1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 938

Курьезы оценки интеллекта

БОРИС ЛЕОНТЬЕВ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПОДКОМИТЕТА КОМИТЕТА ПО ОЦЕНОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТПП РФ

В редакцию поступает немало писем с просьбой описать реальное положение на рынке услуг по оценке интеллектуальной собственности. Почему специалисты, выступающие на эту тему на семинарах, зачастую друг другу противоречат? А большинство лицензированных оценщиков оценивают эту собственность согласно пожеланиям заказчика? Кто отвечает за тот беспредел и ту беспринципность, которые творят такие лжеоценщики на этом рынке услуг? И кто реально может оспорить те нелепые оценки, которые выдают лицензированные оценщики?

Впереди планеты всей

Ничего удивительного на этом рынке не происходит. Все естественно и закономерно! Коль государство в лице Минимущества РФ выдало более 11 тыс. лицензий физическим и юридическим лицам, оценивающим бизнес и потому автоматически имеющим право оценивать интеллектуальную собственность, то такой негативный результат давно следовало ожидать. Слава Богу, в этом году с 1 июля это безобразие заканчивается вместе со сроком действия этих государственных горе-лицензий.

Даже в США и Китае профессиональных оценщиков интеллектуальной собственности всего примерно по десятку. Остальные, увлеченные этой темой, считаются скорее любителями. В Западной Европе таких профессионалов практически нет, а те, кто известен нам по семинарам, являются скорее любителями-самородками и самоучками.

Если американских или западноевропейских оценщиков бизнеса спросить, занимаются ли они оценкой нематериальных активов, то они все дадут отрицательный ответ и скажут, что это очень сложная работа, требующая особых знаний, опыта и осторожности. За рубежом из-за колоссальной ответственности за результаты оценки сложилась такая обстановка, что в экономически развитых странах желающих заниматься оценкой нематериальных активов можно пересчитать по пальцам одной руки. Многие зарубежные оценки делаются для судопроизводства или касаются этой сферы. У нас огромное количество некорректных оценок до суда не доходит.

Несколько лет назад с помощью одного из таких оценщиков российская телевизионная компания ТВ-6 поставила себе на баланс сумму во много миллионов рублей нематериальных активов, очевидно, с целью продемонстрировать бурный рост своей стоимости. Компания «ЛУКОЙЛ» обратились с просьбой пересчитать стоимость этих активов, и их фактическая стоимость оказалась в 3 тыс. раз ниже ранее заявленной. Все последующие суды нашу оценку не опровергли. А компанию в итоге ликвидировали. За рубежом проигравший оценщик прекратил бы свою деятельность навсегда, а у нас, как ни странно, он продолжает процветать.

Ученье — свет

Сегодня в России таких лицензированных оценщиков бизнеса, которым дано полное право оценивать интеллектуальную собственность, примерно в 100 раз больше, чем во всем остальном мире. Почему?

Потому что таковы правила игры, введенные чиновниками-дилетантами от оценки. Они ввели эти правила с подачи представителей образовательных учреждений, а также оценщиков недвижимости и бизнеса, которые сами очень плохо себе представляют содержание и экономический смысл нематериальных активов. Надо сказать, что у нас в стране лица, принимающие решения, больше смотрят на погоны и на личные отношения и не замечают специалистов с большим опытом и знаниями. В итоге лицензии получили все желающие, все, кто предварительно получил диплом о дополнительном высшем оценочном образовании.

Такие дипломы за 40 тыс. руб. после оплаты и сдачи экзаменов полного курса оценочного образования выдавали около 50 вузов страны. Для учебных учреждений, нуждающихся в дополнительном заработке, это коммерческое мероприятие очень выгодно. Абсурдно, но с лицензией по оценке бизнеса сегодня любой самонадеянный авантюрист может оценивать антиквариат и любые художественные ценности, хотя реально этих оценщиков-профессионалов всего по 3—5 на каждое направление.

Также формально вполне законно авантюристы сегодня, имея лицензию по оценке бизнеса, могут оценивать, например, ювелирные изделия и памятники литературы, архитектуры, научные открытия. Этот перечень можно продолжать.

Однако квалификация многих российских оценщиков интеллектуальной собственности и других нематериальных ценностей — чистая профанация. Вузы, как правило, сегодня не имеют ни качественных учебников по оценке интеллектуальной собственности и других нематериальных ценностей, ни профессиональных преподавателей.

Оценка интеллектуальной собственности — весьма модная и проходная тема кандидатских диссертаций. За последние 10 лет в России по этой теме защитились около 40 человек, но подавляющее большинство этих новоиспеченных кандидатов наук крайне плохо разбираются в оценке, поскольку никогда ею практически не занимались. Таким образом, кандидат наук в этой области вовсе еще не авторитет, а порой и даже не специалист.

К примеру, недавно одна из практикующих оценщиц обучалась в известном московском институте на факультете переподготовки оценщиков. Лекции по оценке интеллектуальной собственности ей читал молодой кандидат наук, 2 года назад защитивший диссертацию. В автореферате этого специалиста было написано, что по методам затратного, доходного и сравнительного подходов оценка производится по аналогам объектов интеллектуальной собственности.

Большую чепуху трудно себе представить. Интеллектуальная собственность, за очень редким исключением, сегодня аналогов не имеет, и потому методы сравнительного подхода, активно используемые в оценке недвижимости, машин, оборудования, бизнеса и других объектов, здесь не работают. Этого простого факта, к сожалению, не знают многие вузовские доктора наук, к которым относятся руководитель данного кандидата, члены ученого совета, бурно голосующие за новоиспеченного специалиста, оппоненты и ведущие организации, рецензирующие диссертацию.

