1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

В стране насчитали четыре миллиона «лишних» людей и подсчет продолжается

– Сэр, не считаете ли вы, что моя зарплата не соответствует моей работе? – спрашивает начальника подчиненный.

– Считаю. Но не могу же я позволить вам умереть с голоду?! – отвечает начальник.

 

В Высшей школе экономики (ГУ‑ВШЭ) состоялась X Международная научная конференция. Одной из ее главных тем стал экономический кризис. Пересыхание денежных потоков и сокращение поля для маневра поставили перед работодателями, основным из которых является государство, вопрос о производительности труда. Этому были посвящены доклад компании «МакКинзи» «Эффективная Россия: как повысить производительность» и работа ученых ГУ‑ВШЭ Владимира Бессонова, Владимира Гимпельсона, Ярослава Кузьмина и Евгения Ясина «Россия XXI: производительность и человеческий фактор».

По заключению экспертов ситуация с производительностью труда в России неважная.

Обзор компании «МакКинзи» был построен на изучении производительности труда в таких секторах отечественной экономики, как банкинг, розничная торговля, производство электроэнергии и стали, жилищное строительство. По словам докладчика Ирины Швакман, эти пять секторов представляют половину всего занятого в экономике населения и половину российского ВВП. В сравнении с аналогичными секторами экономики в развитых странах ситуация складывается следующим образом: быстрее всего производительность труда в прошедшее десятилетие возрастала в ритейле. Сейчас она составляет 31% от американского уровня. При этом валовая прибыль на одного сотрудника розничной торговли в России – 15 тыс. долл, в Германии – 34  тыс., в Финляндии – 43 тыс., а в США – 49 тыс. долл.

В остальных секторах производительность труда росла медленнее. В жилищном строительстве на одного сотрудника, работающего на полную («белую») ставку в строительной компании, в России в 2007 г. пришлось 18 кв. м построенного жилья, в то время как в США этот показатель составлял 84 кв. м. По производительности труда в сфере банковской розницы мы отстаем даже от Польши более чем в два раза. Если российский банковский сотрудник совершает 9 тыс. операций в год, то в Польше этот показатель равен 21 тыс. (в США – 60 тыс.). Производство стали: рабочие наших главных сталелитейных заводов, таких как «Северсталь» и Магнитогорский завод, работают в два раза медленнее, чем сталелитейщики Южной Кореи. Производство электроэнергии: если на одного рабочего у нас приходится 3,8 гВт·ч, то в США этот показатель в 4 раза выше (15,3 гВт/ч).

Общая производительность труда в российской экономике составляет всего 26% от американской.

Исследователи подчеркнули, что во многом российскую производительность труда тянет вниз устаревшее оборудование – недостаток, свойственный почти всем секторам экономики. Это и древние мартены на заводах, и низкая техническая оснащенность банков. Вторым по важности структурным ограничителем роста служат бюрократические барьеры, третьим – недостаточная квалификация работников. Не секрет, что зачастую юноши поступают в вузы, чтобы избежать армии, а девушки – чтобы «тусоваться» несколько лет в приятной молодежной среде. К реальной жизни и реальной экономике выпускники многих вузов оказываются не готовы, так как состояние отечественного образования – еще одна болевая точка современного российского общества.

Экономический кризис обозначил проблемы, которые существовали в экономике задолго до него и на которые можно было не обращать внимания только в условиях высоких мировых цен на углеводороды. По мнению экономиста Евгения Гонтмахера, в российской экономике до недавнего времени сохранялась масса ненужных рабочих мест. Попытка оставить такие рабочие места – путь в никуда. Для экономики будущей России гораздо выгоднее научить людей адекватно работать и получать соответствующую своей производительности труда оплату. Для этого, по мнению Е. Гонтмахера, стране выгодна высокая безработица. Излишняя занятость, составляющая, по его оценке, 3–4 млн человек, среди которых – люди с купленными дипломами, неквалифицированные работники бюджетной сферы, в частности медики, не умеющие обращаться с современным медоборудованием, должна быть ликвидирована, и кризис, волей-неволей заставляющий работодателей избавляться от балласта, может пойти стране на пользу.

Мнение об избыточной занятости в отдельных секторах экономики поддержала и руководитель региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. Она считает, что такая занятость существует в металлургии и машиностроении, и работников, производящих отечественные «Жигули», не стоит удерживать на рабочих местах.

В общем, рецепты не новые. И возражения известны. Если не решать задачу радикально – просто уничтожением «лишних» людей, то возникает несколько денежных вопросов.

