1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1845

Суверенная экономика

Россия создала свой, суверенный механизм развития экономики. Вопрос только в одном: что должен обеспечить этот механизм, где будут концентрироваться ресурсы, под какими лозунгами будет проходить очередная мобилизация экономики страны?

 

Эксперты отмечают, государственное присутствие в экономике резко растет: если несколько лет назад доля госсектора в ВВП составляла 34%, то сегодня в экономике не менее 50% госкомпаний и ФГУПов. Такой тренд, по мнению специалистов, будет сохраняться. Попробуем определить потенциал формирующегося крупнейшего государственного холдинга. Общие параметры:

·       объем реализованной продукции 10 самых больших государственных корпораций составляет более 20% ВВП;

·       в десятке наиболее крупных по объемам реализации российских компаний 6 принадлежат государству;

·       ОАО «Газпром», формирующий около 8% бюджета страны, по уровню капитализации вошел в тройку мировых лидеров.

Крупнейшие госкомпании можно разделить на несколько групп предприятий, монопольно контролирующих определенные виды деятельности (см. ниже).

Даже беглый анализ государственного потенциала вызывает удивление. Зачем государству, имеющему в своем распоряжении огромное число рычагов управления экономикой на макро- и микроуровнях, такое количество непосредственно управляемой собственности? Представители государства предпочитают не отвечать на этот вопрос, оставляя экспертам необъятное поле для трактовок. Попробуем ответить на него.

Данная структура госсектора позволяет решать три основные функции: контрольную, перераспределительную, мобилизационную.

 

Контрольная функция

Достаточно посмотреть на структуру экспорта российский товаров, чтобы понять, что без согласия и контроля государства никакой экспорт из страны невозможен.

Доступ к газо-, нефте- и продуктопроводам жестко контролируется государственными компаниями. Экспорт вооружения регулируется и осуществляется только через РОЭ. Поставка ядерного топлива, электроэнергии, организация космических запусков — все находится под неусыпным контролем государства.

Принятие Постановления Правительства РФ об инвестировании иностранного капитала в стратегические отрасли и развитие событий вокруг «Сахалина-2» дали понять инвесторам, что без участия и контроля государства вход в любые сверхприбыльные проекты невозможен.

Имея вышеизложенные регуляторы и включая обычный набор регулирующих инструментов, государство способно в значительной мере контролировать все экономические процессы в стране.

 

Перераспределение финансовых потоков

Как в любой корпорации, всегда имеется возможность за счет внутренних цен сконцентрировать прибыль в той или иной «дочке» холдинга. Государство не является в этом исключением. Тарифное регулирование в стране способно сделать прибыльным или убыточным любой бизнес, причем на законных основаниях.

Производство цветных металлов, и в первую очередь алюминия, в России конкурентоспособно до тех пор, пока тарифы на электроэнергию значительно ниже мирового уровня, прибыльность производства минеральных удобрений регулируется стоимостью газа, прибыль черной металлургии и лесного комплекса из-за наших расстояний зависит в значительной степени от тарифов РЖД.

В свое время, анализируя работу главков Минмонтажспецстроя СССР, я пришел к выводу об искусственно созданной рентабельности Главмонтажавтоматики. Рентабельность работ, выполняемых главком, превышала 50%, причем 93% прибыли изымалось государством. Были подготовлены предложения об исключении из объемов строймонтажа стоимости оборудования и материалов и изменении распределения прибыли между главком и государством. Ответ руководства ошеломил: «Не думайте, что в Госплане СССР сидят дураки. Чем собирать прибыль с тысячи заказчиков, лучше пускай это сделает главк, а мы изымем прибыль у него».

Сегодня понимаешь незыблемость данного подхода, зачем гоняться за каждым налогооблагаемым предприятием и физическим лицом. Проще собрать деньги через тарифы и стоимость услуг, используя свое монопольное положение.

