1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3036

Разруха в головах!

В сфере жилищно-коммунальных услуг возникают подчас весьма абсурдные ситуации, и это сильная головная боль Правительства.

 

Первое, что приходит на ум обычному человеку при словах «жилищно-коммунальное хозяйство», — это не национальный проект, а домоуправление. Домоуправление — неотъемлемая часть нашего ежедневного существования. Отсутствие горячей воды, протекающие потолки, грязные подъезды и холодные батареи заставляют вспоминать о тех, кто должен бы об этом беспокоиться. Вспоминаются еще и очереди, в которых приходится постоять, чтобы заплатить за все удобства, не всегда предоставляемые в полном объеме и с должным качеством.

А первый управдом, который приходит на ум при слове «домоуправление», — Швондер из двухсерийного художественного телефильма Владимира Бортко «Собачье сердце» по мотивам одноименного произведения Михаила Булгакова.

Швондер — персонаж очень активный. Целыми днями он и его подчиненные (товарищи Вяземская, Пеструхин и Шаровкин) занимаются именно тем, чем положено домоуправлению, а именно управляют жизнью калабуховского дома в прямом смысле этого слова. Они придумывают имена детям жильцов, продают газеты (опять же жильцам) в пользу детей Германии, поют песни, тем самым поднимая товарищеский дух, и пытаются всю жилплощадь поделить по каким-то собственным меркам.

Главной занозой в правом деле Швондера является светило науки — профессор Преображенский, занимающий аж 7 комнат и требующий 8-ю под библиотеку. Справедливый и ответственный управдом считает, что это перебор, а его помощница Вяземская, «женщина, переодетая мужчиной», приводит в пример Айседору Дункан, у которой нет столовой!

Но так получается, что профессор Филипп Филиппович Преображенский жить, как Айседора Дункан, не желает. Он имеет возможность позвонить некоему Петру Александровичу, который уладит все бытовые проблемы при помощи «окончательная бумажки. Фактической. Настоящей!», при которой «ни Швондер, ни кто-либо другой» не посягнет на необходимые 7 комнат.

Квартира профессора была для управдома недосягаемой территорией до момента появления в ней Полиграфа Полиграфовича Шарикова. В прошлом новый сосед Филиппа Филипповича был дворовым псом Шариком, которого Преображенский привел к себе в квартиру для эксперимента по омоложению. Но после операции безобидный пес превратился в человека с пагубными наклонностями и дурным характером.

За воспитание нового жильца незамедлительно принялся управдом. Сначала он помог ему в выборе имени, далее надоумил получить документы. После чего Шариков вознамерился прописаться в квартиру профессора Преображенского. До полного абсурда дошло, когда Швондер вручил своему новоявленному другу книгу «Переписка Энгельса с Каутским». Апофеозом стало назначение Шарикова на должность «заведующего подотделом очистки города Москвы от бродячих животных (котов и пр.) в отделе МКХ».

Ситуация с домоуправлением в калабуховском доме стала абсурдна и безвыходна. Два человека с университетским образованием не в силах что-либо сделать, так как вроде все по закону. Неизвестно, почему свет в квартире Преображенского «аккуратно гаснет два раза в месяц», но это не мешает всему составу домоуправления исправно петь песни по вечерам, а не оказывать услуги ЖКХ. По этому поводу доктор Борменталь философски заявляет, что во всем виновата разруха. И вот тогда профессор разражается страстным монологом:

«Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе и не существует! Это вот что: если я, вместо того чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха. Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнется разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах!»

Эта ключевая фраза актуальна и по сей день для нашего ЖКХ.

«ЭЖ» (см. № 45 за 2007 г., стр. 1) уже писала о том, что ни набор, ни качество услуг ЖКХ не меняется десятки лет, то есть практически со времен профессора Преображенского. И все потому, что в головах разруха.

Теперь приходится проводить реформу. И если раньше свет гас два раза в месяц, то теперь в некоторых местностях России его не бывает вообще.

В городах и весях срочно формируют ТСЖ — товарищества собственников жилья в многоэтажных домах, без которых государственная корпорация «Фонд реформирования ЖКХ» не даст деньги на капитальный ремонт аварийного жилья и на переселение людей из ветхих сооружений. Ни в центре, ни на местах не знают, считать ли товариществами соседей по двухквартирному дому, но 5% ТСЖ от общего списка квартиросъемщиков вынь да положь — иначе денег не видать.

Однако и созданным с грехом пополам ТСЖ несладко — им отказывают в управлении домом. Со всех чиновных трибун гремит требование, что этим должны заниматься профессионалы, объединенные в управляющие компании (УК). И нынешние ДЭУ и ЖЭКи с молчаливого благословения властей разных мастей опять же срочно превращаются в УК. И… остаются во власти городских властей.

Все настолько запуталось, что наводить порядок надо с самого начала — с разрухи в головах тех, кто придумывает эти правила, по которым живет ЖКХ.