Есть проблема профессиональной переподготовки «лишних» работников, и такую переподготовку надо оплачивать. Еще гражданам требуется социальная защита, помощь в переезде из депрессивных зон в зоны с дефицитом рабочей силы. 43 млрд руб., выделенных из федерального бюджета, чтобы снизить напряжение на рынке труда, на все не хватит (для сравнения: помощь АВТОВАЗу измеряется 115 млрд руб.). Даже если судить о безработице по официальным данным – 2,5 млн человек, то на человека приходится всего около 20 тыс. руб. На такие деньги ни обучится новой профессии невозможно, ни переехать в другой регион. А надо учесть, что к уже признанным безработными 2,5 млн человек следует добавить еще, как утверждает Е. Гонтмахер, примерно 4 млн «лишних». То есть переучивать или перевозить нужно уже 6,5 млн граждан. Тогда на каждого должно быть выделено из бюджета менее чем 10 тыс.

Между тем, по общему мнению экспертов, экономический кризис только входит во вторую стадию, когда в полной мере начинает страдать реальный сектор экономики. Но если в развитых странах все институты выстроены и правительствам остается только вливать деньги, то в России необходимые институты требуется выстраивать. По словам заместителя председателя экспертного совета при Комитете по промышленной политике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Сергея Афонцева, до сих пор государство занималось «поддержкой тех, кто не нужен, за счет тех, кому и так тяжело», возлагая бремя издержек на тех, кто не имеет ресурсов для лоббирования своих интересов. Ограничивая импорт, государство помогало российским производителям за счет российских потребителей. В то же время многие предприятия, занесенные в список приоритетных, господдержки так и не дождались.

Не запомнились комментарии наших аналитиков о причинах такого состояния дел, почему у предприятий нет стимулов для повышения производительности труда и как их создать. В общем, создание подобных стимулов должно быть главной заботой и законодательной, и исполнительной власти. Тогда можно и деньгами помогать во время кризиса. Иначе – денежная помощь априори окажется неэффективной, финансы исчезнут в «черных дырах» предприятий, производящих неконкурентоспособную продукцию. Производительность труда прямо влияет на себестоимость продукции, а значит, на конкурентоспособность. Компания «МакКинзи» проанализировала производительность. Остается ждать адекватного анализа причин, по которым наши предприятия даже в «тучные» годы большую часть прибылей направляли на что угодно, включая покупку новых активов, но только не на модернизацию. Вопрос далеко не простой.

Пока же на конференции в ВШЭ отмечалось, что главным в подходе к проблемам, вызванным кризисной экономической ситуацией, должен был стать план структурных преобразований, необходимость которых в российском обществе не просто созрела, а перезрела. Раздача средств из федерального бюджета отдельным предприятиям не поможет. Структурные изменения, необходимые российскому рынку труда, должны проявляться не в удержании работников всеми правдами и неправдами (в том числе административным «выкручиванием рук» работодателям) на своих местах, а в переселении, совмещенном с профессиональной переподготовкой, туда, где дефицит рабочих рук. В противном случае, предупреждают экономисты, выходить из кризиса с необразованным и иждивенчески настроенным населением будет намного сложнее.

 

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Исследование компании «МакКинзи» вызвало и довольно критические замечания со стороны экспертов, участвовавших в его обсуждении. В частности, чтобы делать выводы о производительности труда в российских обрабатывающих производствах, одной сталелитейной промышленности в качестве примера недостаточно, считают оппоненты.

Производительность в розничной торговле рассмотрена на примере гипермаркетов. Однако в самом исследовании приводятся такие данные: в Москве на одного жителя приходится 0,14 кв. м современных торговых площадей, а, к примеру, в Варшаве – 0,59 «квадрата». Иначе говоря, даже «продвинутая» столица России по наличию супер- и гипермаркетов сильно отстает от западной «насыщенности». В результате столпотворение и длинные очереди к кассам, что требует держать дополнительный персонал на подхвате (доставка товаров в торговые залы, их размещение на полках и т.п.)

Говоря о производительности труда в российском жилищном строительстве, эксперты советуют учитывать географические расположение и климатические условия, которые не позволяют широко использовать «легкое», менее трудозатратное домостроение.

Наконец, замечание одного из ветеранов отечественной энергетики: электростанции в стране строились с учетом того, чтобы решить проблему трудоустройства местного населения, и сооружались там, где в силу неосвоенности территорий найти работу было сложно. То есть при строительстве энергогигантов вообще не думали о производительности труда.

Общий вывод, что производительность труда в отечественной экономике сильно отстает от показателей развитых стран, никто оспаривать не стал.