1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1355

Деревенский форс-мажор

Деревенский форс-мажор

Россия произрастает провинцией.

Николай Карамзин

 

Широкий резонанс получила статья о кризисных проблемах муниципальных образований, опубликованная в «ЭЖ», 2009, № 10 и 11. В редакцию поступают письма читателей из регионов, где представители местной власти не столько сетуют на отсутствие денег, сколько высказывают конкретные предложения, как и чем им помочь. Заметим, что повышать трансферты из центра не просят. Просто хотят больше самостоятельности, налоговых послаблений и ссылаются при этом на китайский, европейский и даже заокеанский опыт. Любопытным продолжением дискуссии о судьбе территорий на страницах «ЭЖ» показалось нам письмо депутата Думы Томской области Олега Громова, которое мы и публикуем с небольшими сокращениями.

После каждой встречи с людьми в сердце – боль, а в голове свербит: «Когда же перестанем городить города, вокруг которых – социальная пустыня?»

 

Главы поселений скупы на слова

С начала года уже столько встреч с избирателями Асиновского района, что и не счесть. И каждый раз после собрания или сельского схода, после приватной беседы с земляками отмечаю, что главы сельских поселений все реже принимают участие в разговоре. Они предпочитают отмалчиваться. А на вопросы односельчан, да и на мои тоже, о мелких и больших неурядицах в селе у них один ответ: «Исполняем полномочия настолько, насколько позволяет бюджет».

Что правда, то правда. Органы местного самоуправления отвечают практически за всю среду жизнеобитания местного населения. Это дороги, улицы, мусор, муниципальное жилье, медицинские, образовательные, культурные и прочие инфраструктурные объекты. А годовой доход сельского поселения в среднем по области колеблется от 200 тыс. до 250 тыс. руб. Это квартальный заработок не самого успешного топ-менеджера в небогатой московской фирме.

Субсидии, субвенции, дотации из бюджетов более высокого уровня – это подачки Христа ради. 80% средств из региональных фондов «поддержки...», «обеспечения...», «сбалансированности...» оседает в районных центрах. В итоге бюджеты всех входящих в муниципальный район сельских поселений составляют в консолидированном районном бюджете 8–10%. Иных источников доходов нет.

 

Москва далеко и слез не видит

Разработанные федеральными чиновниками единые нормативы налоговых отчислений в местные бюджеты разом накрыли всю провинцию без учета условий проживания и потенциала территорий. Даже в крупных муниципальных районах собственные доходы закрывают местные потребности в лучшем случае на 15–20%. Чем дальше от Томска, тем больше населенные пункты напоминают старые высыхающие колодцы. Местные предприниматели едва концы с концами сводят. Крепкие мужики зарабатывают деньги на вахте в нефтегазодобывающих компаниях. Благо они рядом – на севере области и дальше, в соседнем Ханты-Мансийском автономном округе.

Была у сибиряков отдушина – сезонный рыбопромысел. Безработные мужики реально кормили свои семьи, несмотря на «разбой» перекупщиков из ближних и дальних городов. Но Москва приняла европейские правила рыболовства, и сибиряки у рек и озер сразу превратились в браконьеров. И сети у них не с той ячеей, и много их у каждого, и грузоподъемность резиновых лодок больше 220 кг.

Теперь по Правилам рыболовства для Западно-Сибирского рыбохозяйственного бассейна (приказ Федерального агентства по рыболовству от 13.11.2008 № 319) отправляются люди на «браконьерских» плавсредствах за сотню-другую километров, чтобы:

– зарегистрировать «резинку»;

– получить на нее порядковый номер;

– оформить допуск на ловлю рыбы.

И это на территории с плотностью населения два человека на один квадратный километр! Старики тут же вспомнили времена хрущевской оттепели, когда налогами облагались курицы и яйца.

Рыболовство для моих земляков было таким же «бизнесом самовыживания», как торговля подержанными японскими автомобилями у жителей Приморья.

 

Часто голосую против

Как член бюджетно-финансового комитета областной Думы я часто голосую против принятия региональных законов, ущемляющих интересы муниципалитетов. Но одного голоса мало.

В 2008 г. мой родной Асиновский район имел 100% нормативных отчислений от НДФЛ, что стимулировало местную администрацию на развитие экономики путем открытия новых производств и поддержки бизнеса с прозрачной оплатой труда. Но при принятии трехлетнего бюджетного плана на 2009–2011 гг. как мы (несколько депутатов) ни бились, а норматив отчислений от НДФЛ в местные бюджеты был уменьшен до 21,8%.

Вот и вынуждены местные депутаты повышать ставки ЕНВД, земельного налога и налога на имущество физических лиц. А это порождает недовольство властью – поселенческой, районной, губернской, федеральной.

Как известно, одного депутатского голоса в областном законодательном собрании мало для принятия решения в пользу муниципалитетов. Точно так же одного хозяйствующего субъекта в поселении или районе недостаточно для хотя бы безбедного существования муниципального образования. К примеру, Асиновский райпотребсоюз обеспечивает работой 500 человек. Они каждые сутки производят более 300 наименований продукции. В прошлом году было закуплено у населения и переработано только сельскохозяйственной продукции на 22 млн руб. Предприятие продолжает снабжать товарами повседневного спроса все населенные пункты, даже если в них проживает меньше 100 человек.

 

Пусть меня услышат

Считаю, что антикризисные меры Правительства РФ должны содержать пункт о предоставлении налоговых каникул малому бизнесу на время финансово-экономических неурядиц. А депрессивные сельские территории я освободил бы от всех денежных поборов. В Китае пошли на такой шаг и за три года подняли сельское хозяйство.

В масштабах области я предложил восстановить региональный продовольственный фонд для поддержки местных сельхозтоваропроизводителей. Иначе последние фермеры обанкротятся.

Разделяю стремление федерального правительства обеспечить безусловное выполнение социальных обязательств государства перед населением. Экономия бюджетных средств за счет оптимизации социальной сферы в муниципальных образованиях недопустима. Это не экономия и не оптимизация, а тупиковый путь к запустению и деградации территорий. Не случайно в условиях кризиса все чаще приходят вести о том, что сельские поселения отказываются от своих полномочий в пользу других муниципальных образований или даже субъектов Федерации. Кому нужна такая профанация местного самоуправления?