Однако мы смогли собрать деньги в ключевых сырьевых или инфраструктурных отраслях, а они нам нужны в другом месте. Для этого и существует государственный финансовый сектор, который, играя на ставках кредитов, может перераспределить финансовые потоки в любом направлении, выделяя кредиты организациям по разным ставкам, от беспредельных до сверхльготных. Для государственного холдинга это все равно что перекладывание из одного кармана в другой.

Можно и дальше пересказывать возможные каналы перераспределения прибыли внутри холдинга, именуемого государством, но суть от этого не меняется. Оно, используя свое монопольное положение в добывающем секторе и секторе инфраструктурных и других услуг, способно перераспределить прибыль и доходы любого юридического и физического лица. Поэтому перестаньте удивляться тому, что если падают мировые цены на бензин, то в России стоимость бензина или стабилизируется, или растет. Тарифы, батенька, тарифы...

 

Мобилизационная функция

По непонятно чьему определению советская экономика названа милитаризованной. Это ошибочное мнение, так как советская экономика была мобилизационной. Если посмотреть на прирост числа новых городов и производств в 50—70-е годы, строительство БАМа и других строек коммунизма, то надо признать, что СССР был способен осуществить мобилизацию ресурсов для реализации грандиозных проектов.

Совершенно понятно, что в 90-е годы подобные проекты были неподъемны для российской экономики, которая проедала запасы советского времени. Достаточно проанализировать время пуска или последней модернизации предприятий, которые стали сегодня костяком как государственных, так и частных корпораций, – оно определяется концом 70-х — началом 80-х годов. Поэтому сегодня способность концентрации ресурсов для реализации крупных проектов начинает восстанавливаться на государственном уровне из-за неспособности даже сверхкрупных частных компаний осуществить подобные проекты.

Основой для этого служат инвестиционные программы крупных государственных корпораций. Механизм реализации подобных проектов весьма прост: необходимые финансовые средства концентрируются в той или иной государственной компании или финансовой структуре. Направление прибыли на выплату по акциям или развитие производства определяется советом директоров. При направлении прибыли на инвестиционную программу в бюджет попадает только налог на прибыль, а прибыль государства как собственника имущества, минуя бюджет, поступает в инвестиционную программу компании.

Примечательно, что инвестиционные программы по наиболее крупным государственным компаниям только несколько лет назад стало утверждать Правительство РФ. При нехватке собственных средств компании можно взять кредит по льготным условиям у государственных банков или за рубежом. В этом случае зарубежный кредит оформляется на конкретную государственную компанию и не требует каких-либо разрешений, так как не является государственным, хотя в случае чего его придется покрывать государству «по определению». (Совокупный долг как государства, так и других юридических лиц в 2006 г. составил более 1/4 трлн долл.)

В крайнем случае эти деньги, как в случае с оборонным заказом, можно провести через федеральный бюджет для создания необходимого спроса для предприятий ВПК.

О направленности инвестиционных программ можно судить по собственности компаний, в которых смешаны как профильные, так и непрофильные для компаний, но не для государства, активы (СМИ, Транссвязь, автомобилестроение, металлургия и т.д.).

Объемы и размеры инвестиционных программ помогают оценить основные параметры программы РАО ЕЭС. Уровень энергопотребления в России в 2006 г. вырос и превысил уровень потребления в 1992 г., в 2007 г. превысит уровень потребления 1990 г. Однако за прошедшее время рост энергетических мощностей составлял в 2000—2005 гг. по 1,7%, а в 2006 г. — 4,2%. Энергетика в ряде регионов уже стала ограничителем развития экономики. Программой планируется ввод до 2011 г. мощностей в объеме 40,9 гВт (для сравнения: в 2006 г. введено 1,25 гВт, в 1985 г. — 8,9 гВт). Стоимость программы до 2011 г. составит 3 трлн руб. Средства на реализацию программы помимо собственных средств РАО ЕЭС планируется получить за счет выпуска IPO, кредитов, продажи активов, государственно-частного партнерства.

