1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1611

Закон мало принять, его надо применять

Готовящаяся Правительством этим летом корпоративная реформа, частью которой является прошедший первое чтение в Государственной Думе законопроект об усилении административной ответственности участников финансового рынка, подготовленный ФСФР, должна усилить персональную ответственность менеджмента компаний за убытки, причиненные акционерам. Эта цель аналогична задачам, которые были поставлены перед разработчиками известного своими драконовскими мерами американского закона Сарбейнса — Оксли (более известного как SOX).

Законодательный акт Sarbanes — Oxley наводит страх на менеджеров компаний, работающих далеко за пределами США: с 2005 г. он распространяется и на нерезидентов. Закон значительно ужесточил личную ответственность финансовых директоров и менеджеров публичных компаний за составляемую ими финансовую отчетность. Если хочешь привлекать акционерный капитал на американском фондовом рынке — будь любезен, докажи, что система внутреннего контроля за достоверностью финансовой отчетности твоей компании эффективна. Поэтому все компании, размещающие свои акции на биржах США, должны вводить процедуры, рекомендованные SOX, в том числе и в дочерних или «внучатых» компаниях, расположенных и на отдаленных от Северной Америки континентах.

Принятие этого закона стало реакцией на громкий скандал с подтасовками, приведшими к банкротству печально известную компанию «Энрон». А тот факт, что фальсификацию отчетности «не замечал» внешний аудитор «Энрона» «Артур Андерсен», заставил американских законодателей задуматься: почему существующие законы не могут воспрепятствовать мошенничеству менеджмента корпораций?

Важность этой проблемы для американской экономики подтверждает тот факт, что за создание нормативного документа, который смог бы сделать компании «прозрачными» для инвесторов, а аудит — действительно независимым, взялись представители конкурирующих партий: сенатор-демократ Пол Сарбейнс и конгрессмен-республиканец Майкл Оксли, имена которых и стоят в названии закона. Их задачей было разработать и ввести в законодательство проактивные меры, которые позволили бы предупредить или хотя бы остановить на ранней стадии попытки ввести в заблуждение акционеров и других стейкхолдеров.

В результате 66-страничный закон обязывает все компании, желающие включить свои акции в котировочные списки американских фондовых бирж, предпринять, в частности, следующие меры:

  • проводить регулярный аудит системы внутреннего контроля за достоверностью финансовой отчетности;
  • вводить в компаниях «горячие линии», с помощью которых сотрудники могли бы докладывать совету директоров о незаконных действиях коллег или руководства или о поступивших к ним предложениях нарушить закон. При этом информаторы должны быть защищены от увольнения или других форм преследования. Следить за этим должны специально нанятые компаниями омбудсмены.

На прошедшей недавно в Москве конференции «Корпоративное управление и глобализация мировой экономики» присутствовали разработчики закона SOX. Экс-сенатор Пол Сарбейнс ответил на ряд вопросов специально для «ЭЖ».

— Господин Сарбейнс, насколько закон SOX эффективен? Среди специалистов бытует мнение о том, что его требования — это формальность…

— Я считаю, что закон эффективен, но то, как он применяется, — отдельный вопрос. Действительно, некоторые аспекты практического применения закона необходимо улучшить. Комиссия по ценным бумагам США (SEC) и PCOB работают над поправками в законе.

— Соответствие требованиям закона Сарбейнса — Оксли обходится компаниям, котирующимся на американских биржах, слишком дорого. Так, для постановки системы внутреннего контроля необходимо привлекать дорогостоящих консультантов. Стоит ли ожидать послабления требований закона в связи с кризисом на мировом финансовом рынке?

— Действительно, самое большое недовольство связано с дороговизной организации процедур внутреннего финансового контроля за достоверностью финансовой отчетности. Публичные компании стремятся снизить расходы на его обеспечение, и, я думаю, в скором времени им это удастся сделать. Но все же каждая компания, даже небольшая, должна иметь эффективную систему внутреннего контроля. Вы бы стали вкладывать деньги в компанию, у которой ее нет? Вряд ли.

— Тем не менее многие компании, в том числе российские, всерьез обсуждают возможность покинуть Нью-Йоркскую фондовую биржу и перейти на Лондонскую, поскольку выполнение требований SOX снижает их конкурентоспособность не только из-за дополнительных расходов, но и за счет большей прозрачности.

— Да, я знаю об этом, однако в то же время группа английских институциональных инвесторов обратилась к местной финансовой общественности, заявив о своих опасениях по поводу многочисленных IPO, которые планируются в Лондоне. По их мнению, на рынок выходят компании, не имеющие адекватной системы корпоративного управления, в частности внутреннего финансового контроля. Такие компании представляют реальную опасность, так как могут быть впутаны в скандал и испортить репутацию Лондонской биржи.

— SOX рекомендует публичным компаниям внедрять систему сообщений о фактах нарушения закона и коррупции. Это действительно работает?

— Некоторые корпоративные мошенничества очень сложно выявить. И если кто-то внутри компании сможет сообщить о нарушениях, то мы должны обеспечить его защиту. Только тогда информация, предупреждающая преступление, пойдет совету директоров. Кроме того, все публичные компании обязаны иметь систему защиты информаторов. Поэтому система работает, но могла бы работать еще лучше: мы все еще находимся в процессе ее совершенствования.

