1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

С ревностью и искусством

К 300-летию Ф.А. Головина (1650-1706)

Долгое время о Китае на Руси были представления самые смутные. Прямые связи между нашими странами начали устанавливаться лишь при Иване Грозном, отправившем в 1567 г. в далекую страну послов «проведать, где Китайское государство и как богато». В начале XVII в. в Китай пробился торговый караван Ивана Петлина. В Москву он привез «чертеж и роспись про Китайскую область» и китайскую грамоту, врученную ему самим императором! Но здесь, как ни бились, так и не смогли разобрать загадочных иероглифов. В 1654 г. ко двору императора был послан Федор Байков. Но, прибыв в Пекин, он наотрез отказался совершить установленный здесь ритуал с поклонами. Более всего его возмутила необходимость держать у себя на спине плетку — знак данника императора. Прибывший в Пекин четыре года спустя Иван Перфильев опыт Байкова учел, обряд исполнил и был богдыханом обласкан. Но должного уважения к русским властям все же не добился. «Дань, которая от тебя послана, — писал царю император, — мы приняли и против того посылаем к тебе от нас жалованье и милость». Это письмо не осталось без внимания. Когда в 1670 г. в Пекин выехал Игнатий Милованов, то ему было предписано объявить богдыхану, чтобы сам он «поискал Его царского Величества милости и жалованья и учинился бы под высокою Его царского Величества рукою… и дань бы ему великому государю давал…».

Посольство Милованова в Китай не было последним. Вслед за ним в Пекине побывало еще несколько делегаций. Главной их целью было конечно же не приглашение китайцев в русское подданство, а установление дружественных отношений, с устранением возникающих спорных вопросов.

К концу XVII в. и Забайкалье, и Приамурье были уже полностью колонизированы казаками. Им удалось привести в российское подданство местные племена, которые стали исправно платить дань русскому царю (в год набегало по 40—50 «сороков соболей»). Были обнаружены здесь и рыбные ловли, и богатые рудные копи, и прочие богатства. Для их освоения казаки стали ставить города и военные укрепления — острожки, что не могло не обострить отношений с Китаем. Одна из крепостей на Амуре — Албазин — особенно была ненавистна китайцам, и они не раз ее осаждали. Мужество ее защитников произвело на них такое сильное впечатление, что часть русских воинов была приглашена императором в гвардию!

Между тем споры Китая с Россией не прекращались. Император продолжал требовать от русских дани! Но в ответ ему самому неизменно предлагали... пойти под руку русского царя! Тогда-де он «учнет богдокана жаловать и держать в своем царьском милостивом призрении...»

В конце концов, отчаявшись справиться с русскими силой, император направил в Москву послов с предложением установить мир, дабы казаки «впредь бы наших украинных земель не воевали и худа б никакого не чинили. А что на этом слове положено, станем жить в миру и в радосте». Жить с Китаем в мире и радости — это было как раз то, чего давно хотели в Москве, и потому здесь сразу же принялись собирать посольство.

Куда они собирались

Миссия была ответственнейшая. От будущего посла требовались отвага, находчивость и инициатива. Ему давались беспрецедентные полномочия. Он мог в крайнем случае «для достижения мира» пойти даже и на некоторые уступки, но в случае провала переговоров должен был принять меры по охране границ. Для выполнения столь трудной работы более других подходил Федор Головин.

Рассказывают, что переводчиком он решил взять своего учителя. Но тот, лишь узнав о том, куда они собираются ехать, дал деру!

26 января 1686 года на 270 санях посольство отправилось в путь. Через полгода оно прибыло в Тобольск. Здесь Головин снарядил из местной «вольницы» отряд казаков в 1400 человек. Затем был сплав на плотах по Иртышу, потом сушей шли к Енисейску. В мае 1687 года «с превеликой тяжестию» добрались до Байкала. Здесь из-за шторма потеряли 4 плота с 800 пудами груза…

Лишь к концу октября посольство достигло Селенгинска. Но тут выяснилось, что китайцы переговоры «затевать не хотят», отодвигая их на год вроде бы из-за «опасности для их послов от монголов». В действительности императору хотелось испытать русских на крепость, поглядеть, как они справятся с монгольским ханом Очирой-Сайном. Почти год тот осаждал русские крепости, и в конце концов Головину это надоело. Выйдя против монголов с двухтысячным отрядом, он наголову разбил их войско. И ничего не осталось китайцам, как приступить к переговорам.

Отстоял главное

20 июля 1689 года в Нерчинск на 76 военных судах прибыла китайская делегация. С суши подошла и их сухопутная армия. И вышло, что на каждого русского собралось до 10 китайцев. Вот таким было силовое давление на Головина!

12 августа состоялась первая встреча послов. В роскошных шатрах было уже все приготовлено для работы — ковры, золотые чернильницы, редкие яства... Споры сразу же повелись жаркие. Китайцы никак не хотели признать границей Амур. Им мечталось отогнать русских к Якутску!

Во втором раунде китайцы перешли и к открытым угрозам, затеяв демонстративные военные маневры. Их требования ужесточились. Теперь они желали прибрать к рукам уже все Приамурье и значительную часть забайкальских земель, включая оба берега по реке Аргунь. Китайцы не знали, что еще в апреле Головин получил из Москвы указ заводить на Аргуни заводы, чтобы серебро плавить. А тут эти требования!

Естественно, Головин никак не мог с ними согласиться. Он принял необходимую в таких случаях важную позу и сказал, что готов приступить к военным действиям. За сим и откланялся…

Китайские войска тотчас осадили Нерчинск. Но не таков был Головин, чтобы его могли испугать. 18 августа во главе стрелецкого войска и казачьей конницы он вышел из города. Решительность русских привела китайских воевод в чувство. Они сразу же прислали посыльных с предложением продолжить переговоры, которые и были возобновлены. И уже к 27 августа договор был готов.

Ради «достижения мира» Головин вынужден был что-то и уступить: согласился отодвинуть границу от Амура, уничтожить Албазин. Но Россия потеряла только то, что и не могла тогда удержать. Отстояла же главное — то, что никак до этого не хотел признавать Китай, — свои права на Сибирь и Дальний Восток! Кроме того, что тоже немаловажно, Россия первой из европейских государств вступила с Китаем в равноправные торговые отношения, обеспеченные договором. Ну и самое главное — после его заключения у России с Китаем установились длительные мирные отношения.

«За службу и радение»

Заключив договор, Головин еще какое-то время оставался в Сибири. Укрепил Нерчинск, усилил крепость в Удинске, чтобы те могли противостоять набегам монголов. Наладил добычу серебра, сбор пошлин, поступающих в казну в виде соболей и лисиц...

Петр был чрезвычайно доволен его успехами. Чуть только пожурив за уступку Албазина, он наградил посла медалью «За службу и радение» и возвел его в боярское достоинство. На заказанном им портрете Головина появится надпись из Цицерона: «Кто всею душою, с ревностью и искусством исполняет свою должность, тот только способен к делам великим и чрезвычайным».

Петр редко ошибался в людях. Федор Головин потом еще не раз докажет царю, что способен на дела и великие, и чрезвычайные…