Я не собираюсь критиковать данную программу, она во многом рациональна и вызвана экономической необходимостью. Просто хочется отметить, что государству сегодня стало под силу осуществлять сложные и дорогостоящие программы, концентрируя усилия на критических направлениях развития экономики. По существу, образован государственный холдинг под руководством общества с ограниченной ответственностью «Правительство РФ».

 

 

Классификация госкомпаний-монополистов

 

·       Транспортная инфраструктура: РЖД, «Газпром», «Транснефть», «Транснефтепродукт», «Госкорпорация по организации воздушного движения».

·       Коммуникационная инфраструктура:

·       — связь — «Связьинвест», «Почта России», ФАПСИ, собственные системы связи Минобороны РФ, ОАО «Газпром», РЖД, РАО ЕЭС;

·       — энергетическая — РАО «ЕЭС России», «Росэнергоатом», ТВЭЛ.

·       Добыча и экспорт сырья: ОАО «Роснефть», алмазная монополия – ОАО «АЛРОСА», ОАО «Газпром», нефтяная компания «Газпромнефть» (бывшая «Сибнефть»). По данным ОЭСР, госкомпании контролируют 33% добычи нефти и 80% газа в России.

·       Оборонно-промышленный комплекс: «Росавиакосмос», судостроение, авиационная промышленность, ФГУП по видам вооружений. Уже несколько лет государство пытается объединить предприятия ВПК в холдинги, специализирующиеся на производстве отдельных видов вооружения. Процесс этот идет не такими темпами, как хотелось бы.

·       Финансовый комплекс: государственные банки, негосударственные пенсионные фонды и страховые компании, прежде всего Сбербанк, Внешторгбанк, Россельхозбанк, Газпромбанк, Внеш-экономбанк, Еврофинанс-Моснарбанк, Росэкимбанк, Российский банк развития, НПФ «Газпром», «СОГАЗ» и т.д. Всего около двух десятков государственных кредитных организаций, причем их доля в совокупных активах сектора приближается к 40%.

Сбербанк контролирует около 54% рынка банковских вкладов физических лиц. Группировка госбанков активно растет. Внешторгбанк, в свое время купивший ГУТА-банк и преобразовавший его в ВТБ24, в этом году поглотил санкт-петербургский Промстройбанк. Газпромбанк объявил о своих планах купить в разных регионах России 3—5 мелких банков и преобразовать их в свои филиалы. В будущем году ряд этих банков (ВЭБ, Росэкимбанк, Российский банк развития) войдет в создаваемую Национальную корпорацию развития (Банк развития), которая, кроме прочего, станет оператором созданного при федеральном бюджете Инвестиционного фонда.

·       Информационный комплекс: включает в себя ВГТРК с радио- и телеканалами, холдинг «Газпроммедиа», контролирующий многие средства массовой информации (НТВ, «Известия», «Эхо Москвы» и др.), РАО ЕЭС (REN TV и др.), «Российскую газету» и другие издания.

·       Сегодня происходит формирование новых государственных секторов с использованием как ядра ФГУП «Рособоронэкспорт» (РОЭ). Казалось бы, монопольная структура, призванная контролировать и оказывать услуги в области экспорта вооружения, не должна выполнять роль собственника, однако в последнее время именно эта организация становится центром новой корпорации. РОЭ продвинулся далеко за пределы ВПК. Он приобрел контрольный пакет акций АвтоВАЗа, за 700 млн долл. выкупил 66% корпорации «ВСМПО-Ависма», единственного в России производителя титана. РОЭ продолжает создание вертолетостроительного холдинга на базе своей дочерней компании «Оборонпром». «Оборонпром» купил электромашиностроительный завод «ЛЕПСЕ». В конце 2006 г. «Оборонпром» начал сделку по выкупу более 20% акций ОАО «Казанский вертолетный завод», после ее завершения «Оборонпром» получит контроль над одним из крупнейших вертолетных заводов России.