граждане РФ.

Основными причинами катастрофы руководитель Ростехнадзора Николай Кутьин, возглавляющий комиссию по расследованию технических причин аварии, назвал недочеты в эксплуатации второго гидроагрегата и несработавшие системы защиты. Страховые выплаты покроют порядка 20% от заявленного ущерба: имущество и сотрудники СШГЭС были застрахованы в «РОСНО» с лимитом в 200 млн долл. (около 6,2 млрд руб.) и 500 000 руб. на человека соответственно. Гражданская ответственность компании была застрахована в «Альфастраховании» с лимитом в 30 млн руб. (это для ГЭС, способной затопить половину Хакасии). Основной акционер «РусГидро» — государство, внесшее в текущем году около 15 млрд руб. в уставный капитал компании. Уверенность, что в случае чего госструктуры не откажут своей «дочке» в материальной помощи, вероятно, повлияла на выбор компанией схемы страховой защиты. В настоящее время из Резервного фонда РФ в Хакасию уже перечислено 75 млн руб. на выплаты семьям погибших.

Значительную часть затрат на ремонт в конечном счете заставят оплатить потребителей электроэнергии. Повышать тарифы энергетики собирались и до аварии. Теперь из-за выбывания мощностей СШГЭС удорожание электроэнергии, по расчетам экспертов, составит около 15—20% вместо запланированных 10%.

СПРАВКА

Сейчас в России страхование ответственности владельцев ОПО проходит в соответствии с Федеральным законом от 21.07.97 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (в прежней редакции) и Федеральным законом от 21.07.97 № 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений». Минимальный лимит ответственности по полисам, покупаемым согласно этим законам владельцами ОПО, связан еще и с тем, что страховые премии по ним нельзя отнести на себестоимость. Новый законопроект должен объединить упомянутые два закона. В нем предполагается прописать отнесение страховых премий на себестоимость, повысить лимиты ответственности и расширить список страхуемых в обязательном порядке ОПО.

Эти подсчеты заставляют вспомнить о многострадальном проекте закона об обязательном страховании особо опасных объектов (ОПО), который страховое лобби усердно протаскивает, а промышленное лобби настойчиво топит последние шесть лет.

В первые недели после катастрофы по данному вопросу в СМИ звучали разного рода высказывания. Так, глава Всероссийского союза страховщиков (ВСС) А. Кигим заявил: «Страховщики ответственности всегда были готовы к диалогу с российскими промышленниками, но до сих пор перед ними оказывались закрытые двери».

«В первую очередь нынешний „черный“ август должен заставить государство задуматься о недостатках стратегии развития страхового рынка, в том числе об отсутствии закона об ОПО. Когда прошло первое чтение законопроекта об ОПО, именно письмо, составленное от лица Российского союза промышленников и предпринимателей, остановило дальнейший процесс. Счет за аварию на Саяно-Шушенской ГЭС я предъявил бы в том числе и РСПП, который подготовил заключение, что ОПО не нужно» — эти слова прозвучали из уст главы «Ингосстраха» А. Григорьева.

Глава РСПП А. Шохин отметил: «В интервью гендиректора „Ингосстраха“ господина Григорьева в связи с аварией на Саяно-Шушенской ГЭС просматривается попытка использовать любые средства, чтобы продвинуть узкокорпоративные интересы. Закон „Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев ОПО за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте“ до сих пор не принят, потому что не найдено компромиссного решения, предусматривающего баланс между объемом страховых взносов и выплат, в том числе со стороны государства. Обязанность предприятий выплачивать существенные суммы обязательных страховых платежей в случае завышения этих платежей привела бы к незамедлительному росту цен и тарифов, так что ущерб от аварий все равно покрывался бы за счет потребителей».

Какие потребители имеются в виду — производители алюминия или квартиросъемщики, господин Шохин не уточняет, хотя в отечественных реалиях это было бы не лишним.

Очевидно, что тарифы, предложенные для законопроекта страховщиками, промышленники считают завышенными. РСПП ссылается на то, что большинство промышленно развитых стран (за исключением Чехии, Украины и Казахстана) специальных законов об обязательном страховании ОПО не имеют.

Правда, промышленники «забывают» упоминать, что отсутствие в ряде стран законодательно закрепленного обязательного страхования компенсируется давно сложившейся рыночной культурой и еще гораздо более строгими, чем в России, стандартами промышленной безопасности и большей социальной ответственностью владельцев ОПО. У нас вместо этого — русское авось и надежда крупных промышленников на крепкие связи с госчиновниками. Причем последнее, как показывает практика, действует не хуже любого страхового полиса. Разумеется, в конечном счете оплачивает весь банкет население, но ему не привыкать.