1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1170

Стоящий пред Богом

Стоящий пред Богом

Когда-то, очень давно, за тысячу лет до рождества Христова, в царствование легковерного царя Ахава, народ Израиля уклонился от Бога. Жена Ахава, Иезавель, привезла с собой из Финикии культ поклонения Ваалу и Астарте — рогатому богу Солнца и богине Луны и любви, служба которым сопровождалась кровавыми жертвами и гнусными оргиями. В тогдашней столице Израиля Самарии был выстроен храм Ваалу, и около тысячи пророков его и Астарты были взяты на царское иждивение. Имя Господа Бога перестало упоминаться и прославляться людьми, поклоняющимися истуканам, а оставшиеся верными древним заветам вынуждены были скрывать свои настоящие чувства или прятаться в недоступных горных пещерах. В такое-то страшное безбожное время явился к ослепленному Иезавелью Ахаву грозный судья, верный Господу Илия, с горящими ревностью по Боге глазами и страшным пророчеством на ближайшие три с половиной года. «Жив Господь Бог, пред которым стою! — сказал он. — И не будет в царстве твоем ни росы, ни дождя, разве только по слову моему». И, сказав так, удалился, скрывшись от царской ненависти за Иордан, в то место, где впадает в него один из притоков. Между тем пророчество Илии начало сбываться. Уже к концу первого года земля настолько иссохла, что перестала кормить людей. Иссяк и приток Иордана, из которого черпал воду сам Илия. И по слову Господню отправился он в Сарепту, приморский город в Финикии: проживавшая там бедная вдова должна была приютить его.

Он встретил ее у ворот города собиравшей дрова и попросил воды и немного хлеба. Горсть только муки в кадке и чуть масла в кувшине — вот все, что было съестного в доме вдовы. На один раз приготовить ей с сыном еды и потом уж готовиться к смерти. Но жив был Господь, и Илия стоял пред Ним. И сделалось так, что неистощимыми горстью муки и остатками масла питались и вдова с сыном, и Илия до того времени, как посланы были на землю Израиля и дождь, и роса.

Случилось во время пребывания Илии в Сарепте и еще одно чудо, не менее удивительное. Тяжело заболел сын вдовы, так что «не осталось в нем дыхания». «Ты пришел ко мне напомнить грехи мои и забрать сына», — посетовала Илие убитая горем вдова. Он же взял с ее рук бездыханное тело, принес в горницу, где жил, и положил на свою постель. И сделав так, слезно воззвал к Господу с просьбой возвратить душу отрока. И сын вдовы ожил! Так убедилась она окончательно, что гость ее — человек, стоящий пред Богом, и что слово в устах его — истинно.

Есть Бог!

На третий год в царстве Ахава свирепствовал уже сильнейший голод. В отчаянии он делил с управляющим дворцом Авдием дороги, по которым должны были они отправиться на поиски воды и травы для прокорма скота. И тогда же Илие был голос, повелевший показаться Ахаву с обещанием скорого дождя. Но случилось так, что встретил направляющегося к царю Илию не Ахав, а Авдий, тайно сохранивший веру в Господа Бога. «Пойди к царю и скажи, что я здесь», — сказал ему Илия. «Чем же я провинился, что ты отдаешь меня на верную смерть? — отвечал ему тот, пав ликом на землю. — Ахав ищет тебя все три года, и куда только не посылал людей, чтобы отыскать, а теперь ты говоришь: «Пойди и скажи!» Да он убьет меня, если Дух Господень опять унесет тебя не знаю куда!»

И все же Авдий пошел к Ахаву. И в этот же день состоялась встреча царя с пророком. «Ты ли это, смущающий Израиль?» — спросил Ахав. «Не я, а ты смущаешь его тем, что идешь за Ваалом, — отвечал ему Илия. — Теперь же собери народ на горе Кармил и призови туда идоловых пророков, питающихся от стола Иезавели. Увидишь, что будет!»