А что же говорить о сотнях других тонкостей, которые следует знать в этом деле? Наша традиционная беда — дураки и дороги — не обошла стороной систему образования. Хотя туда она заползла через Минимущества РФ и тех, кто все это лоббировал с целью зарабатывать на этой теме.

Подкомитет по оценке интеллектуальной собственности периодически довольно настойчиво пытался убедить чиновников в том, что оценка интеллектуальной собственности — профессия далеко не массовая. Знания об оценке нужно распространять широко. Чтобы на всех предприятиях были в курсе её основы. Но в сложных вопросах нужно доверять только небольшому кругу профессионалов. Говорят на эти темы многие, но знают и умеют единицы. Оценка интеллектуальной собственности — для россиян и мирового сообщества тема новая и пока не имеющая традиций, поэтому ответственные оценки должны выполнять профессионалы.

О конкурсах и рейтингах

Сегодня появляются организации и предприниматели, пытающиеся зарабатывать на рейтингах оценщиков и оценочных фирм. А солидные фирмы и известные в России специалисты по оценке бизнеса, земли и другой недвижимости, машин и оборудования, интеллектуальной собственности и других объектов, как правило, в таких рейтингах не участвуют. Почему?

Во-первых, потому что организаторы рейтингов ведущим специалистам не известны и следовательно не вызывают доверия. Подтверждением этому служат их действия по привлечению случайных оценщиков, чтобы по итогам конкурса объявить их лучшими в стране, чтобы воздействовать на самолюбие наиболее известных и квалифицированных специалистов, не участвующих в рейтинге, что является авантюрой.

Во-вторых, эти рейтинги для организаторов являются источником дохода. С физического лица организаторы берут по 300 евро, с юридического — 700 евро. А главное, за что? За то, что аутсайдеров построят и пересчитают? Смешно!

В-третьих, среди организаторов, к сожалению, нет авторитетных специалистов по самой оценке, и в частности по оценке интеллектуальной собственности. Определять качество отчетов там некому. Представлять им полновесные отчеты по оценке известных всем изобретений и товарных знаков не столько некорректно и нецелесообразно, сколько категорически запрещено, поскольку в договоре с заказчиком у всех квалифицированных оценщиков этих активов прописана конфиденциальность. Кроме товарных знаков эти активы и сопутствующая им аналитика бизнесменами держатся в секрете и никогда не выставляются на всеобщее обозрение. Особенно тщательно эта информация скрывается от конкурентов.

Вывод очевиден: в таких конкурсах всегда участвуют аутсайдеры, прорывающиеся на эти рынки и мечтающие попасть в число лидеров любыми способами. Они пишут полуграмотные статьи и выдают заказчику полуграмотные отчеты. И их за это никто пока не наказал.

Что же касается журналов и газет, рекламирующих эти рейтинги и их победителей вместе с организаторами, то представители СМИ также зачастую люди не вполне компетентные и не понимающие, кому и зачем они служат. Для такой прессы главное — быть на слуху и в центре сенсаций или скандалов. Поэтому доверять этим сведениям также нельзя.

Примерно по тому же сценарию некоторые издания определяют элиту российского бизнеса. Всем российским бизнес-руководителям известны ежегодные публикации в коммерческих изданиях про «золотую» элиту российского бизнеса. Всего-то нужно заплатить 5 тыс. у. е. за страницу, чтобы попасть в состав лиц, которые, не жалея денег своей организации, «прославляют» себя. Причем реальный тираж таких каталогов, как правило, не совпадает с выходными данными. Никто этих изданий не видит, и все понимают, что за деньги кого угодно можно запросто назвать «золотой элитой» или «лучшим бизнесменом» России.

Как поднять качество оценки

Интерес к теме оценки интеллектуальной собственности год от года стабильно растет. Престижность этой темы высока, и многие стремятся в ней обозначиться в качестве специалиста. Численность интересующихся этой тематикой быстро растет, поэтому квалификация среднего специалиста, обсуждающего эту тему на семинарах, постоянно падает. Как отмечают участники разных конференций: «Многих докладчиков слушать откровенно неинтересно». Если ничего не предпринимать, то закончится все тем, что оценивать наши нематериальные ценности будут иностранцы. Свято место пусто не бывает.

Разумеется, в реорганизации и контроле оценочной деятельности саморегулирование нужно как истинно рыночный механизм. В случаях с оценкой интеллектуальной собственности следует выявлять лучших преподавателей этой дисциплины, специалистов, являющихся авторами действенных методик по оценке, и выдающихся практиков с большим опытом и уровнем признания. А затем на основе их опыта строить институт оценки нематериальных ценностей. И здесь подсуетившиеся новички со степенями, академисты и многие авторы, отметившиеся своими публикациями и диссертациями, не должны быть ни лидерами, ни тем более контролерами, «стригущими» деньги с оценщиков.

Самим оценщикам необходимо предоставить право разобраться в своих рядах, благо настало время саморегулирования и с 1996 г. действует общественная организация «Общество оценщиков интеллектуальной собственности».

Думается, что обращаться с апелляциями на некорректные оценки можно лишь в Комитет по оценочной деятельности ТПП РФ, где периодически собираются специалисты по оценке интеллектуальной собственности и экспертизе нематериальных активов. Они в досудебном порядке могут компетентно рассудить и справедливо оценить ранее произведенные заказные оценки.

Все вновь объявившиеся новоиспеченные специалисты и оценщики брендов и торговых марок, которых в нормативной лексике не существует, здесь вне игры как любители экзотики и лохотронщики.