1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1214

Есть ли надежда в ящике Пандоры?

Последние годы рост цен на услуги ЖКХ опережал инфляцию

Жилищно-коммунальный вопрос уже давно портит нервы россиянам. Однако заговорили об отсталости этой сферы реформаторы в 90-х годах с подачи экспертов Всемирного банка, которые, проанализировав показатели всех отраслей российской экономики, определили, что ЖКХ — это «черная дыра» российского бюджета. А для россиян это еще и ящик Пандоры, в котором собраны все пороки государственного сектора экономики за многие десятилетия.

Специалисты отмечают, что экономика ЖКХ построена как цепь, в которой участвуют четыре основных звена:

1 Производители коммунального товара или услуги (воды, газа, электро- или теплоэнергии и т. д.).

2 Распределительные сети этого коммунального товара или услуги (местные, региональные, иногда федеральные сети, например энергосистема страны, местные тепловые сети).

3 Управляющие компании, оказывающие домовладениям сложный комплекс коммунальных услуг (УК). Под УК новый Жилищный кодекс подразумевает как муниципальные ЖЭКи, так и частные коммерческие структуры.

4 Домовладения, которые могут быть частными, муниципальными, государственными, а могут принадлежать коллективному собственнику в форме ТСЖ или ЖК, являющихся конечными потребителями всех коммунальных услуг и услуг управляющих компаний.

В регулировании всех четырех звеньев имеются запутанные проблемы экономического и, что еще хуже, юридического характера.

Собственник заказывает музыку

Ключевым звеном, которое может все это хозяйство вытянуть, могли бы стать эффективно функционирующие домовладения, поскольку они являются конечными потребителями, которые более всего заинтересованы в высоком качестве и низкой стоимости услуг ЖКХ. Но у домовладений должны быть соответствующие права, финансовые возможности и управленческая состоятельность. Это возможно только при абсолютной четкости правил регулирования, когда конечный потребитель, т. е. собственник, ясно понимает связь между своими коммунальными расходами и комфортом.

Увы, обновленное законодательство недалеко продвинулось в этом направлении. Прежде всего ошибочна ориентация исключительно на развитие ТСЖ, в то время как коллективная форма домовладения отнюдь не является самой эффективной автоматически. Для того чтобы ТСЖ заработали как эффективные собственники, необходимо прозрачное законодательство о правах и обязанностях его участников, их руководящих органов, о нормах и правилах контроля и отчетности органов управления товарищества по отношению к своим членам и иным собственникам и так далее.

Взаимоотношения в товариществах не менее сложны, чем взаимоотношения акционеров, однако для акционерных обществ, куда люди вкладывают не последние средства, у нас есть детально разработанное законодательство, нежели для ТСЖ — ЖСК — ЖК, куда участники вступают, зачастую залезая в долги на всю жизнь.

Даже при идеальном законодательстве не все товарищества смогут стать эффективными потребителями услуг ЖКХ, потому что их высшим управляющим органом является общее собрание собственников. А где вы видели эффективно работающее общество, если контрольный пакет в нем распылен более чем на десять человек? Здесь все зависит от грамотности жильцов. Не случайно отнюдь не кондоминиумы являются доминирующей формой домовладения в странах, где рыночные отношения в сфере ЖКХ не прекращались никогда. Да и в России на данный момент, несмотря на усилия властей, ТСЖ принадлежит не более 6% жилого фонда.

Права собственника квартиры в муниципальных домах выглядят еще печальнее. По меткому выражению, в них он владеет лишь обоями, наклеенными на муниципальные стены. При такой запутанной схеме ждать эффективного управления домовладением трудно, поэтому сначала нужно решить сложную и системную проблему собственности на недвижимость. Эта работа тонкая и за отсутствием общественно-политической инициативы должна инициироваться Правительством.

С другой стороны, для стимулирования разумного домовладения и эффективной работы коммунального хозяйства нужно решить проблему стандартов коммунальных услуг и услуг по обслуживанию недвижимости. Поставленные новым ЖК в условия выбора УК собрания собственников не имеют ни критериев оценки работы тех или иных поставщиков услуг или УК, ни объективной информации о них.

