1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Последний резерв

Последний резерв

В России начала сбываться давняя мечта «гомо советикус», который еще в доперестроечные времена желал работать как «здесь», а получать как «там». Оказывается, в 2006 году Россия догнала Европу по «зарплатоемкости» ВВП — то есть соотношению суммарной номинальной заработной платы занятого в экономике населения и объема произведенного национального валового внутреннего продукта. Зато по показателю ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) мы продолжаем отставать от наиболее развитых стран мира в 4—5 раз. Это означает, что с точки зрения конкуренции на мировом рынке низкий уровень оплаты труда не сможет больше компенсировать низкую фондовооруженность отечественной экономики, а также огрехи менеджмента. Почти до конца исчерпана и возможность роста благосостояния населения без коренных перемен в организации промышленного и сельскохозяйственного производства.

Аналитики компании ФБК посчитали этот один из важнейших макроэкономических показателей, который не входит в перечень основных продуктов Росстата, — «зарплатоемкость» российского ВВП и… изумились. Цифра оказалась поразительно высокой — 33,3% по итогам2006 г. А в его четвертом квартале была еще выше — 34,7%. Учтем, что в 2000 г. «зарплатоемкость» российского ВВП равнялась 23,6%. И всего за шесть лет выросла почти на 10%.

Тем самым мы догнали одну из самых благополучных стран Европы — Норвегию, где в 2005 г. «зарплатоемкость» ВВП составляла 34,4%. Впереди остались Испания (36,7), Франция (38,3), Швеция (40,5), Германия (40,7), Великобритания (47,1), Дания (48,0)… Но это вовсе не означает, что наши сограждане вдруг разбогатели. Более того, по «зарплатоемкости» Россия ныне опережает, к примеру, Чехию (32,6), однако средняя зарплата у чехов в 2006 г. составила 20 тыс. крон, или 940 долл. (в России — 10,7 тыс. руб., или 410 долл.). Меньше нашего платят на единицу ВВП в Латвии (31,9%) и Словакии (28,6%), однако и там уровень жизни населения выше российского.

Сам по себе рост уровня зарплат и других доходов населения можно только приветствовать. Но в начале нынешнего года эксперты МЭРТа уже отмечали ухудшение соотношения темпов прироста зарплат и производительности труда в промышленности: в январе — декабре 2005 г. они составляли 7,6 и 7,3% соответственно, а в январе и декабре 2006 г. — уже 10,8 и 5,9%. Эта тенденция весьма тревожная и несет в себе опасность инфляции.

И ведь нельзя сказать, что россияне чрезмерно ленивы или мало работают. Согласно одному из исследований консалтинговой компании McKinsey, трудозатраты российских рабочих (количество отработанных человеко-часов) достигают 80% от американских. Но при этом производительность труда у россиян составляет лишь 19% от уровня США. Одна из главных причин — преобладание на многих предприятиях старого технологического оборудования с износом до 70—80% и устаревших технологий, предусматривающих использование чрезмерного количества персонала.

До последнего времени эти издержки с лихвой компенсировались низкой зарплатой: в общей структуре затрат «советских» предприятий затраты на персонал составляли в среднем 10—15% против 30—35 на аналогичных производствах в Европе. Но дефицит квалифицированной рабочей силы уже вынудил многих работодателей заняться переманиванием кадров от конкурентов с предложением более высокой зарплаты за равнозначный труд. И этот процесс уже начал приобретать лавинообразный характер: если за 2006 г. рост номинальной среднемесячной зарплаты по России составлял 24,5%, то в нынешнем январе среднероссийская зарплата выросла в сравнении с январем-2005 уже на 26,6%.

Увы, этот процесс имеет и негативную сторону: нет конкуренции квалифицированных рабочих кадров («Зачем учиться, если и так хорош?»). А для качественной подготовки новых рабочих в стране фактически отсутствует учебная база, и ее воссоздание идет черепашьими темпами.

Но нет худа без добра: повышенный уровень зарплат производственного персонала лучше стимулирует работодателей к замене людского труда на машинный, к применению дорогого, но гораздо более высокопроизводительного оборудования, внедрению передовых технологий на производстве и в управлении. Однако этот процесс может привести к социальному недовольству — особенно в небольших населенных пунктах, с одним-двумя «градообразующими» предприятиями, где явно излишняя численность работающих продиктована необходимостью сохранения приемлемого уровня занятости в регионе.

И последнее. Эксперты прогнозируют, что опережающий рост зарплат в российской экономике по сравнению с ростом ВВП еще может продлиться в течение нескольких лет, но будет идти с затуханием. И в ближайшие два-три года уже следует ожидать снижения темпов роста денежных доходов значительной части российского населения. Что также может привести к повышению «градуса социальной напряженности». Смикшировать этот процесс можно некоторым перераспределением «зарплатных потоков» между группами менеджмента и персонала. До сих пор рост зарплаты в первой из этих групп был, как правило, заметно выше. В результате в целом по России «децильный коэффициент» — неравенство доходов между «верхними» и «нижними» 10% населения — вырос только за минувший год с 14,9 до 15,3 раза (данные Росстата). Хотя в США он держится на уровне 9, в Европе — еще ниже.