1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1356

Сможет ли Россия переломить ситуацию?

ВАЛЕРИЙ ОРЕШИН, Д.Э.Н., ПРОФЕССОР КАФЕДРЫ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПЛАНИРОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА МГУ ИМ. М.В.ЛОМОНОСОВА
Сможет ли Россия переломить ситуацию?

Россия на пороге большой предвыборной гонки. Предстоит не просто выбор тех или иных предпочтений. Вопрос стоит значительно шире — выбор будущего России.

 

В новое тысячелетие Россия вступила заметно окрепшей и сбалансированной. Демократические преобразования в обществе, укрепление государственности позитивно отразились на экономической составляющей, росте международного авторитета России. Однако налицо элементы застоя, нарастание социальной напряженности, попытки власти преувеличить достигнутое, замолчать недостатки. В идеологическом плане это объяснимо. Любая власть стремится сформировать положительный образ своего правления. Но это оправданно лишь в том случае, если государство располагает четкой стратегией, опирающейся на непредвзятый анализ текущего момента. А этого как раз и недостает.

Несомненно, эти вопросы в той или иной форме поднимались в ежегодных посланиях Президента России. Однако по разным причинам спускались на тормозах. Даже такое очевидное положение об удвоении ВВП за десятилетие постоянно торпедировалось Минэкономразвития. Еще более удручающе выглядит ситуация в сфере инноваций. Россия здесь занимает 69-е место из 104 обследованных стран (World Economic Forum, Global Competitiveness Report 2005).

Неэффективная экономика, слабое управление отразились на благосостоянии народа. Колоссальный разрыв в уровнях регионального развития – сегодня лишь 10% их сводят концы с концами, угрожающе возрастающий разрыв между богатыми и бедными ставят вопрос: какое общество мы строим?

Если мы строим либеральное рыночное общество, в котором олигархический капитал срастается с исполнительной и законодательной властью в центре и на местах и направляет усилия общества  на консервацию такого положения, — это одно. Если же мы строим социальное рыночное общество, используя рыночный механизм в интересах развития и достойного вхождения в мировое сообщество, — это совсем другое.

Хищнический капитализм с запредельно глубокой поляризацией доходов населения, углубляющимся антагонизмом в обществе – удел маргинальных государств.

Как показывает опыт развитых стран, меры государственного регулирования и стратегического планирования не подменяют рыночный механизм, а дополняют его.

Понятие социально справедливого рыночного хозяйства имеет глубокий  экономический смысл. Его содержание служит исходной точкой для выбора стратегии развития страны. Не определив основ нового российского общества, его этапов и форм, невозможно приступать к  строительству.

Весь пакет мер по определению стратегии нашего развития направлен на социализацию экономики, на повышение роли государства в проведении социально ориентированной экономической политики.

Рыночные формы регулирования являются доминирующими, но не единственными. Рынок по своей природе ассоциален и не приспособлен к механизму нововведений. Об этом говорят  реалии истории. В экономике развитых стран дерегулирование обязательно дополняется государственными мерами стратегического планирования в сфере инноваций, инфраструктуры, социальной сфере. Вместе с тем реальное движение к построению социального рыночного хозяйства остается проблематичным.

Выработка и реализация нового курса России невозможны в рамках действующей структуры управления экономикой, где дерегулирование является панацеей от всех проблем. Неудачи проведенной в стране реформы управления стали возможны из-за ложных посылов по поводу создаваемого российского общества. Идеология либерализма по принципу «чем меньше государства, тем лучше», абсолютизируя монетаристский подход, направила силы и внимание общества по ложному пути, по сути дела свернув работы по реформированию экономики. Чего стоят хотя бы «достижения» чиновников по вопросам монетизации льгот населения, обеспечения его льготными лекарствами?

Наиболее рельефно возможности действующей системы управления проявились в сфере инноваций и структурных преобразований в экономике. Проблема эта не новая. Она была выдвинута сразу же после того, как Владимир Путин стал Президентом в 2000 г. Тогда Минпромнауки было поручено разработать Концепцию инновационного развития. Однако в Послании Федеральному Собранию РФ в 2006 г. эту мысль он озвучил вновь.

