1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1852

«С пользой для казны и купечества»

К 250-летию первого российского акционерного общества

Давняя казачья привилегия торговать «меж собой» беспошлинно обернулась к середине XVIII века для государства чуть ли не полной потерей таможенных доходов. Причиной тому казаки называли отсутствие налаженного таможенного хозяйства и хитрость контрабандистов… В то же время иностранные купцы буквально бомбили жалобами императрицу Елизавету на творимый «произвол», предлагая и выход — создание международной (с их участием) акционерной торговой компании. Царица решительно не понимала, кому ей верить: донесениям ли казацких старшин или же «воплю оскорбленных негоциантов»?..

В конце концов решено было подойти к делу обстоятельно, и на Дон одна за другой стали отправляться сенатские комиссии. В их отчетах все цифры почему-то ладно сходились. Так что вроде и поделать ничего было нельзя. Все бы и осталось по-прежнему, если бы не поступившие из Константинополя сведения о товарах, отправленных в Россию через Дон. Разница между полученными цифрами и тем, что значилось в отчетах, оказалась столь разительной, что потрясенные члены Сената заговорили о необходимости «военной кампании»! Но мудрая императрица, приняв в соображение, что «казаки служат России верой и правдой», предложила бороться с открывшимися злоупотреблениями не с помощью войск, а удовлетворив давнее прошение наказного атамана Данилы Ефремова о создании в устье Дона таможни.

В декабре 1749 года (от этого времени ведут историю г. Ростова-на-Дону) к казакам пришла грамота об учреждении близ устья реки Темерник таможни «для сбору тарифов и внутренних пошлин с привозимых и отвозимых из России товаров». Одновременно Сенат обратился за помощью к московскому купцу, знатоку иностранных таможенных уставов Василию Хастатову. Ему дали поручение отправиться на Дон «для разведывания» сложившейся обстановки.

Пробравшись туда под чужим именем, он подробнейшим образом выведал все тонкости сложившейся системы таможенных сборов, с удивлением обнаружив, что «сверх необходимого» донские атаманы «облагали купцов и дополнительными сборами: атаманскими, мостовыми, перевалочными, бочечными…». Реакция на его донесение была неожиданной: сенаторы стали упрашивать московского купца… возглавить Темерницкую таможню!

Тот очень долго открещивался, не желая из-за сомнительной чести носить шпагу и называться дворянином потерять право заниматься коммерцией! И только лишь под гарантии оставить ему «личное купеческое достоинство» принял на себя новый чин».

Начальник таможни

Весной 1750 года Хастатов прибыл на Дон, сменив временно назначенного управляющего. И очень скоро настолько наладил здесь дело, что к Темерницкой таможне потянулись купцы со всего Ближнего Востока. Естественно, что и поступления в казну с Дона значительно выросли.

Тем временем в Петербурге продолжали думать и над созданием акционерной компании. С призывами создать ее «с вящей пользой для казны и купечества» Сенат вновь и вновь обращался к купцам, но долгое время желающих вступить в дело не находилось. И вот тут-то Хастатов и решил напомнить Сенату о данном ему обещании: помнить о его купеческом звании.

В 1756 году со своими давними знакомцами — Никитой Шемякиным и Алексеем Ярославцевым — он выработал специальные «кондиции» по созданию «складочной торговой компании», с уставным капиталом 100 тыс. руб., разбитым на 200 акций. Учредителям удалось выторговать для новой компании небывалые льготы! Ей предоставили право монопольной торговли с тем, «чтоб кроме сей компании в Константинополь и другие тамошние места… никому и ни под каким видом торговать и отпускать не дозволять».

Добились они и того, чтобы ни капитал, ни акции, ни бумаги компании не могли подвергнуться не только конфискации, но и даже следствию или ревизии! Отдельно оговаривалось, что власти обязаны оказывать компании «всякое содействие в торговле» вплоть до предоставления подвод и вооруженной охраны.

Акционерной компании разрешено было иметь конторы в Москве, в Константинополе и в Темерницком порту. Ей было предоставлено исключительное право «чинить суд и расправу» над приказчиками и работниками.

Взлет и падение

В феврале 1757 года «Российская в Константинополе торгующая компания» была учреждена. Половина ее акций сразу же была пущена в оборот. Но их почему-то не торопились покупать! Причина оказалось простой. Выторговав для себя право «устанавливать договорные кондиции», регулирующие отношения в акционерном обществе, директора отпугнули возможных вкладчиков, справедливо посчитавших себя устраненными от управления компанией. Многие указывали и на высоких покровителей Хастатова: «В случае чего на него и управы не найдешь!». В результате акции были выкуплены частью самими учредителями, а частью сенаторами и государством...

Первые же практические шаги образованной компании привели к значительному подъему внешнеторгового оборота на Дону. В Темерницкий порт — единственный тогда на юге России — потянулись десятки торговых судов… Вина, орехи, апельсины, лимоны, финики, жемчуг, сафьян, зеркала, шелковые материи… часто теперь тут же, на месте, продавались или обменивались на русские икру, масло, чугун, железо, кожу... Рядом на берегу стали устраиваться и «татарские базары». Здесь торговали стадами скота, седлами, изделиями из кожи, солью и фруктами…

Стараниями акционеров компании русским купцам, приезжавшим со всех концов России, за умеренную плату предоставлялись в аренду магазины, склады, жилые помещения. Часто для сопровождения торговых караванов сторонних торговцев отряжались и специальные воинские отряды. Не случайно в короткое время Темерницкий порт стал пользоваться мировой известностью как крайне надежный.

Казалось бы, так все будет развиваться и дальше. Но в торговые дела неожиданно вмешалась политика. Дело в том, что по условиям Белградского договора Россия не имела своего торгового флота на Азовском и Черном морях. Перемещать товар дозволялось лишь турецким кораблям. Большая доля торговли была тоже в руках турок, но они как раз и не были заинтересованы в укреплении России на южных рубежах.

В результате Темерницкому порту под предлогом высоких таможенных пошлин был объявлен негласный бойкот. Все больше товаров стало доставляться турками в Крым, а оттуда в обход Дона — в Россию. Так поступать они вынуждали и греков, и итальянцев, и армян. Помощниками турок выступили и запорожские казаки. Почувствовав выгоду, они охотно сопровождали грузы из Крыма через Малороссию в центр России.

Торговые обороты «Российской в Константинополе торгующей компании» тем временем стали сокращаться. И в 1762 году, когда долги компании достигли внушительных величин, она развалилась...

Были потом разбирательства в Сенате, долгие споры о том, «что было сделано не так». Кончилось же все тем, что казна взяла на себя все убытки и долги. Хастатов вернулся к своим московским предприятиям, а торговля в Темерницком порту настолько расстроилась, что в 1776 году таможня здесь на долгие годы была упразднена…