1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

У каждого свой кластер

Падение конкурентоспособности российской экономики стало в последнее время хитом экономических дискуссий на самых разных уровнях в нашей стране. Зарубежные эксперты предлагают формировать отраслевые и региональные кластеры, прежде всего в сырьевых сегментах. Но ведь давно известно: что англичанину хорошо, русскому… не всегда.

 

При весьма неплохом росте ВВП — 6,5% по итогам первого полугодия — производительность труда пикирует вниз угрожающими темпами. Ежегодно ее рост сокращается на 1 процентный пункт в целом по экономике (2003 г. — 7%, 2004 г. — 6,5, 2005 г. — 5,5%). А в обрабатывающих отраслях, которые объявлены локомотивами, лидерами, центрами и т. д. экономического роста, производительность труда в прошлом году «провалилась» на 2%.

Пророков, как известно, нет в Отечестве своем (или к ним недостаточно внимательно прислушиваются), поэтому для решения наболевшей проблемы к нам пригласили самого известного (Герману Оскаровичу Грефу) эксперта по конкурентоспособности, профессора Гарвадской бизнес-школы Майкла Портера.

Близость взглядов маститого ученого и главы Минэкономразвития очевидна, но зарубежному аналитику всегда проще высказать независимое мнение, чем ангажированному своим положением чиновнику.

Свободной конкуренции в нашей стране мешают создание огромных государственных монстров в сырьевых отраслях, запутанность госрегулирования экономики, ужасающее налогообложение и косящее на один глаз правосудие.

Кроме того, приватизация в России проводилась столь сомнительными методами, что теперь большинство наших граждан, в свою очередь, глубоко сомневаются в возможности создания справедливых условий для ведения бизнеса.

Модели развития, которые применяли быстро растущие экономики азиатских стран, для России непригодны. Нам нельзя конкурировать с Китаем и Индией в производстве потребительских товаров, поскольку они активно используют огромные резервы дешевой рабочей силы. У нас свой (хотите — сермяжный, хотите — евро-азиатский) путь развития.

В отличие от многих отечественных экспертов, предрекающих быстрый рост инновационных отраслей, гуру менеджмента считает, что основной частью нашей экономики останется сырьевой сектор. Только качество его роста должно стать совершенно иным, ориентированным на рост производительности труда и эффективности бизнеса.

Государство должно ограничить степень своего участия в добывающем сегменте экономики, создавая здесь условия для открытой и свободной конкуренции. Вместо вертикально интегрированных корпораций целесообразно сформировать ряд отраслевых и региональных кластеров, в рамках которых будут взаимодействовать горизонтально связанные компании, сотрудничающие на принципах производственной кооперации.

Множество малых и средних фирм будут работать на основе аутсорсинга, получат заказы от крупных партнеров и шанс для успешного ведения бизнеса. Вокруг таких территориально-производственных зон будут плодиться научные организации, которые станут проводить прикладные исследования, востребованные реальным сектором экономики.

Звучат все эти предложения весьма привлекательно, но для нашей Родины, будем откровенны, чуть-чуть напоминают строительство Нью-Васюков и последующий переезд туда жителей столиц (центральной и Северной).

Можно согласиться с оценкой М. Портера будущей роли сырьевого сектора в нашей экономике (тем более что свыше 60% направляются как раз сюда). Именно он может стать катализатором диверсификации нашего хозяйственного комплекса.

Но мало вероятно, что кто-нибудь коренным образом изменит порядок работы «Газпрома» или «Сибнефти», чтобы создать на базе этих корпораций кластеры, в которых будет процветать свободная конкуренция.

Чтобы изменить вектор движения ТЭК, необходимы новое понимание правящей элитой сущности проблем, стоящих перед нашей экономикой, и политическая воля, чтобы отказаться от сиюминутных (а иногда и личных) интересов в пользу перспективного развития.

Сегодня же видна другая картина: пока гром не грянет, чиновники не перекрестятся. А гроза уже приближается. Центр стратегических разработок представил на днях исследование, в котором сделаны расчеты основных экономических показателей при падении цен на нефть до 27 долл./баррель.

На второй год рост ВВП прекратится совсем, затем последует его сокращение на 6,5%. Инфляция достигнет 40%, совокупные убытки коммерческих банков превысят 700 млрд руб. (2,2% валового продукта).

Спасут ли нас в тяжелые времена оазисы свободной конкуренции под названием «кластеры» — не ясно. Ведь пока ни одна из принимаемых Правительством экономических мер обещанных результатов не принесла, а ответственности за их реализацию, как это у нас принято, никто не несет. Зато в оазисах сырьевых корпораций даже во время страшной финансовой засухи всегда найдется свежая вода, правда, не для всех.