1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1336

Трудно въезжать в XXI век на кобыле

В ближайшее время членам специальной рабочей группы по моногородам, создаваемой при Министерстве регионального развития, предстоит выезжать на места конфликтов, чтобы успокаивать работников закрываемых предприятий. Экономический кризис больнее всего ударил по тем слоям российского общества, которые и без того жили небогато.

По данным опроса, проведенного фондом «Общественное мнение», более половины (55%) представителей рабочего класса уже столкнулись с проблемой зар­платы: она была либо урезана, либо не выплачена. Оставшиеся 45% опасаются за судьбу предприятий, на которых работают. При этом 74% рабочих не верят, что смогут легко найти хорошую работу после увольнения.

Примерно 25 млн россиян проживают в 460 населенных пунктах, которые можно отнести к категории моногородов. Здесь не только работники, непосредственно занятые на производстве, но и сотрудники сопутствующих организаций полностью зависят от градообразующего предприятия. После волнений в Пикалево на разрешение ситуации было выделено из бюджета почти 33 млн руб. Однако разовую раздачу денег, как и принудительный (по отношению к владельцу) запуск предприятий, продукция которых не имеет спроса, эксперты считают тупиковым путем решения структурной проблемы российской экономики.

По данным опроса, больше всего от кризиса пострадали работники металлургической, газовой и нефтяной отраслей (67%), работники машиностроительной, химической и нефтехимической промышленности (62%) и строители (60%). Такое поражение отраслей отечественной экономики, считавшихся ведущими, вызвано объективными причинами, связанными с принципиальной уязвимостью национального хозяйства.

Рабочие места, которые исчезают изза кризиса, устарели задолго до него. Из­за низкой автоматизации на производстве одной тонны стали в РФ занято в 10 раз больше работников, чем в США. Производительность труда в целом в России примерно в 5 раз ниже американской. Это объясняется не только различием технологий, но и разным подходом к бизнесу. В частности, на Западе более развита специализация труда и значительно выше доля аутсорсинга.

По словам профессора МГУ Натальи Зубаревич, на Урале сохранились предприятия XIX в. с паровыми двигателями, абсолютно неконкурентоспособные. Они в любом случае должны быть закрыты. Но крайне ограничена мобильность российского населения изза низких доходов и огромных затрат на переезд. Государство должно помогать жителям моногородов перемещаться в поисках работы, а самим городам — диверсифицировать виды деятельности, развивать сервисные службы, туризм, образовательные проекты и пр. Это не относится к поселкам на Крайнем Севере. Ме­стное население рекомендуется переместить на материк в связи с тяжелыми условиями проживания и нерентабельностью производства. Но сейчас ввиду низкой мобильности граждане, теряя работу, пытаются выжить благодаря картошке со своего огорода. А это ведет к деградации человеческого капитала. Наглядный пример: российское Нечерноземье, деградировавшее в 90х гг.

В XXI в. все российское национальное хозяйство выглядит устаревшим. Даже Ирландия, население которой в 50 раз меньше, чем в России, производит продукцию микроэлектроники на 2,5 млрд долл. Это на порядок выше аналогичного российского показателя (0,2 млрд долл.). В мире усиливается потребность в энергосберегающих технологиях и товарах, зато падает спрос на старые товары, поставляемые на мировой рынок Россией.

Разговоры о необходимости переориентировать сырьевую модель экономики на высокотехнологичную начались несколько лет назад, но до кризиса так и не были реализованы: «Газпрому» и другим крупным сырьевым корпорациям это невыгодно. Вместе с тем запросы мировой экономики на сырье снижаются. Например, запрет на лампы накаливания в странах ЕС снизит европейскую потребность в вольфраме приблизительно на 8% (именно столько вольфрама уходило на нити накаливания). В прошлом Европа потребляла около 30% ежегодной добычи этого металла.

Сегодня в России происходит стихийная перестройка экономики, не способной функционировать постарому. Пострадавших могло быть значительно меньше, если бы такая перестройка произошла в плановом порядке. От того, смогут крупные корпорации и дальше отстраивать государ­ство «под себя», зависит место России в посткризисном мире.