1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1273

О чем не удалось прочесть в Стратегии нацбезопасности

О чем не удалось прочесть в Стратегии нацбезопасности

Президент РФ Дмитрий Медведев утвердил Стратегию национальной безопасности России до 2020 г. Документ, который должен, казалось бы, отражать все угрозы для страны и все инструменты по их предотвращению. Если посмотреть экономический блок Стратегии, то в нем не просматривается влияние кризиса на среднесрочную перспективу нашей экономики. То есть по крайней мере одна угроза, с которой страна уже столкнулась, не описана, будто и нет никакого кризиса.

«Экономический рост» – так назван раздел принятой Стратегии национальной безопасности. Звучит как-то слишком бодро, учитывая какой спад в экономике на этот год пророчат и официальные лица, и независимые эксперты. При этом превалируют пессимистические прогнозы, и мало кто рискует публично предполагать, какими темпами и сколько времени мы будем выкарабкиваться из кризиса. Все кивают на мировые цены на нефть. Это понятно. Но это не зависит ни от каких действий российского правительства, российского бизнеса и российского общества вообще. Была надежда, что в Стратегии мы увидим все-таки новые подходы к решению давно известных задач.

Действительно, первым делом в ряду экономических угроз называется именно сохранение экспортно-сырьевой модели развития национальной экономики. А еще снижение конкурентоспособности и высокая зависимость от внешнеэкономической конъюнктуры.

Примерно то же и почти теми же словами прописано и в Концепции социально-экономического развития России до 2020 г. Читаем Стратегию дальше. Может быть, предложены новые способы решения задачи? Нет. Рецепт предлагается такой: «Проведение активной государственной антиинфляционной, валютной, курсовой, денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики, ориентированной на импортозамещение и поддержку реального сектора экономики; стимулирование и поддержку развития рынка инноваций, наукоемкой продукции и продукции с высокой добавленной стоимостью...»

Корявое слово «импортозамещение» стало сегодня модным термином. Об этом самом замещении любили в 70-е гг. прошлого века говорить генсек Леонид Брежнев и его экономические советники. Эстафету подхватил Михаил Горбачев. При Борисе Ельцине термин стали подзабывать – не до него было. При Владимире Путине опять зазвучал. Теперь уже девятый месяц произносится все чаще. Причем простое в общем понятие о замещении импорта своими товарами стало обретать некий сакральный смысл, будто стоит отказаться от покупки импортного картофеля в пользу отечественного и все сразу наладится.

Все, конечно, не наладится, но ведь и рубль в цене упал, и пора бы начать «импортозамещаться». Тем более, есть что замещать.

Например, правительство приняло постановление и утвердило перечень технологического оборудования, комплектующих и запчастей к нему, аналоги которым в России не производятся и ввоз которых в нашу страну не облагается налогом на добавленную стоимость. В нем больше 180 позиций: от трубопрокатных станов до болванов для изготовления шляп. А вообще, судя по частоте отраслевой адресности этого оборудования, нам нужно воссоздавать авиапром, легпром да, пожалуй, и машиностроение.

Есть кому выдавливать импорт по многим позициям. Так, по расчетам ЦМАКП, сопоставившего относительное удорожание импорта в силу девальвации рубля и улучшение ценой конкурентоспособности отечественных компаний, в среднем по промышленности потенциал импортозамещения составляет 5%.

Особенно потенциал хорош в производстве обуви и кожаных изделий (потенциал роста выпуска по ценовым преимуществам – 24,2%), в производстве электро- и оптического оборудования (18,8%), машин и оборудования (14,5), транспортных средств (12,8), в текстильном и швейном производстве (11,7), химии (9,2%).

Правда, по выкладкам того же центра, промышленность относительно прошлого года
в 2009-м просядет на 6–7%, а в плюсе год закончат только производители продуктов питания и обувщики с кожевенниками. Возможно, был шанс у мыловаров, но им собираются ввести импортные пошлины на сырье. Придется мыться заграничным продуктом, хотя это и унизительно.

Потенциал надо суметь использовать. Девять месяцев жизни при кризисе показали, что это дело у нас налаживается крайне медленно. На днях Д. Медведев оценил реализацию идеи госгарантий для него перед банками как провальную – два месяца, считай, потеряно. Он признал, что зря выбрасывали деньги на поддержку фондового рынка. Это по времени значит, что с прошлой осени ненужным делом развлекались, а по деньгам не уточняется, сколько сотен миллионов долларов впустую ухлопали.

Вот о том, какие вводятся правила поведения, чтобы впредь ни время, ни деньги не терять, хотелось прочесть в новой Стратегии. Не удалось.