Вид ли пророка, решительность ли его слов, отчаянность ли положения, но что-то заставило Ахава послушаться. И, когда собрался народ у горы Кармил, Илия предложил ему сделать выбор. «Долго ли хромать вам на оба колена? — сказал он. — Или Бог или Ваал? Решайте! Я здесь один против сотен пророков Ваала. И пусть нам приготовят двух тельцов для жертвы, но огня никому не дадут. И пусть они призовут имя своих богов, а я призову Своего, пред которым стою. Давший ответ посредством огня и есть истинный Бог!»

До самого вечера призывали жрецы Ваала: «Услышь нас!». И прыгали, и притопывали, и скакали, и кололи себя ножами до крови, но не было им ни огня, никакого другого ответа. «Кричите громче, — смеялся над ними Илия. — Может быть, ваш бог спит, так он проснется!»

Когда все собравшиеся уже убедились в тщетности попыток пророков Ваала, Илия призвал народ подойти поближе к своему жертвеннику, который приказал напитать водой трижды. И по молитве пророка ниспал огонь и пожрал сырые дрова, и скопившуюся воду, и даже камни, из которых был сооружен жертвенник. «Есть Бог!» — завопил народ, пав ниц, а Илия приказал схватить пророков Вааловых, чтобы придать их смерти. И только после этого сообщил Ахаву благостную весть: «Иди, ешь и пей, ибо слышен уже шум дождя!»

Огненная колесница

Узнавшая от Ахава об убийстве вааловых пророков Иезавель послала к Илие сказать, что пусть еще большее сделают ей ее боги, если не сделает она с его душей того, что сделано было с питающимися от ее стола жрецами. И пришлось удалиться Илие от гнева царицы.

В Вирсавии, отошедши в пустыню, он просил Господа о смерти: «Довольно уже, возьми душу мою», но, заснувши под можжевеловым кустом, наутро проснулся. И нашел подле себя кувшин с водой и лепешку.  Сорок дней и сорок ночей шел он потом до Божией горы Хорив. И встал там пред лицом Бога. И был сильный ветер, раздирающий скалы, и было землетрясение, и был огонь, но не в них был Господь, а в веянии тихого ветра... Все это сподобился увидеть Божий человек Илия, и еще узнал он здесь о семи тысячах верных мужей, оставленных среди израильтян, не преклонивших пред Ваалом колен, и об Азаиле, которого должно было помазать на Сирийское царство, и об Ииуе, которого следовало помазать в царя Израиля, и о своем преемнике Елисее...

Как сказано было Господом, так и исполнилось. Но прежде другого был взят пророком от двенадцати пар волов, с которыми обрабатывал он свою землю, Елисей, ставший свидетелем необыкновенного вознесения учителя.

В последнем своем служении Илия вновь был призван стать обличителем Ахава и Иезавели, организовавших нечестивый суд над владельцем виноградника, чтобы присвоить его участок. Пророчества Илии в этот раз настолько грозны, что пораженный Ахав, услышав их, разодрал на себе одежды...

Ахаву было предсказано, что будет истреблено у него все, что живет и дышит, а Иезавели — что ее съедят псы! И вступившему на престол сыну Ахавы, Охозии, трижды посылавшему схватить пророка, за поклонение Вельзевулу Илия успевает предсказать нечестивую смерть.

То, что должно было свершиться с самим Илией, свершилось у реки Иордан. Он шел с Елисеем, беседуя, и вдруг огненная колесница и огненные кони их разделили, и Илия в вихре понесся на небо. Тщетно потом искали его тело на земле. Он был уже там, далеко, в горних высотах...

 

* * *

По верованию Церкви, Илия вновь явится на землю перед вторым пришествием. Соответствующее указание есть у пророка Малахии: «Вот Я пошлю к вам Илию Пророка, пред наступлением дня Господня, великого и страшного...»