Предполагается, что альтернативу никак не заинтересованным и зачастую коррумпированным ЖЭКам составят частные компании, что можно приветствовать. Только, к сожалению, мы не видим назойливой рекламы этих УК, они не стоят в очереди к ТСЖ, а если и стоят, то это очередь к муниципальным чиновникам, что пахнет все той же коррупцией. Московские власти, возможно, просто акционируют существующие сейчас в качестве муниципальных предприятий ДЭЗы. Это говорит о том, что в ЖК либо что-то не продумано, либо, наоборот, что он опередил свое время.

Котлеты должны быть отдельно

Основная проблема распределительных сетей часто состоит в том, что они являются частью сложных вертикально и горизонтально интегрированных систем с участием производителя коммунальной услуги и зависят от последнего как финансово, так и технически. Практика показывает, что там, где сети организационно слиты с производителем услуг, потери из-за их низкого технического уровня или высокой изношенности, как правило, «впихиваются» в тариф, а региональные тарифные комиссии сплошь и рядом это пропускают. Следовательно, отделение сетей-монополистов от производителя целесообразно.

Еще более важно наладить эффективный, экономический, административный и юридический контроль за соблюдением сетями технических регламентов, навязывать им такие технические и социальные нормативы услуг, которые стимулировали бы применение передовых технологий и обновление основных фондов. Здесь мы снова упираемся в разумность законодательства и установление стандартов качества коммунальных услуг. Сейчас даже не до конца ясно, кто будет основным заказчиком сетей: муниципалитеты или управляющие компании? Если последние, то в каком статусе?

Производители коммунальных услуг, то есть те предприятия, которые производят теплоэнергию, электроэнергию, газ, очищенную воду, занимаются водоотведением, вывозом мусора, услугами охраны жилья, за редким исключением являются монополистами на региональных рынках, а иногда и на федеральном рынке ЖКХ. Среди них большинство — либо государственные предприятия, либо общества с контрольным влиянием государства.

Ситуация здесь меняется не быстро. Так, на рынке водоснабжения и водоотведения в этом году уже 12% услуг были предоставлены коммерческими операторами, альтернативными местным операторам. Очевидно, что в этой сфере основная тенденция будет заключаться в разумном поощрении частных операторов и борьбе с монополизмом.

Без вожака придем не туда

Когда подвижки уже начались, выяснилось, что в стране нет общепризнанного центра реформ ЖКХ. Минрегион не сумел им стать и генерировать большую часть законодательных инициатив, разработать не только технические, но и социальные стандарты коммунальных услуг. МЭРТ интересуется только отдельными аспектами реформы, связанными в первую очередь с федеральными монополистами и инвестициями. Государственная Дума действует также хаотично под давлением лоббистов или политических интересов.

Вот и получается, что у семи нянек дитя без глаза, а это дитя — коммунальная реформа — способно вырасти в ужасного монстра для большинства населения, ограниченного в финансовых средствах. Ведь последние годы рост цен на услуги ЖКХ опережал инфляцию, а доходы населения отставали от нее.

Очевидно, что революционный ЖК требует основательной «тонкой» доводки, а местами, возможно, и концептуальной переработки его положений. Как минимум он должен корреспондироваться с ГК и другими законами, а этого сейчас нет. Кроме того, полноценное применение нового Кодекса требует разработки около 30 подзаконных актов, из которых в настоящее время принято едва ли 5—7. Закон «О концессионных соглашениях», который нужен для обновления сетей и мощностей по производству услуг в ЖКХ, также не работает.

Даже при доработке нормативной базы проблема изношенности основных фондов в ЖКХ не решится без помощи государства. По данным ОАО «Институт экономики ЖКХ», сегодня в России обновляется примерно 1,6% основных фондов. А сети, например, с учетом изношенности необходимо ежегодно обновлять на 6—7% только для поддержания удовлетворительных показателей надежности.

Государство ведет финансирование, в том числе и в рамках так называемых инфраструктурных проектов недавно созданного Инвестиционного фонда, однако его масштабы должны быть значительнее. Напомним, что более 30% жилого фонда в России не имеет канализации и водопровода. Более достойного применения средствам профицита бюджета, которые в 2007 г. отправятся в Стабфонд в сумме 1,5 трлн руб., просто трудно придумать. Таким образом, повышение качества управления муниципальными коммунальными предприятиями и элементарная борьба с коррупцией тоже дадут эффект. А без этого нет надежды справиться с пороками, спрятанными в ящике Пандоры.