 

Специально для еженедельника

«Экономика и жизнь»

главный редактор журнала

«Риск-менеджмент»

МИХАИЛ ЛОЗОВСКИЙ

 

ЦИТИРУЕМ ЗАКОНОПРОЕКТ

К манипулированию ценами на рынке ценных бумаг относятся следующие действия, совершенные одним или несколькими лицами, в результате которых повышается, понижается и/или поддерживается цена ценной бумаги либо повышается, понижается и/или поддерживается предложение или спрос на ценную бумагу либо объем торгов ценными бумагами:

 

1. Распространение через средства массовой информации (в том числе электронные) и информационно-телекоммуникационные сети общего пользования (включая сеть Интернет) или любым иным способом ложных либо вводящих в заблуждение сведений, оказывающих влияние или способных оказать влияние на спрос и/или предложение на ценную бумагу, цену ценной бумаги или объем торгов ценной бумагой.

2. Cовершение на организованных торгах сделок с ценными бумагами по цене (ценам), имеющей существенное отклонение от цены соответствующей ценной бумаги, сложившейся на организованных торгах в тот же день (далее — текущая цена), при условии, что сделки были совершены от имени и/или за счет лиц, между которыми (или их сотрудниками) существовало предварительное соглашение (договоренность) о покупке (продаже) ценных бумаг по ценам, имеющим существенное отклонение от текущей цены. При этом критерии существенности отклонения цен от текущей цены устанавливаются нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг в зависимости от вида, ликвидности и/или рыночной стоимости ценной бумаги. Требования настоящего подпункта применяются к организованным торгам, сделки на которых заключаются на основании заявок, адресованных всем участникам торгов, в случае если информация о лицах, подавших заявки, а также о лицах, в интересах которых были поданы заявки, не раскрывается другим участникам торгов.

3. Одновременное либо последовательное выставление заявок за незначительный промежуток времени в течение торгового дня, направленных на введение в заблуждение участников рынка или инвесторов, в результате чего в торговой системе появляется две или более заявки противоположной направленности, которые подаются за счет одного и того же лица и в которых цена покупки ценной бумаги выше либо равна цене продажи такой же ценной бумаги в случае, если на основании указанных заявок совершены сделки.

4. Неоднократное совершение двумя или более участниками торгов в собственных интересах либо за счет одного и того же клиента двух или более сделок (сделок, в которых каждый из участников торгов выступает и в качестве покупателя, и в качестве продавца одной и той же ценной бумаги по одинаковой цене и в одинаковом количестве) за незначительный промежуток времени в течение торгового дня при неизменной конъюнктуре рынка, не имеющих очевидного экономического смысла или очевидной законной цели хотя бы для одного из участников торгов (либо их клиентов), а также выдача клиентом одному или нескольким участникам рынка поручений (распоряжений) на совершение в его интересах двух или более сделок с одной и той же ценной бумагой, в которых покупатель и продавец действует в его интересах при совершении сделок.

5. Неоднократное в течение торгового дня выставление участником торгов в собственных интересах либо за счет одного и того же клиента заявок, направленных на введение в заблуждение участников рынка или инвесторов, имеющих наибольшую цену покупки либо наименьшую цену продажи, в результате чего совершаются или могут совершаться сделки, приводящие к существенному увеличению или снижению цены ценной бумаги, если соответствующие заявки на покупку или продажу от иных участников торгов, не участвующих в совершении сделок с указанным участником торгов, не оказывают существенного влияния на цену ценной бумаги.

6. Неоднократное неисполнение участником торгов обязательств по сделкам с ценной бумагой, заключенным в течение торгового дня в собственных интересах либо за счет клиентов, если заключение указанных сделок привело к существенному увеличению или снижению цены ценной бумаги, при условии, что сделки, заключенные без участия указанного участника торгов, не оказывают существенного воздействия на цену ценной бумаги.

7. Совершение в течение одного дня сделки (сделок) с ценными бумагами, не соответствующей конъюнктуре рынка, в интересах одного и того же участника торгов или за счет одного и того же клиента, в результате исполнения обязательств по которой не меняется владелец ценных бумаг.

8. Выставление участником (участниками) торгов заявок на совершение сделок по покупке или продаже ценных бумаг от своего имени и за свой счет, от имени клиента и за счет клиента или в качестве управляющего за счет средств учредителя управления, которые направлены на введение в заблуждение участников рынка или инвесторов, в результате чего заключаются сделки, направленные на поддержание цены на ценные бумаги на уровне, не соответствующем текущей цене, которая сформировалась бы без учета соответствующих заявок, за исключением сделок, совершаемых участниками торгов во исполнение договоров с организаторами торговли и/или эмитентом (управляющей компанией акционерного инвестиционного фонда или паевого инвестиционного фонда) и при условии раскрытия информации о наименовании участника торгов, совершающего такие сделки, а также иной информации, предусмотренной нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

9. Совершение участником торгов в собственных интересах либо за счет одного и того же клиента сделок или выставление заявок на совершение сделок по покупке или продаже ценных бумаг в течение периода, определенного нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, которые оказывают существенное воздействие на цену открытия и цену закрытия по соответствующей ценной бумаге при том, что совершение сделок и/или выставление заявок иными участниками торгов, с которыми отсутствуют предварительные соглашения (договоренности) о совершении таких действий, осуществляется по ценам, соответствующим общему уровню цен, сложившемуся до момента расчета цен и индексов открытия и закрытия, в результате чего инвесторы, действующие исходя из таких цен, вводятся в заблуждение.