1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 900

Сохранить баланс

Прошло уже больше года с того момента, когда Правительство России приняло Правила функционирования розничного рынка электроэнергии. О том, к каким изменениям привело реформирование системы продаж электроэнергии и чего стоит ожидать потребителям, рассказывает генеральный директор ОАО «Челябэнергосбыт» Вячеслав СЕРЁДКИН.

 

— Вячеслав Павлович, не могли бы вы подвести первые итоги работы в условиях розничного рынка электроэнергии?

— Пожалуй, только сейчас мы почувствовали истинное «дыхание» рынка. Однако доля свободного сектора еще невелика и составляет около 10%. Вот когда рынок достигнет 30—40%, можно будет говорить предметно и делать выводы. Пока же могу констатировать лишь то, что мы полностью управляем рыночным процессом и держим ситуацию под контролем.

 

— Что во время работы на конкурентном оптовом рынке стало для вас неожиданным?

— В первую очередь неоднозначная расстановка сил на рынке. По замыслу авторов реформы, цена должна складываться исключительно в зависимости «спрос — предложение». Однако это из области чистой экономики, в действительности же мы имеем дело с произвольным подходом. Вчастности, оптовые генерирующие компании (ОГК) диктуют слишком высокие цены. И если в 2006 г. свободная цена складывалась ниже регулируемой, то с января 2007 г. она стала стабильно высокой.

Вывод такой: пока рынок не перевалит через золотую середину, ситуация будет разворачиваться не в пользу сбытов.

— Это единственная проблема, связанная с применением на практике новых Правил?

— Трудностей более чем достаточно. Серьезной проблемой стали пробелы в нормативной базе. Так, с февраля прошлого года Некоммерческое партнерство «Администратор торговой сети» для субъектов оптового рынка ввело рынок мощности. И теперь за покупку сверхплановых объемов нужно платить другую цену. И это при отсутствии идеологии, норм, методик, правил трансляции на розницу.

В результате возникают разночтения в толковании, в оценках. Для решения спорных вопросов с потребителем приходится прибегать и к судебным разбирательствам.

 

— Главный субъект нового рынка электроэнергии — гарантирующий поставщик. У него множество обязанностей, но есть, наверное, и какие-то преимущества, ради которых энергосбытовые компании стремятся получить этот статус?

— Плюсы только в том, что гарантирующий поставщик имеет фиксированную сбытовую надбавку за социально значимых потребителей, так как гарантирует им бесперебойное энергоснабжение. Однако есть и фактор, который не стоит упускать из виду, — при имеющем место перекрестном субсидировании между населением и промышленностью на предприятия ложится бремя дополнительных затрат. А потому крупный потребитель все время думает о том, как бы уйти к независимой энергосбытовой компании. Потеря же крупных промышленных предприятий и для нас, и для оставшихся с нами нежелательна.

Если сегодня потребитель ошибается с заказом мощности, необходимо как-то минимизировать его затраты за счет оптимизации своих затрат. Мы руководствуемся принципом: лучше иметь платежеспособного клиента, чем, задавив его штрафными санкциями, выжать необходимые деньги и тем самым подорвать его бизнес.

 

— Как вы относитесь к появлению новых и инорегиональных энергосбытовых компаний в Челябинской области?

— Отрицательно. Сбыт электроэнергии исторически имел территориальную привязку. Социальная функция энергетики всегда обязывала работать в тандеме с региональной властью. Выстроены и урегулированы взаимоотношения со всеми сторонами, налажены конструктивные связи.

Между тем сегодня, работая в конкурентном секторе, мы прекрасно понимаем, что эта система будет меняться. Реформа российской энергетики предполагает, что в перспективе сбытовые компании станут преимущественно частными и будут работать в конкурентной среде. А значит, приход новых игроков — это будущее. Поэтому не только к нам в Челябинскую область будут приходить новые компании, но и мы станем заходить на другие территории и завоевывать рынок.