1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1112

Кладовка, где пылятся инновации

Изобретать не разучились, а внедрять не умеем

На мировой арене появляются все новые и новые игроки, которые успешно осваивают рынки высокотехнологичных товаров и услуг. Однако Россия не входит в их число.

 

Наша страна при всех разговорах о необходимости перевода национальной экономики на инновационную модель развития пока не может избавиться от бесперспективного статуса сырьевой державы. Не мудрено. Сегодня Россия получает от продажи минерального сырья 67% национальных доходов, в то время как Бразилия — 22, а Индия только 11%. Конечно, спрос на сырье останется и в будущем, и именно поэтому все другие страны, даже развивающиеся, просто заинтересованы в том, чтобы кладовая запасов, которой является наша страна, так и оставалась просто кладовкой. Сами же в это время активно идут по тому самому инновационному пути развития, о котором мы так много говорим.

Уже в ближайшие 10—15 лет, считают эксперты, размеры мирового рынка высокотехнологичной продукции и услуг могут в 10 раз превысить ценовые объемы топливно-энергетических продуктов. Наша страна с долей, не превышающей 0,5% в мировом наукоемком экспорте гражданской продукции, просто теряется на фоне других государств. Доля США, к примеру, составляет 36%, Японии — 30, Германии — 16, Китая — уже 6%.

В свете этого, считает президент Торгово-промышленной палаты России Евгений Примаков, совершенно очевидно, что будущее — за инновационной промышленной политикой, основанной на принципах государственно-частного партнерства. Концепцию такой политики торговая палата представила еще три года назад. Она была с заинтересованностью встречена и бизнес-сообществом, и региональными структурами. Не было на нее реакции только со стороны Правительства, заявил
Е. Примаков, выступая на прошедшем в начале декабря V съезде ТПП. Целый ряд положений концепции до сих пор актуален и может быть полезен при принятии органами власти решений для поддержки существующих «точек роста» и тех производств, которые сохраняют потенциал конкурентоспособности в мировом хозяйстве.

У нашей страны всегда был и остается до сих пор высокий научный потенциал. Это отмечают даже зарубежные наблюдатели. Но реализовать его мы не можем. До сих пор в России отсутствует цепочка: от научного открытия новых технологий и материалов к созданию опытных продуктов малыми венчурными предприятиями, а затем к широкому коммерческому тиражированию с помощью инвестиционных и организационных возможностей среднего и крупного бизнеса.

За рубежом крупные и средние компании, как правило, сами образуют малые венчурные предприятия для начального этапа такой коммерциализации. У нас, к сожалению, такая практика отсутствует. Торгово-промышленные палаты, по словам президента российской ТПП, могли бы заполнить своей деятельностью этот образовавшийся вакуум.

Однако без всемерного поощрения государством перехода нашего производства на инновационные рельсы постиндустриальной стадией для России станет общество без индустрии, считает Е. Примаков. Поучительным примером являются государственные меры в этой сфере в странах, которые продемонстрировали рывок в инновационном развитии. В Испании, например, на каждый доллар, вложенный в НИОКР, приходится 45 центов налоговых льгот, в Мексике — 40 центов. Даже в США, где уже достигнут масштабный и наиболее высокий уровень оснащения производства передовыми технологиями, налоговые льготы составляют 7 центов на каждый доллар, вложенный в НИОКР. В Финляндии инновационная активность поддерживается прямым бюджетным финансированием НИОКР. Ныне такие бюджетные вложения превышают размер 3% ВВП.

Недостаток инвестиций остается острым вопросом, в том числе и для развития инноваций. Надежды на то, что накопленные средства в сырьевом секторе будут потоком идти в другие отрасли, абсолютно несбыточны, уверены эксперты. Если норма прибыли в первом полугодии 2006 г. в добыче полезных ископаемых достигала почти 24%, то в обрабатывающих производствах — около 14. Причем в производстве машин и оборудования — 5%. А именно норма прибыли предопределяет возможности перелива капиталов из одной отрасли в другую.

Собственное высокотехнологичное производство не может развиваться и без обновления устаревших основных фондов обрабатывающей промышленности. В России эти фонды обновляются в 4 раза медленнее, чем необходимо. Торговая палата все последние годы выступала за стимулирование импорта промышленного оборудования, которое не производится в стране. Решению этой проблемы не было видно конца, и только благодаря вмешательству Владимира Путина дело сдвинулось с мертвой точки. Правительство в марте этого года приняло решение о снятии ввозных пошлин по многим позициям. Однако, считают в ТПП, установленный девятимесячный срок действия льготного режима импорта промышленного оборудования необходимо продлить. Более того, нужно постоянно расширять и список такого оборудования, ввозимого в Россию на льготных условиях.

И хотя в целом за последнее время заметны позитивные сдвиги, но, по мнению Е. Примакова, в большей степени они связаны с тем, что российский Президент более решительно вмешивается в работу наших экономических министерств и Правительства в целом.

 

Поздравляем!

 

На прошедшем V съезде Торгово-промышленной палаты России Евгений Примаков вновь избран ее президентом.