1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 980

Туз, семерка, тройка

Изменения, касающиеся банкротства, могут вызвать широкий резонанс

Среди первоочередных мер, предназначенных для регулирования рынка кредитования населения, козырной картой выделяется многострадальный законопроект «О потребительском кредитовании». Вскоре он может быть рассмотрен на заседании Правительства. Судьба законопроектов об образовательном кредите и о банкротстве частных лиц по разным причинам пока до конца не ясна.

 

Обещанного три года ждут…

Наша газета неоднократно писала о бедственном положении сферы потребительского кредитования, в частности о высоких темпах роста просроченной задолженности и о необходимости декларирования банками эффективной ставки. Расхожая фраза «В ближайшее время в Госдуму может быть внесен законопроект «О потребительском кредитовании» уже стала своего рода визитной карточкой рубрики «Финансовый рынок». А о необходимости подобного закона специалисты рынка стали говорить еще 3 года назад.

Совсем недавно первый заместитель председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Павел Медведев, выступая на «круглом столе» «Банки и заемщики: кредит доверия», пообещал, что законопроект в конце апреля будет внесен на рассмотрение Правительства. Тем не менее есть сомнения, что этот закон может быть принят депутатами в ближайшие месяцы.

Кстати, П. Медведев пообещал, что во втором чтении его Комитет будет рекомендовать депутатам внести поправку, касающуюся требований по обязательному раскрытию эффективной процентной ставки по кредитам. Причем формулу расчета этой ставки должен определять Банк России.

Депутаты настаивают на том, чтобы в законе был прописан четкий график платежей по кредитам и предусмотрен срок, в который клиент может передумать и вернуть кредит в банк при умеренных штрафных санкциях. «Помимо всего прочего законопроектом должна быть предусмотрена и возможность досрочного погашения», — отметил депутат.

Директор департамента банковского регулирования и надзора Банка России Алексей Симановский предложил включить в законопроект норму, закрепляющую деятельность коллекторских агентств. Так, переуступка прав требования не должна происходить без уведомления частного лица или без его согласия, полученного при заключении кредитного договора, что вообще-то соответствует нормам действующего Гражданского кодекса.

Между тем пока деятельность некоторых подобных структур больше всего напоминает «цивилизованный рэкет». Так, заемщика могут «достать» частыми звонками не только по месту работы, но и в ночное время.

 

Утром — стулья, вечером — деньги

Другой не менее важный законопроект, предусматривающий процедуру банкротства заемщиков — физических лиц не нашел должной поддержки среди участников «круглого стола». А изменения законодательства, касающиеся банкротства граждан, в преддверии предвыборной кампании могут вызвать общественный и политический резонанс.

В лучшем случае он может быть рассмотрен после принятия закона «О потребительском кредитовании». Как сообщил заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Андрей Кашеваров, пока банки не будут предоставлять полную информацию о кредите, которая включает эффективную ставку и графики платежей, банкротить людей несправедливо.

«Если гражданин из-за отсутствия или недостоверности полученной от банка информации оказался в «финансовом капкане», то банкротство — чрезмерная кара за взятый кредит», — считает чиновник. А. Кашеваров предлагает сначала принять закон о потребительском кредите, принудить банки говорить полную правду, и тогда к ответственности можно привлекать заемщика.

 

П.Медведев, в свою очередь, считает, что прямой обман банками клиента — чрезвычайно редкий случай, а вот составление договора таким образом, чтобы неопытный потребитель не мог понастоящему оценить свои риски, — явление достаточно частое.

Между прочим, и мотивация заемщика, отказывающегося выплачивать кредит, в этом случае вполне объяснима — человек, узнавший о том, сколько ему придется платить на самом деле, просто отказывается от погашения суммы или из мнимого чувства справедливости, или просто в отместку банку.

Кстати, некоторые заемщики, зная о том, что банк не будет их «отлавливать», а уж тем более подавать в суд из-за маленькой суммы, умышленно не оплачивают задолженность в размерах до 3—5 тыс. руб.

В этой связи вице-президент Ассоциации российских банков (АРБ) Андрей Емелин отметил, что в России давно нужно создать систему частных приставов, которые могли бы собирать мелкие долги, поскольку обычные судебные приставы с этим просто не справляются.

 

Нерыночное желанье — получить образованье…

Тяжелее всего обстоит дело с проектом закона «Об образовательном кредите». В частности, г-н Медведев отметил, что «было успешно похоронено несколько вариантов законопроекта из-за того, что ни один из них не соответствует юридическим требованиям». Он считает, что образовательный кредит в принципе обязан быть нерыночным инструментом. Государство должно доплачивать за клиента часть средств и становиться третьей стороной договора, однако ни в одном из существующих законопроектов не предложено схемы таких взаимоотношений, равно как и прав и обязанностей фигурантов оси «заемщик — государство — банк».

Однако А. Емелин рассказал о законопроекте, разработанном в недрах АРБ, в котором предполагалось, что государство будет оплачивать образование по наиболее востребованным специальностям. По его словам, основное противодействие в принятии подобного закона исходит как раз со стороны государства.

А пока Комитетом по кредитным организациям совместно с Комитетом по образованию Госдумы представлен законопроект «О социальном образовательном кредите». Такой «кредит» предназначен не для оплаты обучения — претендовать на него смогут только студенты-бюджетники, учащиеся бесплатно. Его назначение — покрыть сопутствующие обучению траты, прежде всего питание и проезд до вуза. Есть серьезные опасения, что подобный закон о квазикредитовании может положить конец дальнейшей законотворческой деятельности депутатов в этой области.