1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1345

ОПК и ТЭК — братья навек

Модернизация энергетики на инновационных началах обретает очертания
ОПК и ТЭК — братья навек

Власть активно продвигает идею частно-государственного партнерства, в том числе в закрытой до сих пор оборонной сфере. Базовая отрасль отечественной экономики — ТЭК — крайне заинтересована в сотрудничестве с военными в области разработки и внедрения нового оборудования. Ведомственные барьеры снимаются не от хорошей жизни: просто ситуация зашла так далеко, что, кроме ОПК, ТЭК опереться больше не на кого. Концепция создания промышленно-энергетического технопарка в области высоких технологий на базе московского ФГУП «Салют» призвана стать фундаментом для того инновационного производства, которым уже несколько лет буквально бредят представители нашей власти и крупного бизнеса.

 

Любовь по взаимности

ОПК заинтересован в совместной работе с ТЭК не меньше, чем ТЭК в работе с ОПК, ведь в ближайшие годы топливно-энергетический комплекс, по словам президента ОАО «ЛУКОЙЛ» Вагита Алекперова, планирует разместить в России заказы на сумму около 30 млрд долл. Средства ТЭК пойдут на закупку оборудования для обустройства крупных российских месторождений, а также на комплексные мероприятия по модернизации основных предприятий топливно-энергетического комплекса, в особенности нефтеперерабатывающей и нефтехимической отрасли.

У одной стороны есть деньги, у другой, по ее словам (проверить которые в силу закрытости ОПК сложно), есть технологии.

В качестве первого совместного проекта запланировано создание на базе одного из крупнейших предприятий ОПК пилотного промышленно-энергетического технопарка, который станет фундаментом для дальнейшего выстраивания продуктивных взаимоотношений предприятий ТЭК с оборонным комплексом по самому широкому спектру — от НИОКР в области энергетического hi-tech до совместной реализации инфраструктурных проектов.

Сегодня намечен ряд крупнейших проектов по строительству химических комплексов: на территории Республики Татарстан, в Астраханской области, в Западной Сибири, планируется массовый перевод малых месторождений на автономную выработку электроэнергии, что потребует достаточно большого количества нового оборудования.

 

Факел как укор

Между тем пока ситуация в ТЭК, по свидетельству представителей профессионального сообщества, что называется, аховая. Деньги есть — нет людей, оборудования и технологий. По словам председателя правления НО «Топливно-энергетический союз» Геннадия Шмаля, сегодня КПД газоперекачивающих агрегатов едва превышает 20%, 8—10% газа тратится на то, чтобы этот газ перекачивать, утилизация попутного газа фактически отсутствует, и 14 млрд кубов этого сырья сжигается в факелах. При этом стран, которые просто добывают такое количество газа, в мире не так много!

Предприятиям газодобывающей отрасли необходимо использовать такие технологии, которые позволяли бы сделать блочные установки для переработки газа на месте, для получения полупродуктов. Реконструировать основную отрасль российской экономики надо как можно скорее, и в этом плане, кроме ОПК, ТЭК сегодня опереться не на кого: за прошедшие десятилетия было загублено нефтехимическое машиностроение.

Станислав Жизнин, член Комитета РСПП по вопросам энергетической безопасности, энергоэффективности и развития отраслей ТЭК, вообще считает, что на основе частно-государственного партнерства нужно разработать специальную долгосрочную федеральную программу по стимулированию создания и внедрения высоких энергетических технологий с учетом уже существующего мирового опыта.

«ТЭК в России дорогой, энергоресурсы дорогие, и необходима федеральная программа в области развития высоких технологий в ТЭК в рамках государственно-частного партнерства. ТПП РФ и РСПП должны вместе подумать над тем, какую федеральную программу мог бы предложить крупный бизнес», — считает С. Жизнин.

Отдельного внимания требуют вопросы энергоснабжения: ситуация здесь усугубляется отсутствием в России авторитетных энергосервисных компаний, доступных баз данных по энергосберегающему оборудованию, технических регламентов и стандартов по его производству, без чего невозможно решить вопрос повышения рентабельности. Начавшийся дефицит электроэнергии сдерживает развитие всех отраслей российской экономики.

В то же время нынешняя низкая рентабельность отрасли является мощным скрытым инвестиционным ресурсом, исчисляемым миллиардами долларов. Снижение издержек производства нефти, газа, электроэнергии позволит высвободить и перераспределить энергоресурсы и финансовые потоки для развития всех прочих отраслей экономики. Международные обязательства, взятые Россией, Киотский протокол, правила ВТО тоже диктуют необходимость энергетической и экологической эффективности. Однако в России до сих пор отсутствует система стимулирования энергосбережения.

По мнению генерального директора ФПГ «Технологии энергосбережения» Сергея Тишкина, государство все так же финансирует энергосбережение по остаточному принципу и фактически в стране происходит «лозунговое энергосбережение». Необходимо вводить жесткие технические стандарты, не позволяющие использовать энергозатратное оборудование, административные меры, стимулирующие активное энергосбережение, и оказывать прямую государственную финансовую поддержку типовым, быстроокупающимся проектам в сфере энерго- и ресурсосбережения.

 

Ваяния «на коленке»

Впрочем, проведенный анализ показал, что в России существует очень небольшой выбор прорывных, быстроокупающихся технологий, и особенно технологий, прошедших госэкспертизу и доказавших свою эффективность. Проблема все та же, что и в советские времена: слабая коммерциализация научных идей и разобщенность структур в этом направлении. Левая нога по-прежнему не знает, куда идет правая. В результате на рынке работают десятки научных инновационных групп, зачастую дублируя друг друга, ваяя свои высокотехнологичные предложении почти «на коленке», и редкий проект доходит дальше стадии образца.

«Нужен комплекс мероприятий, отработанный финансово-правовой механизм, срочное принятие Госдумой соответствующих поправок в Закон об энергосбережении», — считает С. Тишкин.

Но воз двигается медленно, потому что ему мешают накопившиеся структурные проблемы: кроме вопроса финансирования, который разбогатевшему благодаря высоким ценам на сырье ТЭК, может быть, удастся решить, остается вопрос кадров. Когда Ломоносов писал, «что может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать», он не упомянул, что рожденные Невтоны должны выучиться и остаться работать в России. Для построения инновационной экономики нужна система, которая будет стимулировать научные изыскания, в том числе на базе малых венчурных предприятий, как это происходит во всем мире.

Пока же хорошо и то, что хотя бы ОПК и ТЭК нашли друг друга: действительно, кроме них, на поле российской экономики больше сильных игроков нет. Осталось подождать и посмотреть, что будет. Если две эти крупные отрасли смогут выработать общую стратегию развития и обеспечить себе правовую поддержку, — а в отличие от малого бизнеса у них есть для этого все необходимые рычаги, — Россию ждет, возможно, светлое будущее. Или хотя бы повышение КПД газоперекачивающих агрегатов до приемлемого уровня в 40—50%.