Было сделано немало громких заявлений, однако видимых изменений не произошло. Чего стоит хотя бы такая Федеральная программа, как «Национальная технологическая база», призванная по определению осуществить технологический прорыв. За период с 1995 г. их разработано уже три. Финансирование первой программы составило 5% намеченного объема, о результатах второй нам мало что известно. Но вот как оценивали ее итоги сами разработчики в декабре 2006 г.: «Не удалось решить такую важную задачу, поставленную Президентом РФ, как обеспечение технологической независимости и информационной безопасности РФ в области развития электронной компонентной базы, используемой в стратегически значимых системах».

На 2007—2012 гг. разработана третья программа по кальке предыдущих. Можно предположить, что ее ждет та же судьба. Как видится, малопродуктивны и другие проекты,  разбросанные по различным ведомствам и внутренне между собой не связанные. Как-то: технопарки, венчурные, инвестиционные фонды и др. Кроме того что средств выделено явно недостаточно, не просматривается, на какие, кроме Министерства обороны, конкретные отрасли направлена программа. А ведь речь идет о тотальном переоснащении страны.

Глубина проблемы и масштабы отставания России от ведущих стран мира в сфере инноваций требуют взглянуть на нее с иных позиций. Следует придать этой проблеме стратегический характер, ведь, по сути дела, в масштабе страны заново закладывается технологическая база постиндустриального общества. Поэтому она должна быть положена в основу всей экономической деятельности государства и бизнеса на ближайшие 15—20 лет.

Современное постиндустриальное общество — по определению информационное общество, имеющее некоторые общие черты: во-первых, основано на генерировании знаний и, во-вторых, на обработке информации с помощью информационных технологий, опирающихся на микроэлектронику. Страны Запада шли к этому по-разному. Есть опыт Силиконовой долины, азиатских стран, в частности Сингапура, европейских стран. Поучителен опыт Финляндии.

Сегодня это государство с населением 5 млн человек занимает лидирующее положение в инновационной деятельности, успешно конкурируя с ведущими странами мира. Пример этой страны представляет интерес по крайней мере с двух сторон: 1) ведущая роль государства в организации всего инновационного процесса и 2) ярко выраженная социальная направленность осуществляемых мероприятий. Финское государство действовало как инструмент содействия технологическим инновациям, как государственный венчурный капиталист и производитель высококвалифицированной рабочей силы. Возглавляет всю работу Национальный совет по научной политике, организованный в 1963 г. (в 80-е гг. он был преобразован в более целостный и практический орган — Совет по научной и технологической политике). Такие советы существуют во многих странах, но в Финляндии этот орган учрежден при премьер-министре, который возглавляет его.

Думается, создание такого органа в России способствовало бы консолидации усилий государства, науки и бизнеса в выработке национальной технологической политики, реализация которой позволила бы сначала сократить технологический разрыв, а в последующем и продвинуться дальше. Задача не из простых. Но за нас никто ее не решит. Доступа, открытого, к новейшим технологиям нет. Просто так и ни за какие деньги никто нам их не даст и не привезет. Дополнительный конкурент никому не нужен. Есть иллюзия, что достаточно в стране сформировать благоприятный инвестиционный климат, снизить налоги, а еще лучше реализовать все прелести западной демократии и инвестиции, а с ними и новейшие технологии потекут в экономику. Однако это не совсем так. Нам придется приложить колоссальные усилия — не меньшие, чем после Второй мировой войны, — в деле освоения космического пространства и повышения обороноспособности страны.

Конкретными направлениями научно-технического прорыва России в мировое рыночное пространство могли бы стать:

1 Отрасли обрабатывающего сектора промышленности — это касается в первую очередь предприятий военно-промышленного комплекса, а также сфер, тесно сопряженных с ним.

2 Другим очевидным направлением диверсификации отечественного производства является более глубокая степень переработки сырьевых продуктов, которые мы в настоящее время «гоним» за рубеж, не проведя даже первичной переработки и «не сняв» хотя бы минимум добавленной стоимости.

3 Более проблематичным в постановке является использование новых научных достижений и разработок, хотя это направление при определенных усилиях со стороны властей, научной общественности и бизнеса вполне доступно нам и может дать существенный народно-хозяйственный эффект.

В качестве образца данного направления прорыва Президент назвал нанотехнологии, основанные на атомном и молекулярном конструировании. Нанотехнологии для нашей страны могли бы стать магистральным путем научного и технологического прорыва.