1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1591

Права антимонопольного органа проверяет Конституционный Суд РФ

Имеют ли право антимонопольные органы требовать от хозяй­ствующих субъектов перечислять в федеральный бюджет доход, полученный от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции? Конституционность правовых норм, устанавливающих это право, начал проверять Конституционный Суд РФ.

Право антимонопольного органа принимать решение в отношении лиц, нарушивших антимонопольное законодательство, о перечислении ими в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства, предусмотрено в ст. 23, 37 и 52 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ). Следует отметить, что данное право антимонопольным контролерам досталось по наследству еще со времен действия Закона РСФСР от 22.03.91 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»[1], нормы которого были продублированы в новом законе.

Указанным правом неодно­кратно пользовалась Федеральная антимонопольная служба.

Очередной раз, выявив злоупотребление группой лиц доминирующим положением на рынке в виде ограничения конкуренции, антимонопольный орган вынес предписание о перечислении полученного дохода в размере более 135 млн руб. в федеральный бюджет.

В решении антимонопольного органа содержалась лишь общая сумма наказания без отражения конкретной суммы взыскания с каждого участника группы.

Нарушители сначала обратились в арбитражный суд, который занял позицию контролеров, мотивировав решение тем, что антимонопольный орган вправе требовать от хозяйствующих субъектов перечислить в федеральный бюджет ту часть дохода, которая была получена в результате нарушения антимонопольного законодательства.

Вина нарушителей была доказана в арбитражном процессе кассационной инстанции, а вот размер полученного дохода с достоверностью не был доказан антимонопольным органом. По этой причине суд кассационной инстанции отказал антимонопольному органу в требовании взыскать доход нарушителей в бюджет[2].

Несмотря на фактическую финансовую победу, признанный судом нарушитель решил оспорить саму норму, предоставляющую антимонопольному органу право взыскивать в бюджет доходы, полученные в нарушение требований Закона № 135-ФЗ.

Так дело стало предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ.

 

СПРАВКА

Недобросовестная конкуренция – любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам – конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Монополистическая деятельность – злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, соглашения или согласованные действия, запрещенные антимонопольным законодательством, а также иные действия (бездействие), признанные в соответствии с федеральными законами монополистической деятельностью.

 

Позиция заявителей

Заявители посчитали антикон­ституционным само право антимонопольного органа взыскивать в бюджет. По их мнению, это право схоже с мерой административной ответственности, причем сам

КоАП РФ не устанавливает санкций за нарушение антимонопольного законодательства. Следовательно, к этой мере юридической ответственности не применяются правовые принципы, обязательные для всех иных административных правонарушений, такие как наличие вины организаций и граждан при нарушении антимонопольного законодательства, а также соблюдение сроков привлечения их к ответственности.

Кроме того, при взыскании в бюджет дохода с группы лиц антимонопольные органы не обязаны указывать сумму, подлежащую перечислению в бюджет каждым из входящих в эту группу.

Заявители полагали, что тем самым оспариваемые нормы нарушают принцип презумпции невиновности.

 

Позиция участников процесса

Практически все участники конституционного процесса высказали мнение об отсутствии противоречий Основному Закону страны в заявленном к исследованию праве антимонопольного органа.

Как было отмечено на заседании, предписание о перечислении в бюджет необоснованно полученного дохода предназначено для обеспечения конкуренции и устранения нарушений антимонопольного законодательства. Оно является не административным наказанием, а самостоятельной мерой государственного антимонопольного воздействия, которая выражается в изъятии в пользу государства той части дохода, которую правонарушитель не получил бы, если бы не нарушил законодательство о конкуренции.

В соответствии со ст. 50 Закона № 135-ФЗ предписание выдается на основании решения комиссии по результатам рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства. Из содержания данной нормы следует, что оно выносится при наличии виновности правонарушителя. При этом нарушитель не лишается возможности воспользоваться правом на обжалование предписания, установленного ст. 52 Закона № 135-ФЗ, что соответствует п. 1 ст. 19 Конституции РФ.

Согласно части 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия) возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие). Сказанное свидетельствует о том, что положение антимонопольного законодательства, предусматривающее право антимонопольных органов выдавать предписания о перечислении в федеральный бюджет доходов, полученных вследствие нарушения антимонопольного законодательства, обеспечено необходимой процедурой, гарантирующей лицу, в отношении которого возбуждено производство по делу, презумпцию невиновности, и позволяющей установить вину лица в совершении правонарушения или ее отсутствие.

Полномочный представитель Президента РФ в Конституционном Суде РФ отметил, что подобного рода предписания направлены не на ущемление имущественных прав нарушителя, а на восстановление справедливого положения имущественной сферы хозяйствующего субъекта посредством лишения правонарушителя тех экономических выгод, которые явились результатом неправомерного своего доминирующего положения и, естественно, нарушения антимонопольного законодательства. Цель предписания – обеспечение конкуренции и устранение последствий большей рыночной силы, приобретенной хозяйствующими субъектами за счет такого дохода.

 

БУКВА ЗАКОНА

Пункт 1 ст. 19 Конституции РФ

Все равны перед законом и судом.

 

Что касается срока давности привлечения к ответственности в виде выдачи предписания, то он действительно в Законе № 135­‑ФЗ не определен. Поскольку предписание не является мерой ответственности, то его конкретизация не требуется. По мнению полномочного представителя Президента РФ в Кон­ституционном Суде РФ, в случае уточнения этого срока законодатель должен установить его непосредственно в административном законодательстве. В связи с длящимся характером анти­монопольных правонарушений он не должен быть менее одного года, установленного для административных правонарушений (ст. 4.5 КоАП РФ).

Конституционность процедуры выдачи предписания группе лиц тоже является спорным вопросом. Закон № 135-ФЗ связывает предписание непосредственно с необоснованно полученным доходом, а следовательно, предполагает, что предписание в отношении группы лиц должно содержать сумму дохода каждого хозяйствующего субъекта этой группы. В противном случае предписание не соответствует Закону № 135-ФЗ, а не порядок его выдачи – Конституции РФ.

* * *

В заключение отметим, что двойное толкование проверяемых норм влечет возникновение споров, но будет ли оно свидетельствовать о несоответствии их Конституции РФ? Ответ на этот вопрос Конституционный Суд РФ даст в ближайшее время.

_______________________

[1] Утратил силу 26 октября 2006 г. в связи с вступлением в силу Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

[2] Постановление ФАС Московского округа от 24.12.2008 № КА-А40/11893-08.